Америка показала: что смотрели и покупали на ярмарке The Armory Show в Нью-Йорке

Дарья Горшкова Forbes Contributor
Фото DR
Цены, тренды, авторы, инвестиции арт-рынка

В Нью-Йорке посмотреть стенды The Armory Show пришли 65 000 человек. Среди посетителей — София Коппола, Джеймс Франко, Джулианна Мур, Раф Симонс, Сьюзан Сарандон, Массимилиано Джони и Маурицио Кателлан. Что они увидели и что купили?

Нет скучным арт-ярмаркам и рутине — один из главных тезисов нового директора Николь Берри, возглавившей The Armory Show в конце 2017 года. Прежний глава ярмарки, австралиец Бенджамин Джинокчио, после двух лет работы c The Armory Show подал в отставку: пять сотрудниц обвинили его в харассменте. Новый директор, Берри затеяла большие перемены: сократила число галерей — 198 против прошлогодних 210, — пригласила читать лекции куратора Ханса-Ульриха Обриста, а галеристу и экс-директору лос-анджелесского музея MOCA Джеффри Дейчу поручила выбрать главного героя ярмарки. Тот не раздумывая назвал француза JR, чьи черно-белые фотографии хорошо известны. «Искусство JR создано для всего мира, а не просто для арт-ярмарки», — отметил Дейч. Черно-белая некоммерческая инсталляция JR украшала вход на Pier 92/94 — территорию больших сделок и денег, искусства музейного уровня и правильных знакомств. Что скрывалось за этим фасадом и кому коллекционеры отдавали свои тысячи и миллионы.

Среди 198 галерей-участников — 66 новичков. Некоторые вернулись после перерыва — Gagosian Gallery показала «телевизоры» пионера видеоарта Нама Джуна Пайка, галерея Perrotin посвятила стенд двум художникам — американке Лесли Хьюитт и бельгийцу Питеру Вермеершу. «Хьюитт — новая художница галереи, — рассказал Forbes Life Perrotin Люсьен Терра. — Ее работы есть в собрании MoMA и других крупных музеев, но мы показываем особенную серию черно-белых снимков, Хьюитт редко работает этой технике. Эти снимки существуют в пяти экземплярах, стоят $10 000». Вермеерша, украсившего стенд галереи нежным принтом, Эммануэль Перротен продавал за $6 000 — $37 000. Все работы отправились в частные собрания, Вермеерша приобрел коллекционер из Массачусетса.

Питер Вермеерш в галерее Perrotin

«Наши цены — не секрет, — говорит Арне Эман, исполнительный директор галереи Thaddaeus Ropac Gallery из Зальцбурга. — Все, что вы видите, стоит $100 000 до $1 млн. Снимок Роберта Лонго мы продали за $650 000, полотно Алекса Катца — за $550 000. Самая дорогая работа за $1 млн принадлежит кисти Джеймса Розенквиста, крупнейшего деятеля поп-арта». Наряду с ней, ушедшей на ярмарке за $1 млн, галерист Тадеуш Ропак представил чуть более доступные работы Георга Базелица, Тони Крэгга и Кори Аркангела.

Фигуры беженцев, запечатленных на острове Эллис в прошлом веке, JR поместил на фасад The Armory Show с подачи галериста, арт-дилера и куратора Джеффри Дейча. Стенд его галереи на ярмарке был посвящен работам француза — под хэштегом #soclosearmory JR показал инсталляции разных размеров, оцененные в сумму от $22 000 до $140 000. «Стрит-арт — это искусство о людях, — заявил JR со сцены Armory Live. — Мои герои в первом ряду, глядя на них, вы видите весь мир». JR заново изобрел стрит-арт, который надоел своим однообразием и повторяемостью, и расширил понимание того, как можно использовать фотографию.

Как скоро сделки между коллекционерами и галеристами будут проводить в криптовалюте? Из чего строится стоимость произведений искусства и как доступно объяснить это людям, далеким от арт-рынка? Нужно ли каждому арт-дилеру десять галерей в разных уголках мира, как у Ларри Гагосяна? На эти и другие вопросы ответили спикеры первой лекции из программы Armory Live. Среди них — галерист Марианна Боэски и коллекционер Мэделин Хоффман. Галеристы признаются, что пока не очень сильны в криптовалютах, но арт-рынку, похоже, не удастся их миновать. Марианна Боэски предлагает брать пример с нью-йоркского арт-дилера Мариан Гудман. Гудман не строит международную империю, но в свои 80 лет (хотя она утверждает, что ей всегда 39) остается одной из самых влиятельных персон в мире искусства. По мнению Боэски, один человек не может одинаково активно участвовать в культурной жизни нескольких континентов или отдаленных городов, глубоко знать ее и понимать, поддерживать отношения с постоянными клиентами, а кроме того, в жизни есть и другие важные вещи. «Гагосян — это бренд, а это совсем другое дело», — подытоживает Марианна.

«У каждой институции — и у правительства тоже — должно быть по художнику в резиденции. Мир тогда будет совсем другим», — считает Ханс-Ульрих Обрист, глава лондонской галереи Serpentine, куратор, критик, автор книги «Краткая история кураторства». Лекция Обриста на Armory Live собрала гигантскую очередь на вход и полный зал — Ханс-Ульрих рассказал о проектах своей галереи, в том числе о временных павильонах Serpentine, которые каждый год строят приглашенные архитекторы из разных стран, своих экспериментах и мыслях о недолговечности выставок. «У них короткая жизнь, это грустно, — отметил Обрист. — Диджитал-экспозиции не имеют конца и это совсем другое дело». Развитие онлайн-выставок, «искусство для всех», свободный вход в музеи — к финалу лекции у Ханса-Ульриха Обриста сложилась своя культпрограмма.

Цикл artist talk, в котором участвовали JR, Патти Ченг, Джош Кляйн открыл 80-летний Герман Нич — ветеран венского акционизма (в 1960-х венские акционисты работали с тушами животных, кровью, экскрементами и обнаженными актерами). Искусство Нича — это и живопись, и театр с набором кровавых ритуалов. Разъяснив смысл провокационных работ — они транслировались тут же, на экране (и 50 лет спустя часть аудитории выходила из зала), — Нич пригласил зрителей участвовать в своем новом хэппенинге, намеченном на 2020 год. Несколько полотен Германа Нича, написанные акрилом или кровью, можно было увидеть и на самой ярмарке. Художника представляет нью-йоркская галерея Marc Straus.

Свою историю ярмарка отсчитывает от Арсенальной выставки 1913 года, состоявшейся сначала в Нью-Йорке, а после — в Бостоне и Чикаго. Считается, что именно с этого момента в США началось развитие современного искусства. Директор Armory Show Николь Берри отметила, что в этом году ярмарка была «воспринята с энтузиазмом и снискала успех» и, подведя итоги, приготовилась планировать юбилейный выпуск. Планируют, что в 2019-м на Armory Show будет 200 галерей из 31 страны, все такая же сильная Armory Live и VIP-программа, а еще — десятки мероприятий по всему городу на мартовской арт-неделе Armory Arts Week.

Новости партнеров