Как в кино. Что общего у Дональда Трампа с героем сериала «Наследники»
Кадр из сериала "Наследники" / Фото HBO

Как в кино. Что общего у Дональда Трампа с героем сериала «Наследники»

Кадр из сериала "Наследники" Фото HBO
Интервью с Джесси Армстронгом — создателем, автором идеи, сценаристом и исполнительным продюсером драматического сериала о семейном медиабизнесе «Наследники»

Джесси Армстронг прежде всего известен по своей сценарной работе над культовым сериалом «Черное зеркало». О преемственности в бизнесе, особенностях существования в клане и тонкостях функционирования медиарынка в целом его новое детище — сериал «Наследники», который транслирует «Амедиатека».

Зритель вас знает прежде всего по комедийным сериалам. Забавно, но что заставило вас обратиться к более драматическому жанру?

Думаю, этого потребовал сюжет. Я с таким же успехом мог бы написать об этой семье и комедию в привычном получасовом формате. Рад, что вам это кажется забавным, потому что в сериале «Наследники« есть и смешные моменты. По-моему, он получился очень реалистичным, но мы решили сделать из истории настоящую эпопею, не забыв также о больших деньгах, чтобы показать, как эти люди живут на самом деле. С другой стороны, я не вдавался в такие глубокие размышления изначально и просто подумал, что было бы неплохо создать такой сериал. Я и сам пока не знаю зачем.

Джесси Армстронг
В их манере общения друг с другом и том, как они говорят о других, можно уловить что-то британское. Они не совсем искренни…

Да, искренности им не хватает. Надеюсь, зрителю они будут интересны. Главным героям сериала вообще не важно, что о них подумают остальные. Вероятно, поэтому и создается ощущение некой британской чопорности. Я хочу показать жизнь медиамагнатов во всем ее богатстве и простоте, однако мы не утверждаем, что все именно так и бывает. Мы просто попытались показать этот мир без прикрас, как есть. Надеемся, что сериал получился очень правдивым.

Приукрашивания там действительно совсем мало: все такие хладнокровные и расчетливые.

Точно. Хотя большая часть истории является вымыслом сценаристов и моим собственным, мы многое почерпнули из реальной жизни. Ведь мы живем в жестоком мире, где власть в основном принадлежит мужчинам вроде Дональда Трампа. И они уверены не только в том, что одержат верх, но и в том, что соперника нужно уничтожить. Для них единственный способ убедиться в своей победе — увидеть слезы противника.

Почему для подобной истории решили выбрать именно семью медиамагната?

Я люблю семейные драмы. Мои любимые — это, наверное, «Клан Сопрано» и «Клиент всегда мертв». Мне нравится динамика взаимоотношений в семье. Тем не менее, мне было бы совсем неинтересно создавать о ней целый сериал, если бы не было какого-то дополнительного аспекта. Таким аспектом стало могущество: то, из-за чего они ссорятся за завтраком, напрямую влияет на заголовки завтрашних новостей. Мне очень интересно писать о влиятельных семьях, а главные герои нового сериала членами таковой и являются.


Какие книги или люди помогли вам создать этих персонажей?

Мы наводили справки и самостоятельно, и с помощью различных экспертов. Особый вклад внесла Марисса Марр, бывшая журналистка Wall Street Journal, писавшая о компании Дисней, семье Редстоунов и других кланах. Также нам пришлось черпать информацию из журналов и книг, — последние, к слову, оказались более полезными. СМИ обожают писать о других СМИ, поэтому о каждом медиамагнате есть огромное число статей. Я призывал каждого в нашей команде прочитать все книги, который прочел я, — в основном это была информация о семейных компаниях Дисней, Редстоунов (National Amusements) и корпорации Comcast.

Я написал еще один сценарий, о Мердоках, и другие журналисты спросили: и это все? Разумеется, нет, и всегда забавно слушать людей, которые думают, что в Соединенных Штатах только одна семья, связанная с радиотелевизионным бизнесом, потому что есть крупные телевизионные сети как CBS, Viacom, как сети семьи Редстоунов. NBC относится к Comcast бизнес-династии Робертсов. ABC принадлежит Disney, компании, которая, уже не являясь династией, продолжает во многом на нее походить, потому что фамилия для корпорации все еще играет огромную роль. Еще можно вспомнить о клане Смитов с их семейным бизнесом в Sinclair Broadcast Group, которые скупают местные телекомпании многих штатов. Они придерживаются правых взглядов, выпускают материалы о семье Трампов и затем рассылают их во все местные телерадиостанции. А еще можно упомянуть Роберта и Ребеку Мерсер, которые управляют изданием Breitbart и финансируют компанию Cambridge Analytica и ее деятельность по обработке данных.

Поэтому семейные медиакорпорации в США совсем не редкость, и не все из этих кланов настолько разобщены как вымышленный в нашем сериале. Однако я думаю, что очень трудно владеть огромным капиталом, усердно работать, воспитывать детей, мечтать о долгой жизни и передаче компании в надежные руки наследника, а потом взглянуть на отпрысков и понять, что им в жизни не пришлось ни за что бороться и им все досталось на блюдечке. Главный герой задается вопросом: я что, должен все передать им просто так? И тут-то начинается завязка сюжета.

Между Логаном и его детьми, кажется, есть огромная разница, ведь он всего в жизни добился сам, а им дали все готовое. В такой ситуации взаимоотношения между ними простыми быть не могут…

Верно. И каждый родитель это знает. Хочешь, чтобы твой ребенок был счастливым или несчастным? «Счастливым». Нажимаешь эту кнопку каждый день, а потом к совершеннолетию оказывается, что ребенок ни за что не боролся, не испытывал боли, а это очень плохо. И отец семейства поступает со своими детьми жестоко, потому что хочет, чтобы они изменились.

