Адские деньги: как еврейские арт-дилеры спасали от нацистов наследие Эгона Шиле

Фото ULLSTEIN BILD / ROSTOCK PHOTO / GETTY IMAGES
Сегодня, 31 октября — 100 лет со дня смерти австрийского художника Эгона Шиле. Пока в Париже, в фонде Louis Vuitton идет выставка Эгона Шиле, в Нью-Йорке потомственный дилер Шиле Джейн Каллир выпустила онлайн каталог-резоне, чтобы остановить поток подделок художника

Побег от нацизма и смена фамилии, морганатические браки, продажа бизнеса и тройная эмиграция — так на фоне исторической драмы была создана американская галерея немецкого искусства St. Etienne, владеющая крупнейшей в мире коллекцией живописи и рисунков Эгона Шиле. Джейн Каллир, внучка основателя галереи Отто Каллира, раскрыла Forbes Life семейные секреты и рассказала о результатах своей двадцатилетней работы по изданию онлайн-каталога Эгона Шиле. Каталог вышел в свет 30 октября, к 100-летию со дня смерти великого рисовальщика ХХ века.

Самая большая в мире коллекция произведений Шиле — более 40 картин и почти 200 работ на бумаге — находится в Вене в Музее Леопольда. Другое крупное собрание Эгона Шиле — в Америке, в Neue Galerie на Манхэттене. Им владеет 74-летний Рональд Лаудер, сын основательницы косметической империи Эсте Лаудер. От Neue Galerie до галереи St. Etienne полтора километра вдоль Центрального парка. Здесь хранится третья по величине коллекция Шиле.

Галерею St. Etienne основал эмигрант из Австрии Отто Каллир. Жизнь Каллира полна загадок и неожиданных поворотов. Он выгодно женился, а затем почти все потерял, сменил фамилию и начал с нуля в эмиграции. Галерист Каллир продвигал в Америке австрийский экспрессионизм, и прежде всего наследие Эгона Шиле.

Гений рисунка

13 апреля 1912 года крохотный городок Нойленгбах в Нижней Австрии был взбудоражен чрезвычайным происшествием. Арестован и помещен под стражу 22-летний Эгон Шиле.

Отставной военно-морской офицер, отец 13-летней Татьяны Жоржет Анны фон Моссиг обвинял художника в соблазнении и убийстве своей дочери. Расследование, проведенное властями, установило, что из родительского дома девочка ушла по собственной воле. И жила, живая и здоровая, у Эгона Шиле и его возлюбленной Валли Нойциль. Когда следователи убедились, что девушка не пострадала, обвинения в похищении и изнасиловании с Эгона сняли, признав его виновным лишь в публичном безнравственном поведении.

Эгон Шиле отрицал академизм, культурное наследие вызывало у него неприятие. Он конструировал такие углы и такие точки обзора, с которых фигуры кажутся вывернутыми, искривленными или даже деформированными.

«Его глаз — внимательный свидетель, срывающий с модели всю одежду и оставляющий ее нагой и беззащитной, — писал исследователь творчества художника Райнхард Штайнер. — Модель он исследует глазами хирурга, что совсем не похоже на эротическое подглядывание (как у Климта, например). Между моделями, одинокими и напряженными, и самим зрителем отсутствует подобающая дистанция». Нагота моделей предельно агрессивна — этого и требовал Шиле, работавший с натурщиками, мужчинами и женщинами, в жесткой манере.

Шиле не только делал смелые эротические рисунки (горожане находили их непотребными), но и часто пользовался услугами несовершеннолетних моделей. После сеансов дети играли в студии художника. Обвинение утверждало, что они видели там неприличные работы, в частности портрет полураздетой девушки. Модели Валли Нойциль, главной музе Шиле, было лишь 16 лет. Обнаженную Валли художник часто рисовал в саду своего дома.

Эгон Шиле родился 12 июня 1890 года в городке Тульн (Тульн-на-Дунае) в Нижней Австрии, неподалеку от Вены, в семье инженера-железнодорожника. У него было три сестры: самая старшая, Эльвира, прожила только 10 лет. Мелани была старше Эгона на четыре года, а самая любимая сестра Гертруда (Герти) — младше на три года.

