Почему создавать арт-центр в Москве интереснее, чем в Лондоне

Луганская Дарья Forbes Contributor
фото Макса Новикова для Forbes
После 23 лет карьеры в консалтинговой компании Accenture Кен Клайми занялся бизнесом для души

«В России я впервые побывал в 1989 году и влюбился. Эту страну можно либо любить, либо ненавидеть — среднего не надо. Несколько лет назад я решил делать нечто связанное с искусством за пределами Британии. Как открыть оригинальный проект в городах с устоявшейся системой галерей вроде Берлина или Парижа, я не понимал. В России у меня были связи, здесь я нашел растущий рынок и богатую культуру», — объясняет свой выбор Кен Клайми, генеральный директор нового московского арт-центра Exposed.

Exposed — это двухэтажное пространство площадью 600 кв. м, которое вмещает в себя и фотостудию, и выставочные залы, и кафе, и VIP-зал. Все это — в здании бывшего подшипникового завода ГП3-2 на Шаболовке, где сегодня расположены офисы, кафе, бары, визовый центр Германии. В экспозиции арт-центра — сплошная эклектика: фактурные фотопортреты африканок, снятые британским фотографом Джоном Керри, а рядом — «памятники русским царям», стилизованные под позеленевшую бронзу фигуры из полиуретана скульптора Леонида Сохранского. В этом и заключается особенность арт-центра: сюда везут то, что нравится самим владельцам.

Галерист доволен тем, что не привлек инвесторов (вернуть вложения на арт-рынке, да еще и быстро, по его мнению, невозможно в принципе). Клайми вложился в это предприятие вместе с партнером Ивайло Йордановым. Наполовину русский, наполовину болгарин, Йорданов последние 14 лет живет в Лондоне, где и подружился с Клайми пару лет назад. Йорданов занимается IT-проектами: он входит в число основателей британской компании Espotting, одной из первых в Европе внедривших рекламную модель pay per click. C тех пор как американская FindWhat приобрела Espotting, Йорданов занимался собственными проектами в онлайне.

Еще один русский друг Клайми, чью фамилию он не называет, познакомил британца с директором ГП3-2 Владимиром Терещенко — таким образом решился вопрос с местом для арт-центра. Бизнесмен не видит особых проблем в расположении — все-таки центр города совсем рядом.

Вторая жизнь

Владелец нового-арт центра прежде всего бизнесмен, а искусство — его увлечение. Шотландец по происхождению, выпускник Университета Глазго, Клайми сделал карьеру в крупной консалтинговой компании Accenture (318-е место в списке крупнейших публичных компаний мира Forbes Global 2000, доход $30 млрд), куда пришел в 1983 году. Работал с международными клиентами, такими как British American Tobacco, Microsoft (Европа) and Robinsons (Сингапур). В качестве менеджера Accenture он и побывал в Москве впервые. А в 1994-м Клайми получил статус партнера. Когда состоялось IPO компании, он тоже заработал на приобретенных в 2001 году акциях, что дало ему возможность запустить собственные проекты.

«Когда мне было 23 года, я пообещал себе, что не проведу половину жизни в одной компании, и к 46 у меня будет свое дело», — вспоминает британец. С 2006 года при поддержке друзей он занялся предпринимательством. Сегодня ему принадлежит доля в небольшой фотогалерее Culture Capital (в том числе часть 700 кв. м офисного пространства на берегу Темзы, рядом с галереей Тейт Модерн). Часть работ, выставленных в российском арт-центре, привезены как раз из Culture Capital. «Мне по-прежнему интересен тот проект, но дела ведет мой партнер», — говорит Кен о своей студии в Британии. Он основал ее вместе с фотографом Джеймсом Спаршаттом.

Второе предприятие британца — фитнес-центр, который делает ставку на сервис персональных тренировок SIX3NINE. Кен — один из трех основателей (ему принадлежит 45% акций). Этот проект запущен недавно по стартовым капиталом $800 000. По планам владельцев в 2014 году прибыль SIX3NINE должна составить $2 млн. Параллельно они работают над развитием международной сети — залы смотрят в том числе и в России. Выбор ниши для бизнеса Клайми объясняет просто: «Я занимаюсь тем, к чему у меня есть страсть».

В Лондоне быстрее

Его страсть к искусству и России превратилась в конкретную идею в 2011 году. В процессе работы несколько раз менялся бизнес-план, переносились сроки. В конечном счете российский архитектор подготовил проект Exposed в 2012 году — с тех пор бизнес-план уже не перекраивали. На физическое воплощение проекта ушло полтора года.

Именно в затянутости процесса Клайми видит главную проблему открытия арт-центра в Москве. «Сложность не в коррупции: она есть везде. В России все занимает уйму времени. Физически создать это пространство в Англии можно было бы в два раза быстрее», — говорит Кен. Частично Кен связывает это с банальным отсутствием нужных материалов в России: например, оборудование для освещения и покрытие для пола везли из Италии. Частично тормозит процесс бюрократия. «Бумажной работы здесь очень много. Но, с другой стороны, получить разрешение на создание арт-центра возможно в принципе: в России открыты новым идеям. В Британии все быстрее, но барьеров больше», — заметил Клайми. В Лондоне тот формат, который он хотел воплотить, — арт-центр для среднего и высшего класса одновременно — не прижился бы.

Все для всех

«На сформировавшихся рынках, как правило, есть жесткая сегментация — только высокое искусство, только определенный стиль и так далее. Обычно фотостудии, концертные площадки и литературные центры — это отдельные организации. Но в Лондоне некоторые магазины, например Harrods и Selfridges, выделились из общей массы именно тем, что предложили широкий ассортимент товаров, разных стилей и цен», — объясняет Кен, почему подобному арт-центру не место в британской столице.

Смотреть на работы художников можно бесплатно. Зарабатывать Клайми собирается на их продаже. Пока цены колеблются от €700 до €12 000. «Позже будет дороже: либо привезем художников с громкими именами, либо наши подрастут», — рассчитывает британец. Часть товаров принадлежит Exposed, часть остается в собственности художника, арт-центр получает комиссию с продажи. По оценкам Кена, привозить будут от 150 до 250 произведений. Кроме картин, скульптур или фотографий здесь продают книги по искусству и дизайну, а также винтажные постеры. К концу 2014 года перед Exposed стоит оптимистичная задача — наторговать на $1,25 млн. Сроки выхода на прибыль Клайми не прогнозирует. «Если мы станем прибыльными через девять лет, я буду доволен», — говорит он.

Сегодня в штате у Клайми около 10 сотрудников, сам он живет в Москве примерно по два месяца, а ключевые решения принимает вместе с управляющим директором Раисой Сидоренко, экспертом по аргентинскому искусству. Большинство выставленных художников — давние знакомые Клайми, но в перспективе в Exposed хотят открывать новые имена, в том числе российские.

По мысли создателей, посетитель должен задержаться в Exposed надолго: посмотреть выставку, послушать лекцию. На сегодняшний день уже заключен контракт с «ЭКСМО» — здесь выступят известные авторы издательства.

Если этот формат приживется на московской почве, британец собирается перенести модель в другие страны. Пока речь идет о Буэнос-Айресе и Сингапуре — местах, где уже есть деловые контакты.

Новости партнеров