Дворянские гнезда: кто восстанавливает старинные усадьбы в русской провинции

Фото DR
Возрожденные старинные дворянские усадьбы, где можно с комфортом провести зимние праздники

«Здесь незачем волноваться, нечего мутить; здесь только тому и удача, кто прокладывает свою тропинку не торопясь, как пахарь борозду плугом. И какая сила кругом, какое здоровье в этой бездейственной тиши! Тишина обнимает его со всех сторон, солнце катится тихо по спокойному синему небу, и облака тихо плывут по нему, кажется, они знают, куда и зачем они плывут. В то самое время в других местах на земле кипела, торопилась, грохотала жизнь; здесь та же жизнь текла неслышно, как вода по болотным травам; и до самого вечера Лаврецкий не мог оторваться от созерцания этой уходящей, утекающей жизни; скорбь о прошедшем таяла в его душе как весенний снег, — и странное дело! — никогда не было в нем так глубоко и сильно чувство родины». (Иван Тургенев, «Дворянское гнездо»)

Иван Сергеевич Тургенев был убежден: нигде в мире нет такого блаженства, как в российской глухомани. Но из 7000 сохранившихся дворянских гнезд не превратилось в руины лишь каждое десятое. В 2012 году государство разрешило выкупать объекты исторической недвижимости частным лицам. Оказалось, многие из тех, кто читал Тургенева в школе, готовы инвестировать в образы из романов: садиться, как в экипажи, в вертолеты и мчать в свои усадьбы.

Чтобы получить историческое имение, нужно победить на аукционе и арендовать усадьбу у федеральных или региональных властей на 49 лет. Государство обещает арендную плату «рубль за метр» и даже возможность приватизации. Так 400 усадеб обрели новых владельцев. Но у аренды есть обязательное условие — проведение ремонтно-реставрационных работ за счет арендатора. А плата «рубль за метр» устанавливается лишь после сдачи объекта в эксплуатацию. «Осознание того, что компенсация средств не совпадает с реальными тратами, отталкивает собственников, — считает Дмитрий Ойнас, вице-президент фонда «Возрождение русской усадьбы». Например, отказались от одного из своих проектов крупнейшие участники рынка исторической недвижимости, основатель и владелец ГК «Конкор» Владимир Кононов и его супруга Ирина. В 1990-х Кононовы с музейной дотошностью восстановили усадьбу середины XIX века, дом Ивана Белюстина в Калязине. В 2004 году они взяли в аренду тверскую усадьбу Знаменское-Раек архитектора Николая Львова, один из самых известных примеров русского палладианства XVIII века. Арендно-охранный договор предполагал проведение археологических и противоаварийных работ и разработку проекта реставрации. «В первую очередь колоннады из 109 колонн, — рассказала Forbes Life Ирина Кононова. — Реставрация каждой колонны стоит как ремонт небольшого дома». Супруги восстановили колоннаду и два из четырех флигелей, привели в порядок парк, высадили 10 000 роз. Это стоило им не менее $20 млн. И тут Кононовы узнали, что при приватизации усадьбы «учесть уже понесенные расходы невозможно. Получается, чем лучше сделаешь сейчас, тем дороже заплатишь за усадьбу потом». Продлевать арендно-охранный договор они не стали.

Forbes Life выбрал пять имений, которые перешли в частную собственность.

Терем Асташово, Чухломской район Костромской области

Собственник: инвестиционный банкир Андрей Павличенков и его супруга Ольга Головичер.

Условия владения: в собственности с 2007 года.

От терема Асташово до ближайшего райцентра Чухломы — 30 км. Дорог почти нет. «Именно удаленность от цивилизации и максимальная близость к природе стала визитной карточкой Асташова», — считает специалист по русским усадьбам Вадим Разумов.

DR

Деревянный терем был построен в 1903 году образованным крепостным Мартьяном Сазоновым как свадебный подарок второй жене Анне. Эксцентричный архитектурный проект выполнил петербургский зодчий Иван Ропет (баня-теремок его работы стоит в мамонтовском Абрамцеве).

