Гениальные птицы, лайфхаки Леонардо и каноны люкса. Главные книги августа

Гениальные птицы, лайфхаки Леонардо и каноны люкса. Главные книги августа

Денис Песков Forbes Contributor
Как синицы научились открывать молочные бутылки и зачем падальщику минные поля

Дженнифер Акерман

Эти гениальные птицы.

Альпина нон-фикшн, 2018

Издательство «Альпина нон-фикшн» продолжает прививать отечественному читателю вкус к научпопу. На Западе не самые на первый взгляд очевидные сюжеты вызывают восторги и становятся книгами года по версии The New York Times. Теперь и у нас есть возможность познакомиться с одним из таких примеров.

За последние два десятилетия ученые пристальнее присмотрелись к птицам, и со всего мира потекли сведения о птахах, способных к умственным подвигам, сравнимым с теми, что под силу лишь приматам. Есть, например, птица, создающая красочные узоры из ягод, кусочков стекла и цветов, чтобы привлечь самок, а другой вид скрывает до 33 000 семян, разбросав их на десятки квадратных километров, и помнит, где они спрятаны. Существует вид, решающий классическую головоломку почти с такой же скоростью, что и пятилетний ребенок, а другой является экспертом по взлому замков. Обнаружились птицы, умеющие совершать простые вычисления, делать орудия труда, двигаться в такт музыке, постигать основные принципы физики, помнить прошлое и планировать будущее.

А еще они быстро учатся и распространяют знание: синичка с обложки выполняет трюк по открыванию молочной бутылки. Синицы научились этому в 1921-м в одном из уголков Англии, а к 1949-му занимались этим уже по всей стране. По падальщикам в Зимбабве можно определять, где остались минные поля. Нет, они ждут не людей, а антилоп, которых мины подают уже «готовыми к употреблению».

Вообще полет — универсальное решение всех жизненных проблем. Поэтому птицы, которые не мигрируют, как правило, умнее летунов. С другой стороны, на полет уходит в 10–30 раз больше калорий, поэтому голуби до последнего будут стараться убежать, а не отлететь от ваших ног и колес. Продолжать в таком духе можно долго. «Эти гениальные птицы» — просто кладезь новой и неожиданной информации о чудесах рядом с нами.

Уолтер Айзексон

Леонардо да Винчи.

Corpus, 2018

Уолтер Айзексон специализируется на биографиях гениев. Сравнительно недавно большой успех имела его книга о Стиве Джобсе, а ранее — об Эйнштейне и Бенджамине Франклине. К концу карьеры Айзексон решил обратиться к имени, синонимичному понятию «гений», и, как выясняется, даже годы изучения неординарных личностей не смогли достаточно подготовить его к масштабам Леонардо. А как иначе отнестись к человеку, кто в списке своих талантов рисование ставит на последнее место, а в перечне дел на день ставит «разобраться с устройством языка дятла»? Дятел, кстати, действительно на редкость странен в этом отношении. Продолжая шокировать читателя неординарностью да Винчи, Айзексон тем не менее предлагает лайфхаки, основанные на жизни и мировоззрении флорентийца, пригодные и для не столь гениального человека.

Luke Barr

Ritz and Escoffier: The Hotelier, the Chef, and the Rise of the Leisure Class.

Clarkson Potter Publishers, 2018

Вас позвали запустить первый элитный отель в одном из главных городов мира. Вы блестяще справились, но возникла деликатная проблема: в такое место, как мотыльки на свет, слетелись дамы полусвета. Респектабельная публика может отшатнуться. Как избавиться от нежелательных клиенток? У Сезара Рица, человека, чьей фамилией назовут отели, а именем — салат, был лайфхак и на этот счет: дресс-код. В истории HORECA тандем Риц — Эскофье по своему влиянию сравним с дуэтом Леннон — Маккартни в музыке. Отельер и ресторатор-кулинар тонко уловили потребности обладателей новых состояний рубежа XIX–XX веков, но не упустили и аристократов, которые все еще задавали тон. О каждом из них по отдельности уже написаны книги. Эта, возможно, первая, исследующая синергетический эффект работы двух гениев, определивших каноны сегмента luxury на век вперед.

Елена Чиркова

От золотого тельца до «Золотого теленка»: Что мы знаем о литературе из экономики и об экономике из литературы.

Corpus, 2018

Экономисты часто обращаются к художественным произведениям за сведениями о финансовых кризисах, аферах и не совсем прозрачном накоплении первичного капитала. Поданная под таким соусом история интереснее, романы и сказки начинают играть новыми красками. Трансконтинентальная торговля неплохо отражена в челночных рейдах Синдбада. Психологию участников биржевой паники раскрыл Дюма в «Черном тюльпане», а в «Деньгах» Золя показаны все стадии финансового пузыря. О схемах захвата бизнеса в XIX веке с использованием административного ресурса рассказал Мамин-Сибиряк в «Приваловских миллионах». А гиперинфляцию, не поверите, можно рассмотреть в романе 1925 года «Джентльмены предпочитают блондинок», который нам известен по фильму «В джазе только девушки».

Новости партнеров