Сибирский зверь. Какие французские вина 2017 года достойны восхищения
Апрель 2017 года: в ожидании ночных заморозков на винограднике жгут факелы / Фото AFP / East News

Сибирский зверь. Какие французские вина 2017 года достойны восхищения

Игорь Сердюк Forbes Contributor
Апрель 2017 года: в ожидании ночных заморозков на винограднике жгут факелы Фото AFP / East News
Виноделы Франции прошлой весной шли на любые хитрости ради спасения урожая: разгоняли холодный воздух вертолетами, жгли свечи и солому, но заморозки ударили в полную силу. Тем прекраснее оказались вина, которые удалось изготовить мастерам Бордо

Год назад, в самом конце апреля на Бордо опустился холодный воздух, принесенный, как любая угроза в глазах европейца, с востока — сибирским циклоном. Температура воздуха на виноградниках понизилась до минус четырех, и почки, уже начавшие распускаться, замерзли. Из-за заморозков винные хозяйства Сент-Эмильона, Помероля, Грава и части Медока потеряли 30–50% урожая. Некоторые из пострадавших не смогли или принципиально не захотели выпускать вино урожая 2017 года. Без урожая остался, например, достойнейший Chateau de Fieuzal, а великий Chateau Ausone пожертвовал своими неизменными спутниками Сhateau Simard и Сhateau Haut-Simard. За многовековую историю виноделия, несмотря на технологические прорывы XX века, человек не смог найти эффективного средства борьбы с весенними заморозками.

Дым тлеющей соломы, которую начинают жечь по краям виноградника, как только прогноз предсказывает заморозки, теоретически должен стелиться по междурядьям и вытеснять холод, но его сдувает первыми же порывами ледяного ветра. Свечи, которые зажигают между лозами в попытке их отогреть, приходится расставлять через каждые 3–4 м, и складских запасов IKEA и Conforama, как правило, не хватает всем молящимся об ослаблении мороза.

Опрыскивание виноградников обыкновенной водой, чтобы ледяная «рубашка» образовалась вокруг каждой почки и защитила ее от мороза, вроде бы приносит желаемый результат, если успеть распылить воду в нужный момент. Но если заморозки длятся несколько дней, то проконтролировать сохранность спасительного слоя льда почти невозможно.

Самые обеспеченные хозяйства прибегают к помощи вертолетов: пролетая на небольшой высоте по-над лозами, они разгоняют скапливающийся внизу холодный воздух. Но разгневанные соседи, на участки которых в ряде случаев удавалось отогнать холод, угрожали ответными мерами, вплоть до рукоприкладства и применения систем ПВО.

Правило виноделов прошлого века гласит: «Если с виноградника видно море, лоза не замерзнет». Применительно к Бордо «море» из этой формулы заменяет Жиронда — обширный эстуарий в месте слияния рек Гаронны и Дордони. Весной 2017-го виноградники левого берега, расположенные ближе других к Жиронде, почти или вовсе не пострадали. Если в зоне AOC Margaux холодное дыхание заморозков почувствовали на себе лишь несколько хозяйств (Chateau Margaux отчитался «не более чем о 10%-ных» потерях), то уже в соседнем АОС Saint-Julien и в следующем АОС Pauillac особых проблем не возникло, и их вина урожая 2017 года останутся в истории как гармоничные, рафинированные и стилистически отточенные. Сухой и теплый июнь, еще более сухой и жаркий июль, август с умеренной волной осадков — почти идеальные условия для вызревания.

Вина Сен-Жюльена на дегустациях en primeur в этом году представляли собой блестящую плеяду. Все три шато Леовиля — Leoville Las Cases, Leoville Barton и Leoville Poyferre — почти на равных соревновались друг с другом в сочности плодового вкуса и шелковистости танинов, но первый еще и щедро делился богатством со своим «младшим» окружением — Le Petit Lion, Clos du Marquis и Marquise.

Пойяк в очередной раз оправдал репутацию родины самых титулованных вин Бордо. Chateau Mouton Rothschild со своей величественной свитой (Le Petit-Mouton, Clerc Milon и d’Armailhac) были показательно стройны, уверенно элегантны и аристократично сдержанны, задавая тон винам AOC Pauillac. Но и тем, кто обычно симпатизирует «второму эшелону», в этом году беспокоиться нечего. В Лонгвилле Pichon Baron представляет более мужскую структурность вкуса, а Pichon Comtesse, как принято считать, женскую утонченность. Ну а стоящие в стороне от гендерных притязаний Chateau Grand-Puy-Lacoste и Chateau Lynch Bages можно счесть классическим воплощением ориентированного на каберне стиля Пойяка.

В Граве и Сент-Эмильоне в 2017 году все обстояло сложнее. На высоте — в прямом и переносном смысле — оказались хозяйства, виноградники которых расположены хотя бы на несколько метров выше и до которых не добрался холодный воздух. Лучшие примеры — Chateau Haut-Brion, Chateau Pape Clement и Chateau Haut-Bailly.

Среди правобережных «грандов» самое уверенное и стилистически безукоризненное вино 2017 года показал Сhateau Cheval Blanc, в ассамбляже которого доля сорта «мерло» в этот раз чуть больше обычного, а процент «каберне-фран» немного меньше.

В созвездии замков Кристиана Муэкса, как всегда, незыблемы Trotanoy, Belair-Monange и La Fleur-Petrus. В их послевкусии минеральность, вероятно, может показаться несколько более обнаженной, чем в благополучные годы, но плодовая ароматическая линия очерчена все так же тонко и точно. Каким образом великому маэстро правого берега удается этого достичь, вопреки всем обстоятельствам места и времени, представить действительно сложно.

Достоинство вин становится более очевидным, если в погодном катаклизме разглядеть вызов природы творению рук человеческих, а в бокале вина — благодарный ответ на этот вызов окруженного любовью винного терруара. Мягкую волну тепла, идущую из глубины.

Новости партнеров