Президент за рулем. Как прошел ралли-рейд в одной из самых закрытых стран мира
DR

Президент за рулем. Как прошел ралли-рейд в одной из самых закрытых стран мира

DR
98% отказов в визе для иностранцев, запрет на выезд из страны мужчинам до 40 лет, тотальный культ личности — так в европейской и российской прессе представляют Туркменистан. Осенью 2018 года в стране прошел международный ралли-рейд — на неделю в стране забыли об ограничениях и впустили сотни иностранцев: гонщиков, механиков и журналистов. Forbes Life рассказывает, как это было

Песок простирается на десятки километров вокруг. Посреди ухабистой пустыни с торчащими тут и там кустарниками внезапно возникает деревня. Первое, что замечаешь, — плетеная изгородь для скота. Второе — ряд одинаковых серых домиков с надписью «2014» на фасаде. Судя по всему, это год постройки. Третье — солнечные панели, которые снабжают дома электричеством. К пруту привязан сидящий на земле верблюд, рядом бродит небольшое стадо баранов. Мы в Туркменистане.

Строго говоря, группа журналистов, сопровождающих участников «Амуль-Хазар-2018», не должна была оказаться в этой деревне. В попытке срезать дорогу мы сбились с пути и теперь блуждаем в самой середине Каракумов, пытаясь выйти на след уехавших вперед гонщиков.

Но если бы не это, мы бы не увидели подлинное лицо сельского Туркменистана. Страны, где в самом дальнем уголке пустыни у людей будет современный дом с возобновляемым источником энергии, а местные жители всегда накормят, подскажут дорогу и даже проводят через барханы. На «Жигулях», мотоцикле или на верблюде — как повезет. Все три вида транспорта пользуются в Туркменистане сопоставимой популярностью.

Потратить все на спорт

Доходы Туркменистана резко увеличились одновременно с ростом цен на газ. Страна добывает метан на шельфе Каспийского моря у побережья города Туркменбашы, который местные по советской привычке называют Красноводском. Легкость извлечения природного газа вкупе с небольшими зарплатами местных жителей сделали туркменский газ дешевым, а потому очень конкурентоспособным на мировом рынке. Основной покупатель — Китай.

Сверхдоходы от экспорта газа позволяют президенту страны Гурбангулы Бердымухамедову активно вкладывать бюджетные деньги. Спорт стал одним из первых приоритетов лидера нации. В 2017 году в столице страны, Ашхабаде, прошла Азиада — так называют соревнования по Олимпийским видам спорта для стран Азиатского континента. В конце 2018 года на той же площадке состоится чемпионат мира по тяжелой атлетике. А в сентябре в Туркменистане прошла гонка мирового масштаба.

Многие годы Бердымухамедов личным примером пропагандирует здоровый образ жизни. Президент бегает, участвует в велопробегах, устраивает скачки и управляет гоночным автомобилем. В 2009 году президент придумал международный ралли-рейд по следам Великого шелкового пути — исторического маршрута, который связывал Европу с Китаем тысячу лет назад.

На западе Великий шелковый путь шел через Россию, поэтому Бердымухамедов обратился к российским функционерам. Воплощением идеи занялась гоночная команда «Камаз-Мастер». Легенды автоспорта, многократные победители ралли-рейда «Дакар» давно бредили организацией собственной гонки, поэтому проект Бердымухамедов оказался как нельзя кстати. Первый в истории ралли-рейд «Шелковый путь» прошел осенью 2009 года по маршруту Казань-Ашхабад. А потом стороны что-то не поделили: бренд «Шелковый путь» остался у «Камаза», а Туркменистан исчез из маршрута гонки. Все изменилось в этом году.

Mini для президента

В мае 2018 года Туркменистан с помпой представил новый проект — недельный ралли-рейд через всю страну. Участвовать должны были внедорожники, мотовездеходы и грузовики. Марафон получил название «Амуль-Хазар» — в честь древних названий мест старта и финиша.

Гонка начиналась в Туркменабаде (до XV века — Амуль, в советское время — Чарджуй), а заканчивалась в Авазе, новейшем туристическом кластере, который на 100% состоит из отелей. В Авазе нет даже жилых домов: сотрудники местных гостиниц приезжают на работу из соседнего Туркменбашы. Когда-то в этом районе жили хазары, тюркоязычный народ, связанный с туркменами общей историей.

Организатором гонки выступил Жан-Луи Шлессер — культовая фигура в мире ралли-рейдов и, возможно, лучший гонщик-марафонец в истории спорта. Француз дважды выигрывал знаменитый «Париж-Дакар», а затем сам организовал гонку по тому же маршруту. Этот марафон называется просто «Африка». Сегодня Шлессеру по прозвищу «Лис пустыни» 70 лет, но Жан-Луи до сих пор спит в палатке, штурмует барханы на внедорожнике и летает над пустыней на вертолете в поисках лучших мест для гонок по бездорожью.

