Фонд Алишера Усманова открывает выставку русского искусства в Ватикане
Фото Getty Images

Фонд Алишера Усманова открывает выставку русского искусства в Ватикане

Фото Getty Images
При поддержке фонда Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт» в Ватикане открывается выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Сколько миллиардер тратит на искусство?

Выставка Третьяковской галереи «Русский путь. От Дионисия до Малевича» — это ответная гастроль русской иконописи и живописи второй половины XIX века — первой четверти XX века на выставку Пинакотеки Ватикана, которая завершилась в Третьяковке в 2017 году. Тогда Музеи Ватикана впервые в своей истории сняли 42 работы со стен и отправили их в Москву. Спустя два года Третьяковка отвечает не менее щедрым жестом: 47 работ из собрания галереи и семь работ из других музеев покинули свои места в постоянной экспозиции и разместились в крыле Карла Великого галереи колоннады Бернини Базилики Святого Петра.

Поддержал оба проекта фонд Алишера Усманова. Бизнесмен давно испытывает теплые чувства к Италии, Риму и его историческому наследию. В 2015 году он пожертвовал €1,5 млн на работы по реставрации древнеримской базилики Ульпия, а до этого — €500 000 на реставрацию фонтана Диоскуров и одного из залов дворца Палаццо-деи-Консерватори, в котором размещены экспонаты Капитолийских музеев. В 2017 году за эти инициативы президент Италии Серджо Маттарелла вручил Усманову орден «За заслуги перед Итальянской Республикой». Всего на поддержку культурных проектов уходит 60% бюджета фонда миллиардера «Искусство, наука и спорт». Годовой бюджет фонда составляет около 1,2 млрд рублей.

Идея проекта по обмену европейским и русским искусством возникла в 2013 году во время встречи Владимира Путина с папой римским Франциском. Воплощать идею выпало Третьяковской галерее. Поддерживать — фонду Усманова. Экспозиция, открывающаяся в Ватикане 20 ноября, будет бесплатной для всех посетителей.

Кураторы выставки Аркадий Ипполитов и Татьяна Юденкова отказались от идеи показывать иконопись и живопись в хронологическом порядке. Следуя логике архитектуры поднимающейся вверх галереи Бернини, символизирующей крестный путь и крестный ход, как ее определил Аркадий Ипполитов, они выстроили диалог работ разных времен и стилей, разместили по соседству иконопись и светскую живопись передвижников и их современников. Оказалось, что знакомые с детства хрестоматийные работы совсем не о том и не про то, как их привыкли воспринимать. Скорбящая мать Крамского на картине «Неутешное горе», оплакивающая смерть своего сына, держит платок, как богородица на иконе «Спас нерукотворный. «Не рыдай мене, мати» XVII века. Полицмейстер на картине Перова «Утопленница» сидит в той же позе, что и деревянная скульптура Христа «Спас в Темнице» из Пермского художественного музея. «Купание красного коня» Петрова-Водкина — сюжетный повтор «Чуда Георгия о Змие» XVI века. Единственный пейзаж на выставке — «Над вечным покоем» Левитана с крошечной точкой света в окне маленькой церкви — висит напротив «Видения преподобного Евлогия» XVI века, на которой ангелы, спустившиеся с небес на землю, держат церковь и спасают людей. «Черный квадрат» Малевича расположился рядом со «Страшным судом» новгородской школы XVI века.

Как заметила на открытии директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, соседство русской иконописи и живописи показывает, что процесс поиска скрытого метафизического смысла за поверхностью вещей в русском искусстве не прекращался.

Новости партнеров