В учебе Шиле не блистал. В 12 лет даже остался на второй год в средней школе. Единственное, чем он увлекался, — это рисование. В 16 лет поступил в венскую Академию изящных искусств.

За год до поступления у Эгона умер отец. Отец страдал сифилисом, затем потерял рассудок и был парализован. Опекуном Эгона стал дядя Леопольд Чихачек, человек довольно состоятельный. Именно он привил Эгону хороший вкус в одежде и светские манеры. Но под маской изящного утонченного юноши скрывался человек жестокий и расчетливый. Например, когда от друга Шиле Антона Пешки забеременела его любимая сестра Герти, брат заставил ее дожидаться совершеннолетия и только после этого позволил (как глава семьи после смерти отца) им пожениться.

С юной возлюбленной Валли Нойциль Шиле прожил четыре года. На большинстве эротических рисунков изображена именно Валли. По распоряжению суда был уничтожен портрет обнаженной Валли, а Шиле попал сначала на скамью подсудимых, а затем и в тюрьму. «Я с радостью вынесу это ради своего искусства и моих любимых», — написал Шиле на одном из тюремных рисунков. В тюрьме Шиле провел лишь 24 дня. Сегодня эти рисунки считаются смелыми экспериментами в экспрессионизме.

Вскоре Шиле решил выгодно жениться и стал приглашать богатых барышень на прогулки. Чтобы его не заподозрили в неприличных намерениях, Шиле прогуливался в компании с Валли. 17 июня 1915 года, в разгар Первой мировой, Шиле скоропалительно женился на Эдит Хармс. Он оставил преданную ему Валли, рисунки этого периода полны горечи утраты. Накануне свадьбы Шиле предлагал Валли «каждый год уезжать на несколько недель втроем» (и даже сделал наброски, изображающие двух женщин, слившихся в объятиях). Валли отказалась и больше никогда не встречалась с художником.

Через несколько дней после свадьбы Эгона призвали на фронт. Через два года к Шиле пришел первый успех: несколько его рисунков и портрет Эдит купил директор галереи в Вене доктор Франц Мартин Хабердицль. Издатель Рихард Лани опубликовал папку репродукций рисунков и акварелей Шиле. К 1919 году имя Шиле стало известно, но сам художник об этом так и не узнал.

28 октября 1918 года Эдит, будучи на шестом месяце беременности, умерла от «испанки». Через три дня, 30 октября 1918 года, умер Эгон. А Валли вступила в Красный Крест и умерла от скарлатины.

Сто лет спустя после процесса над порнографом Шиле возник новый громкий скандал, связанный с портретом Валли. Австрийский коллекционер и филантроп Рональд Леопольд, создатель фонда и музея своего имени в Вене (на строительство Музея Леопольда власти Австрии потратили €160 млн), выставил «Портрет Валли» в 1997 году в нью-йоркском музее МоМА. В этот момент

Лея Бонди Ярай, наследница австрийского арт-дилера, которому картина принадлежала до Второй мировой войны, подала иск о реституции согласно Вашингтонскому соглашению по розыску и возврату владельцам экспроприированных нацистами культурных ценностей их правомочным владельцам.

Расследование затянулось на 12 лет. В итоге картина вернулась в Вену. Но австрийским властям пришлось выплатить наследнице $19 млн.

Тайны Ниренштейна

Начало лета 1937 года. До аншлюса с нацистской Германией остается еще год, и немногие в Австрии понимают, к чему это может привести.

Но в июле в концентрационный лагерь Бухенвальд под немецким Веймаром прибыли первые заключенные, а в августе начались казни. Слухи об этих событиях дошли до венского галериста еврейского происхождения Отто Каллира.

Настоящая фамилия Отто — Ниренштейн, Каллиром он стал позднее. Отто Ниренштейн окончил в Вене Академическую гимназию, служил в австрийской армии во время Первой мировой и получил образование в Техническом университете. Ниренштейн создал небольшое издательство Verlag Neuer Graphik, специализировавшееся на библиографических изданиях. Проект быстро стал успешным и привлек внимание крупной издательской группы Rikola.

Ее основатель, австрийский финансист Ричард Кола купил Verlag Neuer Graphik и сделал Ниренштейна художественным директором всей издательской группы. В этом издательстве в 1922 году Отто выпустил посмертное портфолио гравюр и литографий Эгона Шиле. С этого момента профессиональная деятельность и личные пристрастия Отто Ниренштейна прочно связаны с именем Шиле.