В 2007 году ветхую покосившуюся диковинку решили восстановить инвестиционный банкир Андрей Павличенков и его супруга Ольга Головичер. Задача оказалась непростой: права наследования на землю в заброшенной деревне запутанны, а сам терем, как рассказала Forbes Life Ольга Головичер, «Росреестр и БТИ увидели впервые, когда мы в 2010 году регистрировали права собственности». В тот момент уже полным ходом шла реставрация. Работы возглавил архитектор из города Кириллова, специалист по русскому северному зодчеству Александр Попов.

Новые владельцы открыли в тереме гостиницу и музей, водят экскурсии по окрестностям. По словам Андрея Павличенкова, в 2017 году в тереме побывали порядка 2000 человек: «И это без всякой рекламы, только благодаря сарафанному радио». В 2019 году супруги рассчитывают утроить туристический поток, открыв в Асташове ресторан. «Хотим сделать простую русскую кухню, с акцентом на местные продукты».

Объем инвестиций в Асташово Павличенков и Головичер не раскрывают. Добиться окупаемости супруги рассчитывают в ближайшие два года.

Усадьба Студеные Ключи, Заволжский район Ивановской области

Собственник: Александр Широков, гендиректор компаний «Капитал» и «Редвелл».

Условия владения: в собственности.

Студеные Ключи еще восстанавливаются, но уже сейчас там устраивают музыкальные фестивали, шахматные турниры, культурные форумы, творческие лагеря молодых художников.

Усадьба в стиле классицизма неподалеку от города Кинешмы построена в начале ХХ века на средства потомственного дворянина Николая Рузского по проекту архитектора Владимира Адамовича. После революции усадьбу национализировали, разместили в ней рабочий клуб, затем туберкулезный диспансер и в конце концов перевели на баланс Заволжского химического завода.

DR

Сегодня владелец усадьбы — 47-летний бизнесмен, потомственный военный Александр Широков. После отставки Широков открыл в Иванове строительный бизнес. Тогда и обратил внимание на объекты исторического наследия. В 2012 году Широков выкупил усадьбу Студеные Ключи у бывшего владельца. Студеные Ключи — это главный дом с парадными помещениями, террасой, залом-полуротондой и широкой двухмаршевой лестницей на второй этаж, а также усадебный парк с хозяйственными постройками. Автор проекта реставрации комплекса — ивановский архитектор Александр Свиридов.

В восстановление главного дома и исторических построек Широков вложил более 100 млн рублей. Теперь на территории усадьбы есть каретный двор, летник, флигель и мастерские. В планах — обучать посетителей народным промыслам, гончарному, кузнечному, швейному делу, характерным для традиционной усадебной жизни начала ХХ века. Есть идея организовать коммерческую рыбалку и давать уроки садоводства.

К 2025 году в Ключах построят гостиницу на 20 номеров. Сейчас посещение усадьбы, мероприятий и проведение фотосессий бесплатное. «Пока брать деньги с посетителей я не готов»,— сказал Александр Широков Forbes Life.

Усадьба Марьино, Тосненский район Ленинградской области

Собственник: Галина Степанова, совладелец компаний «Северный берег» и «Орион».

Условия владения: в собственности с 2008-го.

Петербургская предпринимательница Галина Степанова купила родовое имение Строгановых-Голицыных у обанкротившегося завода «Сокол».За первые три года новая владелица полностью восстановила главный дом, вылечила старые деревья, обустроила парк в английском стиле с каскадами прудов, плотинами и водопадами. Сегодня в усадьбе открыты отель на 22 номера и ресторан с европейской, восточной и русской кухней. С 2011 года в усадьбе есть небольшая конюшня. Можно кататься на лошадях, на лодках, велосипедах, санях, лыжах и коньках, играть на бильярде и в настольный теннис. На местной ферме разводят баранов, коров, кур, гусей и даже страусов. В усадьбе собрана обширная библиотека и открыта галерея, где выставляются работы современных художников-реалистов. (когда-то Галина Степанова владела галереей «Петербургский художник»).

DR

Основной доход усадьбе приносит проведение свадеб, дней рождения, корпоративов и семинаров. «Но этого недостаточно», — утверждает Степанова. За 10 лет добиться окупаемости усадьбы не удалось.

