Зачем миллиардерам кроссовки: спорт как главный допинг для бизнеса
Getty Images

Зачем миллиардерам кроссовки: спорт как главный допинг для бизнеса

Getty Images
Автор книги о лидерстве «Мы здесь, чтобы победить» объясняет, почему российская бизнес-элита изменила свое отношение к спорту

«Первые 10–15 лет мужской карьеры — это, как правило, горючая смесь неумеренного трудоголизма и умеренного алкоголизма. В следующие 10–15 лет пропорции зеркально меняются: умеренный трудоголизм сожительствует с неумеренным алкоголизмом. Если и после этого ничего не менять в своей жизни, то остается лишь походкой хромой утки доковылять до пенсии и торжественно встретить возраст дожития».

Это говорит Алексей Панферов, управляющий партнер инвестиционного фонда New Russia Growth с активами на $500 млн. Восемь лет назад он был обыкновенным успешным человеком со среднестатистическим брюшком и подступающей одышкой. С тех пор кое-что изменилось. Алексей 13 раз финишировал на дистанции Ironman, выбежал из 3 часов марафон и стал первым в России финишером на дистанции Ultraman (10 км плавание, 421 км велосипед, 84 км бег). Все эти издевательства над собственным организмом не помешали ему стать еще успешнее в бизнесе.

Алексей — один из семи героев моей книги «Мы здесь, чтобы победить». О предпринимателях, для которых бизнес и спорт на выносливость — это одно и то же. А еще о том, какую гигантскую эволюцию прошла наша бизнес-элита за последние 20 лет.

Сегодня молодым стартаперам очень непросто объяснить, что в девяностые и даже в начале нулевых слово «терпение» имело стойкую негативную коннотацию. Боль, страдания, неудобства — это удел дураков. Настоящие пацаны берут от жизни все, здоровье не ценность, для хорошего самочувствия всегда есть алкоголь, а занятия спортом простительны лишь в качалке — чтобы было чем морду набить.

Теперь партнеры смотрят косо, если у тебя морда опухшая и живот пора возить на тележке

Теперь все ровно наоборот. Грубые удовольствия — удел маргиналов и неудачников. Раньше тебе не доверяли, если с тобой нельзя нажраться или в баню сходить со всеми отягчающими, теперь партнеры смотрят косо, если у тебя морда опухшая и живот пора возить на тележке. Это воспринимается как дополнительный риск.

Что же произошло за эти немногие годы? Пока я писал книгу, я слышал от своих героев много версий. Все они красивы и в чем-то даже верны, но только одна из них мне показалась исчерпывающей. Перечисляю эти версии по мере точности — от холодного к теплому.

Версия первая — медицинская

Наши предприниматели, которые стартовали в конце 1980-х, просто дожили до того волшебного момента, когда человек осознает, что здоровье все-таки существует. Не в каждую эпоху здоровье распознается как ценность. Сегодня в стране есть хоть какая-то парадигма развития, поэтому умирать молодым или даже в зрелом возрасте стало как-то не модно. И если организм сам уже не справляется с выработкой эндорфинов, то нужно ему помочь.

Умирать молодым или даже в зрелом возрасте стало как-то не модно

Версия вторая — политическая

В стране как раз никакой парадигмы развития нет, и передовые предприниматели надевают кроссовки, чтобы бежать от несвободы. Так же как их отцы и деды во времена брежневского застоя уходили в спорт, туризм, науку — туда, где нет места проклятой политике и все по-честному. Версия красивая, но почему тогда в странах Запада мы наблюдаем ту же тенденцию, причем даже с некоторым опережением. Там что — тоже бегут от несвободы?

Версия третья — экзистенциальная

Представьте на минуточку себя долларовым мультимиллионером. За деньги вы уже можете всё, вкус успеха приелся, даже если завтра ваше состояние удвоится, катарсиса вы не испытаете. Вам хочется элементарной человеческой радости. Вам хочется достичь чего-то реально невозможного, еще раз испытать то, что вы почувствовали тогда, когда заработали свои первые крупные деньги. Что может дать вам вкус реальной победы? Только спорт. Кого еще вы до сих пор не победили? Только самого себя.

Версия четвертая — социальная

Все больше предпринимателей выходят на международный уровень, а там совсем другие маркеры успешности. Там особо ценится что-то такое, чего не купишь за деньги.

IT-инвестор Леонид Богуславский занялся триатлоном в 62 года

Еще один герой моей книги, крупный IT-инвестор Леонид Богуславский, который занялся триатлоном в 62 года, рассказывает, как однажды приятель пригласил его на деловую встречу с одним крутым американским юристом, с которым Леонид давно хотел познакомиться. Его собеседник из-за джетлага отчаянно клевал носом, разговор о бизнесе, инвестициях никак не клеился. «И тут я между делом произнес слово Ironman, — рассказывает Леонид. — Юрист моментально проснулся. Выяснилось, что он тоже триатлет со стажем. В результате мы еще час разговаривали про триатлон, обменялись координатами и договорились вместе тренироваться в Калифорнии».

Версия пятая — корпоративная

Многие владельцы и топ-менеджеры компаний свое увлечение триатлоном успешно используют как инструмент HR. Глядя на своего начальника, сотрудники компании потихоньку тоже надевают кроссовки и выходят на беговую дорожку. Например, Айдын Рахимбаев, владелец крупнейшей строительной компании Казахстана BI Group, своим примером заразил почти весь менеджмент: сегодня более двухсот его сотрудников уже пробежали марафон.

За победу сотрудники получают бонус: хорошие кроссовки или крутой шоссейный велосипед

В компании действует специальная программа поощрений. За каждую новую победу сотрудники получают бонус: хорошие кроссовки, крутой шоссейный велосипед, путевку на международный старт. В результате, как признается сам Айдын, «на совещаниях я теперь почти не слышу фразу: это невозможно».

Версия шестая — предпринимательская

Чтобы выращивать бизнес, нужно выращивать себя. Любая компания — это прямое следствие масштаба и качества личности ее владельца. Ваш бизнес прекращает расти ровно в тот момент, когда вы сами останавливаетесь в своем развитии. Кто-то сошел с дистанции еще в 1990-е, кто-то не выдержал сытости нулевых, кто-то ушел в небытие после кризиса 2008 года, когда пришло время реального искусства управления. У каждого человека есть собственный предел естественного роста, после которого нужны уже какие-то специальные усилия.

В этом смысле спорт на выносливость — это допинг для бизнеса. Эффективный? Да. Побочные явления? Сильная зависимость. Я знаю уже несколько человек, которые в итоге совсем ушли из бизнеса. Абсолютно счастливы.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться