Алексей Учитель: «Фильм можно запретить, только если он нарушает законы государства»
Алексей Учитель / Фото DR

Алексей Учитель: «Фильм можно запретить, только если он нарушает законы государства»

Алексей Учитель Фото DR
Режиссер Алексей Учитель рассказал Forbes Life, почему не каждый человек со смартфоном может стать режиссером и в чем ценность документального кино

15 сентября в Санкт-Петербурге стартует XXVIII Международный кинофестиваль документальных, короткометражных игровых и анимационных фильмов «Послание к человеку». За несколько дней до открытия фестиваля Forbes Life поговорил с его президентом Алексеем Учителем.

Алексей, почему фестиваль называется «Послание к человеку»?

Название «Послание к человеку» принадлежит замечательному петербургскому режиссеру-документалисту Михаилу Литвякову, который и организовал этот фестиваль. Смысл в том, что авторы каждого фильма через призму экрана передают некое послание, искреннее и важное, стремясь найти ответные чувства у зрителя.

Мания Жизели

В международном конкурсе документальных фильмов практически нет представителей России, они собраны в отдельном национальном конкурсе. С чем это связано?

За последние семь лет мы расширили палитру событий фестиваля, но главным, все же, остается международный кинематографический конкурс. В мире, кстати, всего два таких фестиваля, где одновременно представлено и документальное, и анимационное, и игровое кино, а также короткометражные картины. Второй такой проходит в Амстердаме. И как в любом международном соревновании, от каждой страны могут участвовать одна-две картины. Национальный конкурс российского документального кино был создан специально для молодых авторов. Мы пытаемся найти новые таланты в режиссерском, операторском, сценарном деле.

Студенческие работы могут попасть в конкурс?

Для нас главное, чтобы автор фильма имел собственный взгляд на действительность, собственное послание к человеку. Ограничений нет. Студенты тоже участвовали и получали призы. Но уровень художественного высказывания должен быть не ученический — это совершенно точно.

Край

Как, на ваш взгляд, развивается отечественное документальное кино?

Чтобы документальное кино развивалось, оно должно получать государственную поддержку, полностью финансироваться государством. Кинотеатры стали редко показывать документальные фильмы, и если это происходит, то, очевидно, что это очень знаковые работы. Кстати, в последние годы и Канны, и Венеция, и Берлин с удовольствием включают в программу интересные документальные картины. Тенденция современного кинематографа в том, чтобы создавать произведения, используя различные формы: и игровые, и документальные, и элементы анимации. Мы приветствуем такой творческий подход. Если в документальном кино использована анимация, это любопытный опыт. Вот, например, режиссер-документалист Виктор Косаковский, придумал мысленно провести линию сквозь глобус и показать жизнь людей на противоположных концах Земли. Получился поразительный фильм о нашей планете и людях. Или картина французского режиссера Яна Артюса-Бертрана «Человек», которая снималась несколько лет в ста странах мира. Это необыкновенный фильм: только лица и пейзажи. Люди, как известные, так и те, кто живет в труднодоступных местах нашей планеты, отвечают на конкретные вопросы о любви, болезнях, о себе, — получается огромный срез, впечатляющее послание всего мира. Премьера состоялась в Генеральной Ассамблее ООН. Кстати, Артюс-Бертран мечтает снять аналогичный фильм о России.

Сейчас снять свой фильм может любой человек со смартфоном. Как это по-вашему, влияет на развитие документального кино?

Как раз недавно на кинофоруме «Таврида» мы дискутировали о перспективах мобильной режиссуры. Сейчас на камеру смартфона можно снять изображение такого качества, которое можно показать на большом экране, и даже в кинотеатре. Любой способ хорош, если это искреннее, эмоциональное высказывание, а если оно еще и талантливое, то совершенно не важно, на что оно было снято. Когда автор знает, что он хочет получить на экране, и художественно воздействует на тех, кто смотрит это в интернете, то я только за. На фестивале мы устраивали конкурс, когда зрители посылали свои зарисовки, снятые на телефон. Там были очень любопытные вещи. Иногда даже простой камеры вполне достаточно, чтобы о себе заявить. Важно, какой посыл в голове и как драматургически этот посыл реализован.

Есть ли на сегодняшний день мировые тренды в неигровом кино, как пресекаются европейское и неевропейское кино?

С каждым годом количество фильмов, присылаемых на отбор, увеличивается: три тысячи, пять. В этом году уже около семи тысяч. Это грандиозная цифра, количество стран-участников переваливает за восемьдесят. Отборочная комиссия проделывает огромную работу. Я в этот процесс не вмешиваюсь – буду смотреть во время фестиваля и после. Тогда уже смогу говорить об актуальных тенденциях. Наша задача не создавать узкий коридор, мы отбираем исходя из художественной составляющей: новый взгляд в изображении, звуке, форме подачи материала. Хорошо, когда при этом поднимаются не только политические, но и человеческие проблемы.

Фильм должен ставить вопрос, но при этом ему необязательно на вопрос отвечать.

В разных точках мира совершенно неожиданно могут появляться потрясающие фильмы. В этом и состоит прелесть кинематографа. Иногда возникает мода, например, на азиатское или румынское кино, когда в стране когда появилось сразу несколько потрясающих режиссеров. Интересно наблюдать, как непохожие друг на друга авторы по-своему воспринимают мир.

Космос

Как на ваш взгляд, идет развитие российского кино?

Два года назад доля российского игрового кино в прокате была 13-15%, сейчас она приблизилась к 30%. Это колоссальный сдвиг, который был достигнут за счет профессионального роста, художественного и технического развития. Зритель пошел на российское кино, и это дает надежду на дальнейшую окупаемость. Я считаю, что кинематограф сам должен зарабатывать деньги, сам себя финансировать. Но мы также ждем закон о меценатстве, который позволит компаниям делать вложения на льготных условиях. Это бы значительно облегчило задачу для авторского кино. Но самая главная проблема — дебютное кино, на него почти не выделяются средства, и, на мой взгляд, именно оно больше всего нуждается в поддержке государства. Коммерческие картины должны финансировать себя самостоятельно.

Как развивать независимое кино? Как избежать цензуры?

Официально в России не существует цензуры. Тем не менее, такая тенденция сейчас есть: любой депутат, любой человек может заявить, что его что-либо оскорбляет, и начинается некая судебная процедура с привлечением карательных органов, идет попытка запрещения по финансовым, экономическим причинам, церковь пытается вмешиваться. Мне это кажется неправильным. Например, отдельные люди пытались запретить мой фильм «Матильда» и поднять волну протеста, чтобы государство вынесло отрицательное решение по картине, слава богу, этого не произошло. Любой человек имеет право высказаться, выразить свое мнение, но критерием официального запрета фильма в России может быть только одно: если этот фильм нарушает законы государства. Если этого нет, ни один человек не имеет права поднимать этот вопрос в принципе. Пока это правило будет соблюдаться, то с нашим кинематографом все будет хорошо.

Новости партнеров