У владелицы появилась мечта — заказать скульптору Михаилу Шемякину фигуру Пиковой дамы, ведь ее прототипом послужила Пушкину хозяйка усадьбы Наталья Голицына. «Этот факт непременно нужно увековечить», — говорит Галина Степанова.

Усадьба Степановское-Волосово, Зубцовский район Тверской области

Собственник: бизнесмен Сергей Васильев, председатель совета директоров ИГ «Русские фонды».

Условия владения: в собственности.

Степановское-Волосово на самом деле настоящий дворец, напоминающий Шереметевский в московском Останкине. Только главный дом в Степановском больше, парк в английском стиле обширнее. Проект усадьбы приписывается Джакомо Кваренги, главному русскому палладианцу. До революции усадьба принадлежала потомкам княжеского рода Куракиных, придворных Павла I. В главном доме хранился княжеский архив, библиотека, коллекции живописи, медалей, монет и минералов. После революции имение национализировали, сохранившуюся часть коллекций передали в Тверь и Москву. Усадьба пострадала во время Второй мировой. После войны в Степановском открыли психоневрологический диспансер. В 2005 году главный дом горел.

Фото Вадима Разумовского

«На реставрацию главного дома и английского парка у нас ушло восемь лет и несколько сотен миллионов рублей»,— рассказал Forbes Life Сергей Васильев. Сейчас имение восстановлено, пруд очищен, парк приведен в порядок. Усадьба постепенно начинает зарабатывать, как говорит Васильев. По усадьбе и парку водят экскурсии, в ней устраивают свадебные обеды, торгуют продуктами местной фермы. По подсчетам владельца, в 2017 году в усадьбе побывало не менее 3000–4000 посетителей.

Усадьба Скорняково-Архангельское, Задонский район Липецкой области

Собственник: Алексей Шкрапкин, финансист, инвестор, гендиректор ИК «Форту-Фэмили».

Условия владения: в собственности.

В центре усадьбы — стройный белоснежный храм Михаила Архангела начала XIX века с базиликальным куполом, классическим ризалитом и двухъярусной надвратной колокольней. Бизнесмен Алексей Шкрапкин увидел полуразрушенный храм в детстве. По его словам, тогда же появилась мечта его восстановить. Об усадьбе не было и речи. Вокруг храма были не то что руины, а мелкие куски построек.

DR

Первым владельцем усадьбы в конце XVII века был помещик Григорий Скорняков-Писарев. Два века спустя имение перешло дворянской семье Чернышевых и Муравьевых-Карских. Они построили новый главный дом, посадили роскошный сад, вырыли пруды. В новейшей истории владельцем стал руководитель производства автомобилей «Руссо-Балт» Михаил Шидловский. Алексей Шкрапкин выкупил у него имение в 2009 году за
1 млн рублей. Бизнесмену достались руины главного дома, руины храма и территория в 30 га. В восстановление было вложено более 200 млн рублей. В 2008 году Шкрапкин открыл инвестиционную компанию «Форту-Фэмили». Этот бизнес сегодня финансово подпитывает усадебный проект.

Восстановление Алексей Шкрапкин начал с храма. Затем занялся главным домом и другими постройками. Концепцию имения — коммерческого проекта разработало французское архитектурное бюро, а реализовали московские архитекторы под руководством Петра Браговского. Строительные работы вела российская реставрационная компания «Лайм Парк». Процесс восстановления занял шесть лет.

Первые гости приехали в Скорняково-Архангельское в 2015 году. В усадьбе открыты гостиница на 30 номеров, банкетный зал на 200 человек, а в здании бывшей ткацкой фабрики — французский ресторан «Бальмонтъ». Шкрапкин неравнодушен к Франции, там у него есть замок и винодельня. По мнению владельца, Скорняково-Архангельское — идеальное место для семейного отдыха, крестин и свадеб. По подсчетам владельца, в 2017 году в усадьбе побывало 40 000 посетителей. Несмотря на гигантский поток, окупить проект раньше чем через 15–20 лет Шкрапкин не рассчитывает.

Новости партнеров