Они как королевская семья. Люди говорят, что не хотели бы так жить, но были бы не против их богатств. Тут все зависит от отношения к жизни, но если у вас есть средства на пропитание и другие необходимые вещи, кому нужны их заботы?

Им некуда скрыться от посторонних глаз. Они всегда на виду.

Разумеется. Куда бы они ни пошли, они везде видят большие рекламные щиты с собственными лицами, и это самое интересное. Каково это — чувствовать, что от этого никуда не деться? Наверное, большая часть таких детей думают: ну и ладно, пусть так и будет, потому что по-другому любви от отца не добиться. Зачастую за любовь в таких семьях принимают хоть какое-нибудь внимание.


И они так по-разному в этой ситуации себя проявляют. Кендалл отчаянно ищет одобрения отца, и это очень печально. Другие справляются с этим менее отчаянными способами. Как думаете, старшие дети в этом отношении имеют какие-то преимущества или недостатки перед младшими?

Наши сценаристы много обсуждали порядок появления детей в семье, и у каждого на этот счет сложилось свое обоснованное мнение. Некоторые полагают, что это судьба и все зависит от того, есть ли у ребенка старшие и младшие братья или сестры. Не знаю, судьба ли это, но свою роль играет и пол. Это явно видно в случае дочери Шив: отец придерживается консервативных патриархальных взглядов и сомневается, что компанией будет управлять она.

Как ни странно, в то же время это дало Шив немного больше свободы выбора, и зритель увидит это собственными глазами. Логан смотрит на дочь и понимает, что она самая находчивая и хладнокровная личность, а еще ее не всегда легко понять, что тоже добавляет шарма.

Взаимоотношения полов в сериале тоже очень интересны, потому что создается впечатление, будто они совсем не важны. Несмотря на пол отдельных персонажей, кажется, будто сериал рассказывает о том, что значит быть мужчиной вообще. Что вы об этом думаете?

По-моему, так и есть. Происходящее в сериале можно охарактеризовать как типично мужское занятие: здесь и разговоры о том, у кого больше, и постоянные пересуды о том, кто же станет новым руководителем корпорации и будет ли он вообще, или компанию поглотит другой гигант бизнеса. А еще может возникнуть вопрос о жизнеспособности их бизнес-модели, — старший сын Кендалл считает, что она безнадежно устарела.

Вы задумали и написали сценарий задолго до того, как Соединенные Штаты избрали нового президента. Как думаете, есть ли какие-нибудь отличительные черты в восприятии обществом огромных богатств и их наследования по сравнению с прошлыми временами?

Конечно. Я написал первый сценарий еще до этого. Мы устроили читку пилотного эпизода в день выборов 2016 года. Было очень странное ощущение, особенно при том, что у исполнительного со-продюсера Адама МакКея в тот же день была вечеринка. Поэтому любой, кто умнее меня, понял, что пришло время Трампа. Но я тогда ни о чем не подозревал, хотя он представлял для нас интерес на протяжении всей работы над созданием идеи сериала. Однако с хорошим настроем, который царил в нашей студии, все становится понятно и ясно. Мы искали исчерпывающую информацию о самых разных медиамагнатах, но как и все остальные говорили только об администрации Дональда Трампа, смотрели на фото его сына Эрика и задавались вопросом, кто из его детей мог бы стать достойным преемником, а кто нет, кто успехов в бизнесе добился самостоятельно, а кто пришел на готовое, и что вообще все это значит. Мы обсуждали это очень долго.

Хочу отметить, что «Наследники» — не история о реальных людях под другими именами. Это вымышленная семья, а скептицизм возникает из-за интереса к сущности богатства и способам его обретения.


Считаете ли вы, что американцы лучше распоряжаются деньгами своей семьи, чем британцы?

Существенное наращивание капитала у британцев началось около 100-150 лет назад. Но американцы с большей охотой его могут отдавать. Такие семьи как Карнеги и Рокфеллеры долгое время занимаются, помимо всего прочего, благотворительностью.

Студии для сценаристов — очень американское явление. Это был ваш первый опыт работы в подобном формате?

Нет, у нас была такая же студия, когда мы работали над сериалом «Свежее мясо». Конечно, не такая полноценная как американская, но студии для сценаристов каждый раз оказываются разными. Но мне это очень-очень нравится.

Коллектив сценаристов для «Наследников» был замечательный. Поэтому студия — это прежде всего отличное времяпрепровождение на ближайшие полгода, — так мы работали с самого избрания Трампа до выхода пилотного эпизода. Студия большую часть времени находилась в Лондоне, а потом, на стадии непосредственной подготовки к выпуску, мы перенесли работу в Нью-Йорк. Американские сценаристы приезжали из США и жили в Лондоне, поэтому у нас в команде были и британцы, и американцы.

А можно вопрос про сценарий о Мердоке? Почему, по-вашему, к нему не проявили интереса? Слишком взрывоопасная тема?

Было бы занятно, если бы против меня был ужасный заговор, но правда очень прозаична: у меня довольно много неодобренных сценариев, поэтому с таким же успехом можно утверждать, что кто-то не хочет реализации моих сценариев о группе the Beatles или о Ли Этвотере, советнике Рональда Рейгана и Джорджа Буша-старшего. Неодобренные сценарии есть у многих, поэтому я бы не стал пенять на всеобъемлющее могущество клана Мердоков.

Перевод Антона Бундина

Новости партнеров