В издательстве Rikola Отто Ниренштейн отвечал за выпуск альбомов молодых художников, работающих в новом стиле психологической австрийской живописи, экспрессионизме. Молодой Отто, выхватывая из череды новых имен самых одаренных, демонстрировал глубокую проницательность и коммерческое чутье. В этом смысле Ниренштейн похож на Шиле — обоим были чужды условности, оба быстро принимали решения и твердо верили в свою звезду.

Как и Эгон Шиле, Отто Ниренштейн выгодно женился. Его супругой стала баронесса Франческа Констанс Амалия Людовика Берта фон Левенштайн-Шафренек из румынского еврейского рода Тодеско. В первой четверти XIX века Тодеско вместе с Ротшильдами входили в число девяти самых богатых и влиятельных еврейских семей.

Сегодня дворец Тодеско в Вене находится в 15 минутах ходьбы от дворца Ротшильдов. «За этим дворцом, что стоит напротив знаменитой Венской оперы, есть здание, в котором жили мои бабушка и дедушка», — рассказала Forbes Life галерист, специалист по творчеству Эгона Шиле и внучка Отто Ниренштейна-Каллира Джейн Каллир.

Сразу после женитьбы в 1922 году Отто Ниренштейн основал собственную арт-галерею — Neue Galerie. Галерея открылась посмертной выставкой Эгона Шиле.

К организации ретроспективной выставки Эгона Шиле, приуроченной к 10-летию со дня его смерти, Ниренштейн привлек художественную ассоциацию Hagenbund, законодательницу мод в венском искусстве. В октябре выставка открылась на двух площадках: картины Шиле показывали в галерее Hagenbund, а графику и акварели — в Neue Galerie. Одновременно галерист Ниренштейн изучал историю искусств в Венском университете, где в 1930 году получил докторскую степень и «написал первый каталог-резоне по картинам Эгона Шиле», как рассказала Forbes Life Джейн Каллир.

Подарки от Черчилля и эмиграция

Три года спустя, в 1933-м, Отто Ниренштейн сменил свою фамилию на Каллир. Почему именно Каллир?

Младший брат Отто, Рудольф Франц, женился на Мойне Каллир, дочери богатого швейцарского промышленника. У Мойны была ученая степень по философии, она состояла в американской ассоциации преподавателей французского языка. На свадьбе Рудольф поменял фамилию Ниренштейн на Каллир и стал совладельцем сталелитейных предприятий в Европе. Рудольф Каллир — заметная дипломатическая фигура во время Второй мировой войны. Например, он вручал подарки австрийской еврейской эмиграции Уинстону Черчиллю.

Следом за Рудольфом свою фамилию сменили и его братья Отто и Альфред — все они стали Каллирами.

К 1937 году над Австрией сгустились тучи. Федеральный канцлер Австрии Курт Шушниг летом 1938 года подписал ультиматум о передаче Австрии нацистской Германии. Худшее произошло.

Позже Шушниг попал в концентрационные лагеря, а Отто Каллир оказался в крайне опасной ситуации. После присоединения Австрии к Германии нацисты приняли законы, запрещавшие евреям владеть бизнесом. «В большинстве случаев это означало, что бизнес продавался по невыгодным для его владельцев ценам или просто конфисковывался», — комментирует Джейн Каллир. Истории о том, сколько немецких и австрийских арт-дилеров, сотрудничавших с нацистами, обогатились за счет таких «продаж», всплывают и по сей день — вместе с исками от наследников экспроприированных нацистами собраний.

Отто Каллиру было что терять — к моменту аншлюса 44-летний галерист вел бизнес уже 15 лет. Со всей семьей Каллир немедленно выехал в Люцерн, в Швейцарию, к родственникам невестки Мойны Каллир. Свою коллекцию картин и работы из галереи Отто Каллир оставил своему секретарю Вите Кюнстлер. Кюнстлер сохранила галерею, а после Второй мировой войны добровольно вернула ее Каллиру.

