Потом и кровью: какая польза обществу от состязаний триатлетов
Фото JAY ROMMEL LABRA / EPA / TASS

Потом и кровью: какая польза обществу от состязаний триатлетов

Фото JAY ROMMEL LABRA / EPA / TASS
Как преодолеть дистанцию триатлона без вреда себе и с пользой для общества

С 20 по 30 августа в Швейцарии сооснователь Ironstar Владимир Волошин планирует преодолеть десятикратный триатлон Swissultra, то есть будет 10 дней подряд каждый раз плыть 3,86 км, 180 км ехать на велосипеде и бежать 42 км. Как справиться с дистанцией и зачем вообще все это нужно, бизнесмен рассказал Forbes Life.

Как подготовиться к триатлону

В апреле 2017 года я устроил себе пятикратный триатлон, то есть за 80 часов в фитнес-клубе я проплыл 19 км в бассейне, проехал 900 км на велостанке и пробежал 211 км на беговой дорожке. Самым сложным тогда было не сойти с ума в четырех стенах. Чтобы понять, как этого избежать, я консультировался с ребятами из сборной России по суточному бегу, которые пробегают больше 270 км за 24 часа. Бегут на стадионном круге, 400-метровом, чтобы фиксировать результат через контурные точки. Меня интересовало, что должно быть в голове, чтобы она не закружилась, чтобы не тошнило через 10 часов бега. Спортсмен нашей сборной рассказал мне, как он тренируется перед забегом: просидеть на стуле 12 часов без воды, не отлучаясь в туалет. То есть прежде всего они тренируют голову.

Swissultra — это ежедневный заплыв на 3,86 км, 180 км на велосипеде и 42 км бега. По сравнению с суточным бегом это легче: появляется гарантированный период времени на восстановление. Чтобы привести мышцы в рабочее состояние как можно быстрее, есть специальные гаджеты: восстанавливающий лимфодренажный аппарат, профессиональное спортивное питание, компрессионная одежда, которая стягивает мышцы и улучшает кровоток.

Триатлон пройдет в швейцарском городке Букс, где зоны для разных этапов предельно близки друг к другу. Плавание будет в холодном открытом 50-метровом бассейне в гидрокостюмах, так безопаснее. Марафонский бег разбит на круги по два километра, так участников удобнее контролировать на трассе, а спортсмены могут выработать такой темп и ритм, чтобы получать необходимое питание после каждого круга и меньше всего нести собой в пути. Питание важно приготовить заранее. Если увлечься и пробежать 10 км, то организму, например, может оказаться недостаточным тех 600 миллилитров воды, которые ты взял с собой, или питательного геля.

На велосипеде каждый круг занимает 9 км. Дорога проложена от бассейна до коммуны Зевелен вдоль реки Райн.

Триатлон и бизнес

Каждый марафон — это ответ на вопрос: на что способен мой организм и какую пользу для общества я могу принести как гражданин. Уже на первой тренировке понимаешь, что на силе мысли эти марафоны не пробежать, нужна серьезная подготовка, нужен новый жизненный план. Создается тайм-менеджмент, позволяющий спланировать спорт без ущерба для работы и для семьи. Затем по мере преодоления физических барьеров меняется мышление, в том числе подход к преодолению сложных задач и в спорте, и в бизнесе. Меняется отношение к постановке целей для себя и команды. Когда тебе на собрании говорят: «Нет, это не получится! Нет, это невозможно. Я уже пробовал, не работает…», ты знаешь, все это неправда.

Слово «невозможно» уже не воспринимается всерьез: преодолел сверхсложное испытание, значит, все возможно.

Спорт и бизнес в этом плане похожи. Самое главное — не изобретать велосипед, понимать, кто-то уже прошел через это, кто-то это повторил.

Я хорошо понимаю, что ни один олимпийский чемпион без тренера чемпионом бы не стал, поэтому я работаю с опытными тренерами по разным спортивным дисциплинам. Я ни разу не видел людей, которые тренировались где-то втихаря, в одиночку, потом вдруг вышли и всех победили. Это что-то из разряда фантастики.

Как помочь другим, преодолевая себя

Мои спортивные испытания связаны с благотворительностью. На протяжении шести лет сотрудничаю с «Русфондом». Вместе с друзьями, товарищами и коллегами мы уже помогли 15 детям, живущим в разных городах России. Мы собираем средства на лечение онкологии, болезни Крона и язвенного колита, расщепления неба и других заболеваний. Поддержать, привлечь внимание общественности к проблеме и собрать средства может каждый, кто оставит заявку на сайте «Русфонда».

Например, в США и Европе многие благотворительные фонды сотрудничают с Ironman, где выставляют собственные команды: за вступительный взнос участник получит место в команде, а также тренера, командную форму и многое другое в зависимости от фонда.

Так команда атлетов фонда по борьбе с болезнью Крона и язвенным колитом смогла собрать на свыше $87 млн за несколько лет.

За время одного из спортивных уик-эндов российского организатора соревнований по триатлону Ironstar удалось собрать около 300 000 рублей для фонда «Синдром любви» на поддержку людей с синдромом Дауна.

Во время моего участия в Swissultra мы снова будем собирать средства в поддержку подопечных «Русфонд». Кстати, во время одного из изнурительных марафонов в Сахаре в 2013 году именно мысль о помощи нашим детям заставляла меня бежать дальше.

Идея преодоления самых сложных соревнований в мире пришла в 2012 году, когда я прочитал книгу «50 самых сложных гонок на выносливость». На первом месте значился марафон в Сахаре. Поэтому я решил начать с него.

Я поставил себе цель подготовиться. Полгода занимался только бегом и понял, как это здорово. Может быть, я не самый быстрый бегун, триатлет, но я могу это делать долго. Я — выносливый. Кому-то нравится взрывная сила, энергия движения вперед, а мне нравится процесс, преодоление, испытание по заранее составленному плану.

Тогда же, в 2012-м, я понял: любительский спорт будущего — это социально ответственный процесс.

Так я тренируюсь и делаю фандрайзинг в «Русфонд». В 2013 году, когда я неделю бежал по пустыне, на третий день или на четвертый мне стало невыносимо плохо, физически и психологически. Каждый час, а иногда даже каждую минуту возникала мысль сойти с дистанции. Но ты смотришь на других участников и понимаешь, что всем плохо: травмы на ногах, мозоли, у кого-то проблемы с желудком, и мир просто переворачивается перед глазами. Но они движутся вперед. А когда ты принимаешь решение сойти с дистанции, тебя по правилам переводят из лагеря спортсменов в лагерь организаторов. И я видел глаза людей, которые вчера сошли, а сегодня передвигаются на следующий пункт гонки как балласт. Всем было плохо, но многие продолжали идти дальше. Это вопрос в том, как договориться с самим собой или сказать «нет». Но для схода с дистанции нужны объективные причины.

И в тот момент подумал: но я же уже больше половины преодолел, и сходить на второй половине неправильно. Многие из тех, кто следили за тем, как я преодолеваю Сахару, перечисляли деньги в фонд для детей. Я понял, если сойду, цель не будет достигнута. И тогда я подумал: ладно, что мне плохо, главное, чтобы успели за оставшиеся два-три дня собрать денег на операцию. Вот это был мой челлендж.

Новости партнеров