Для создания ралли-марафона в Туркменистане Шлессер привез из «Африки» всю свою команду — с десяток французов пенсионного возраста, которые знают все о гонках по пересеченной местности. Кто познакомил Шлессера с Бердымухамедовым, неизвестно, но их первая встреча явно стала судьбоносной. Теперь Шлессер сидит в президентской ложе, а его новый друг дает торжественный старт ралли-рейду «Амуль-Хазар» в качестве гонщика: символические 10 км первого спецучастка Бердымухамедов проезжает лично. Автомобиль у президента соответствующий: многократный победитель «Дакара» MINI ALL4Racing от немецкой команды X-Raid. Это лучший внедорожник для ралли-рейдов из тех, что можно купить.

После Бердымухамедова место за рулем желтого Mini займет его персональный водитель Ходжагулы Аннамаммедов. В автомобильном зачете ралли-марафона шофер президента финиширует третьим.

«Лис пустыни»

Первое, о чем думает организатор каждого ралли-рейда, — как привлечь участников. С «Дакаром» все просто: выступить в самом известном автомарафоне на планете стабильно хотят сотни энтузиастов. Остальным гонкам сложнее. Ралли-рейды соперничают за участников с помощью разнообразия гоночных трасс, размера стартовых взносов и простоты оформления на гонку.

Хороший результат для этапа кубка мира — 30 с небольшим экипажей, рассказал организатор бахи «Северный лес» Сергей Лебедев. Эта гонка входит в кубок мира по ралли-рейдам под эгидой Международной автофедерации (FIA). По сути, кубок мира — главный чемпионат для всего сообщества гонок по бездорожью.

По мнению Лебедева, стоимость организации недельного ралли-марафона исчисляется миллионами долларов. Точную сумму расходов на «Амуль-Хазар» не раскрыли ни туркменские организаторы, ни команда Шлессера. И те, и другие утверждают, что сработали в плюс — хотя при отсутствии спонсоров это невозможно. «Лис пустыни» проведет еще как минимум три «Амуль-Хазара»: контракт Шлессера с туркменами истекает в 2020 году. Речь идет о том, что туркменская сторона платит Шлессеру за прокладку маршрута и общую организацию, а Жан-Луи заботится обо всем остальном, указали источники, знакомые с ситуацией.

В 2018 году «Амуль-Хазар» прошел в качестве кандидата на включение в кубок мира; в следующем году марафон в Туркменистане состоится в мае и станет полноправным этапом международного ралли-рейдового первенства, сообщил Шлессер.

Впрочем, даже без официального статуса ралли-рейд в Туркменистане собрал 85 участников из десятков стран. Это грандиозный результат для любого ралли-марафона, утверждает Лебедев. Для новой гонки без всякой истории это и вовсе нонсенс. Тот же «Шелковый путь», с которого когда-то начиналась история «Амуль-Хазара», к 2018 году превратился в местечковую гонку с 27 участниками, большая часть из которых представляла домашнюю для организаторов Россию. В Туркменистан приехал весь цвет мировых ралли-рейдов: двукратный триумфатор «Дакара» Хуан Рома, победитель «Африки» Маттье Серрадори, заводские команды МАЗ и «Камаз-Мастер».

Танцы для гонщиков

Одновременно с грандами в гонке участвовали больше 10 местных спортсменов — и в этом, возможно, главная задача «Амуль-Хазара» для Бердымухамедова. Каждый собеседник Forbes из Туркменистана рассказывал, как сильно президент любит спорт и как он ждет успеха туркменских атлетов на мировой арене.

Местным гонщикам за государственный счет покупают гоночные автомобили, отправляют на ралли-рейды в разные страны и оплачивают тренировочные заезды по бездорожью. И если в других местах устроители стараются заработать на проведении гонок и найти спонсоров для выступлений в соревнованиях, в Туркменистане не думают об окупаемости. Благодаря Бердымухамедову спорт стал здесь национальной идеей.

На торжественной церемонии закрытия «Амуль-Хазар-2018» перед президентом страны и экипажами выступал национальный танцевальный ансамбль. Люди, привыкшие исполнять куштдепди и кара жорга, принялись изображать гонщиков. Первое движение — танцоры крутят руль, второе — дергают за рычаг коробки передач, третье — открывают капот, четвертое — откапывают автомобиль из песка. И все это в негорючих гоночных комбинезонах с нашивками в виде туркменского герба вместо спонсорских надписей.

Гонщики, сидевшие в партере, уже ничему не удивлялись. За неделю в стране они успели свыкнуться со странной реальностью: так, как в Туркменистане, ралли-рейды не любят нигде в мире.

Новости партнеров