В коллекции Каллира было много первоклассных работ Шиле: «Портрет старика» (в 1969 году Отто Каллир подарил эту работу Музею Гуггенхайма), «Штайн на Дунае», «Мост», «Портрет Альберта Париса фон Гютерсло» (в 1954 году Каллир продал работу Институту искусства в Миннеаполисе — это была самая первая картина Шиле, написанная маслом, которая оказалась в американском музее), «Осеннее солнце (Рассвет)».

Нацисты причислили Эгона Шиле к «дегенеративным» художникам, работы которых изымались и уничтожались. «За пределами Австрии быстро оказалось множество работ Шиле, — рассказала Джейн Каллир. — Однако многие коллекционеры Шиле были евреями. Поэтому множество картин Шиле утеряно, продано по бросовым ценам, погибло при бомбардировках. Некоторые вещи позже нашлись. Но ряд крупных работ так и не всплыл после войны».

Среди работ Шиле, «о которых мы не знаем, существуют ли они еще», — «Рождение гения», «Мать с двумя детьми», «Воскрешение», рассказывает Джейн Каллир.

Хотя Каллирам удалось вовремя уехать, эмиграция не встретила их с распростертыми объятиями. Швейцарские власти отказали Отто Каллиру в разрешении на работу, и семье пришлось переехать в Париж, где Отто открыл небольшую галерею St. Etienne (в память о любимом месте в Вене — соборе Святого Стефана). Но французские власти отказались признавать жену и детей Каллира беженцами. В 1939 году Отто Каллир с женой и детьми оказался в США.

В самом центре Манхэттена он открыл свою американскую галерею, назвав ее, как и парижскую, St. Etienne. Через год Отто Каллир возглавил совет австрийско-американской лиги, помогавшей будущим эмигрантам получать американские визы и адаптироваться к новой жизни. Вместе с кронпринцем Отто фон Габсбургом (старшим сыном последнего австрийского императора Карла I) Отто Каллир встретился с генпрокурором США Фрэнсисом Биддлом. Так в скором времени США признали Австрию нейтральной страной, а не «рассадником фашизма».

Успехи Каллира в эмиграции были так велики, что бывшие со­отечественники обвинили его в том, что галерист наживается на похищенных в результате нацистской экспроприации ценностях. Этот слух спровоцировал сильнейший сердечный приступ, едва не стоивший жизни Каллиру.

Когда бизнесмен и филантроп Рональд Лаудер придумывал название своему музею австрийского и немецкого искусства, то выбрал Neue Galerie. «Название нашего музея имеет исторические корни. В первую очередь это оммаж Neue Galerie, основанной Отто Каллиром. Тогда все стремились передать современный дух нового искусства, — рассказала Forbes Life директор по коммуникациям Neue Galerie New York Мишель Перлин. — Две из главных целей Neue Galerie New York — вернуть ощущение германской культуры в этот период и максимально эффективно исследовать творчество австрийских экспрессионистов». Работы Эгона Шиле занимают центральное место в Neue Galerie New York. Картина «Старый город III», написанная Шиле в 1917 году, — один из предметов гордости галереи Лаудера.

Одна из первых выставок Шиле в Америке (она так и называлась — «Эгон Шиле») состоялась в 1960 году в Институте современного искусства в Бостоне. Затем выставка переехала в Нью-Йорк, в галерею St. Etienne, и была представлена в музее Карнеги в Питтсбурге и в Институте искусств в Миннеаполисе.

Джейн Каллир и другие наследники

За год до смерти Отто Каллира, в 1978-м, галерею St. Etienne возглавила его внучка, 24-летняя Джейн Каллир. Должность содиректора годом позже получила немка Хильдегард Бахерт, с которой Отто Каллир познакомился еще в Европе. «Хильдегард обучила Отто английскому языку, — рассказала Джейн Каллир. — В галерее St. Etienne Хильдегард начинала работать секретарем в 1940 году». Сегодня Хильдегард Бахерт в возрасте 97 лет по-прежнему работает в St. Etienne.

Дети Отто и Франчески Каллир далеки от арт-бизнеса. Старший сын Джон Каллир основал и возглавил фармацевтическое рекламное агентство Kallir Philips Ross. Его супруга Джойс работала директором начальной школы в Нью-Йорке. Джон и Джойс Каллир, родители Джейн, жили в пригороде Уэстчестера в штате Нью-Йорк.

Барбара Каллир, сестра Джейн, много лет работает в киноиндустрии и театрах Лос-Анджелеса. Ее фамилию можно видеть на афишах в качестве художника по свету, фотографа, продюсера и даже драматурга. Родная тетя Джейн Каллир Ева-Мария в возрасте 13 лет вместе со своими родителями бежала через Швейцарию и Францию в США, а после войны вернулась обратно в Австрию. В 31 год Ева-Мария посвятила себя образовательной и социальной поддержке беженцев (возможно, под влиянием впечатлений, полученных во время эмиграции).

Единственным продолжателем дела Отто Каллира стала его внучка Джейн. Она родилась в Нью-Йорке и в 1976 году с отличием окончила Университет Брауна, получив степень в области истории искусства. Именно Джейн Каллир ввела в обиход американских коммерческих галерей практику проведения выставочных проектов музейного уровня. А к каждой своей кураторской выставке Джейн выпускает книжный каталог. Среди выставочных партнеров St. Etienne — Национальная галерея в Оттаве, венская галерея Бельведер, Метрополитен-музей, Музей Гуггенхайма.

«Помимо выставочной деятельности мы пополняем нашу личную коллекцию живописи и графики, — рассказала Forbes Life Джейн Каллир. — Предпочитаем покупать не на аукционах, а у частных коллекционеров. В нашем собрании есть все графические работы Шиле, включая самые ранние, а также внушительное собрание его писем и документов, обширная библиотека и архив исследований».

Но больше всего сил Джейн Каллир вложила в собственную исследовательскую работу. Свой первый каталог работ Эгона Шиле (масло, акварель, графика) Джейн Каллир опубликовала в 1990 году. Спустя восемь лет она издала дополнение к нему. Сегодня Джейн Каллир завершает работу над онлайн-версией обновленного каталога, начатую еще в 1998 году. «Знаете, даже «просто» обновить библиографию, найти и опубликовать новые цветные изображения рисунков Шиле — это огромная задача», — говорит Джейн Каллир. Новый электронный каталог станет доступен с 31 октября, как раз к 100-летней годовщине со дня смерти Эгона Шиле.

«В онлайн-каталоге впервые доступна функция подробного поиска ссылок, вспомогательных документов и изображений, — рассказала Джейн Каллир. — Масштаб творчества Эгона Шиле огромен, на рынке продолжают появляться его «новые» работы.

Поэтому обновлять имеющиеся сведения крайне важно и для развития самого рынка, и для защиты частных собраний коллекционеров. Ценность произведений Шиле растет, и появление подделок — большая опасность для рынка».

У Джейн и ее мужа Гэри нет детей, а содиректору галереи Хильдегард уже за 90. Кто же продолжит галерейное дело? Не исключено, что наследие получит один из мировых музеев. Или же в дело войдут наследники художника.

Пиво и Bugatti, дальние родственники Эгона Шиле

Прямыми наследниками Эгона Шиле были мать и две сестры, Мелани и Гертруда (Герти). Мелани (в замужестве Шустер) умерла бездетной. Сын Гертруды Антон Пешка — младший завещал свою коллекцию Музею Вены. Его отец, художник Антон Пешка познакомился с Эгоном Шиле в Академии изящных искусств. Позднее он стал мужем сестры Эгона Гертруды. Их сын Антон тоже стал художником и коллекционером Эгона Шиле. Племянник и племянница Антона Пешки — младшего Эвелин Пешка и Хелмут Пешка сегодня считаются самыми близкими родственниками Эгона Шиле.

Сестра Шиле Мелани была замужем за Густавом Шустером, сестра которого Тереза стала женой Норберта Градиша. Его внук Вернер Градиш — основатель и президент Bugatti Club Austria в родном городе Эгона Шиле Тульне. Вернер Градиш владеет единственной на сегодня семейной коллекцией работ Эгона Шиле. Помимо работ Шиле Градиш коллекционирует гоночные автомобили и аксессуары марки Bugatti.

В числе наследников Шиле — Маркус Фюрер, троюродный племянник по материнской линии, директор пивоваренного завода Gablitzer, где выпускают бутылочное пиво Egon Schiele.

Пиво подают на открытии выставок в Музее Леопольда в Вене — Gablitzer поддерживает проекты этого музея, название которого теперь тесно связано с именем Эгона Шиле.

Новости партнеров