Принцесса Канн: как актриса поставила на место президента-волюнтариста великой страны

Юрий Гладильщиков об открытии 67-го Каннского кинофестиваля и премьере картины «Принцесса Монако»

Очередной 67-й Festival de Cannes стартовал 14 мая в 21:15 по московскому времени показом псевдоисторического фильма «Принцесса Монако» с Николь Кидман в главной роли (даже в титрах указано, что он основан на вымышленных событиях, но опирающихся на реальные факты). В оригинале — Grace de Monaco. У нас эта картина выйдет через неделю. Отношение к ней у автора этих строк противоречивое. Но — очень интересно противоречивое.

Сразу после спецпоказа фильма для прессы, который состоялся в тот же день утром, стало понятно, что он не нравится никому. То, что фильм не по душе трем детям принцессы Монако, которые уже года два выступают против премьеры, известно давно. Но он не по душе и кинокритикам: и российским, и иностранным. Что интересно, по противоположным причинам. Наши критики видят в этой картине об участи знаменитой актрисы Грейс Келли, которая в 1950-е, после шести лет голливудско-оскаровского триумфа, вышла замуж за принца Монако и осталась принцессой до конца своей трагической гибели в автокатастрофе в 1982-м, исключительно слащавую мелодраму. Иностранным агентам, судя по рецензии в авторитетном американском The Hollywood Reporter, не хватает именно мелодрамы, гламура. Им бы хотелось рассказа о том, как голливудская суперзвезда, необдуманно став европейской принцессой, оказалась в тюрьме золотой политической клетки. А такой рассказ, хотя и есть в фильме, не вполне выпячен.

В результате у режиссера, француза Оливье Даана возник конфликт с американским прокатчиком. Не с кем-нибудь, а с могущественным и вечно своим в Канне Харви Вайнштейном. Последний тоже хочет иного монтажа — подладки фильма под американскую аудиторию, уровень которой его, видимо, не вдохновляет. Весь день 14 мая был посвящен в Канне спорам, придет ли Вайнштейн вечером на красную лестницу олицетворять собой фильм открытия фестиваля. А если и придет, то не ради ли того, чтобы поддержать своего друга главного каннского отборщика Тьерри Фремо, полномочия которого в этом году могут завершиться?

О Вайнштейне позже. Пока о фильме. В нем действительно масса недостатков — и прежде всего мелодраматизм. Извините, но в туалете нечаянно подслушал саркастический диалог иностранных коллег после просмотра. «Любовь – это обязательство» - именно такой вывод из фильма сделали они.

По мне, фильм об ином. И не зря Каннский фестиваль поставил его на открытие. Этот фильм очень даже политический и имеет отношение к ситуации «Россия – Украина». Я не раз говорил, что для Каннского фестиваля, в отличие от Берлинского, киноискусство важнее политики. Но куда деваться, когда рядом в Европе творится такое?

В целом картина о том, как одна конкретная актриса сумела повлиять на политическое оздоровление Европы и победить в 1960-е самого могущественного на тот момент президента-волюнтариста, а конкретно де Голля.

С точки зрения информации – если многого не знать заранее – фильм попросту ошеломляет. Оказывается, в 1961-1962 годах (о прошлом и будущем Грейс Келли в фильме речи почти нет) Франция всерьез наехала на независимое княжество Монако. Де Голль, обескураженный потерями бюджета в ходе давней войны с Алжиром, поставил ультиматум князю Монако: либо граждане этого государства платят налоги Франции и открывают дорогу французским компаниям, либо Франция спустя полгода осуществит аннексию Монако. Поскольку мы все сейчас только и думаем, что об иной аннексии – Крыма, фильм внезапно обретает дополнительный толк.

И вот тут-то оказывается, что княжество Монако почти прогнулось. Но во главе оказалась вот эта непримиримая, по меркам де Голля, стерва. Именно тогда Хичкок предложил ей вернуться в кино и сыграть главную роль в знаменитом впоследствии психо-фрейдистском триллере «Марни» (в итоге в нем сыграла Типпи Хедрен). Грейс было согласилась, но вскоре поняла, что ее народ, который ее не знает, приставленные к ней шпионы и прочие сочтут возврат в Голливуд как окончательный приговор независимости Монако. И она сама заточила себя в золотой клетке, отказавшись от роли у Хичкока, но согласившись сыграть другую роль: принцессы-властительницы Монако. Она стала брать уроки французского, незнание коего отделяло ее от народа, и протокольного поведения. Она по-актерски – с помощью преподавателей по протоколу - научилась выражать монаршие эмоции легким движением губ или бровей.

Она попросту стала предшественницей сверхпопулярной в народе и мире принцессы Дианы, и это напугало де Голля. Президент не решился аннексировать Монако, чтобы не создать себе противника в виде популярной экс-актрисы Грейс. Это, при всех претензиях к мелодраматическому сюжету, сказка о том, что искусство сильнее политики. Что одна простая актриса с помощью обаяния одолела государственного монстра, целую страну, ее Сталина. Это важно и для Европы, и для нас.

Фильм о том, что с политическими тиранами можно – и должно – бороться.

При этом можно их побеждать, ставить на заслуженное (вскоре проигранное ими в истории) место.

О гибели Грейс в фильме ничего не сказано. Но поскольку, если верить фильму, во время отстаивания независимости Монако она наплодила кучу врагов, политических и финансовых, нет никакой сенсации в том, что потом принцесса разбилась в автокатастрофе. Ей наверняка помогли. Впрочем, в фильме есть эпизод, рассказывающий, что она в состоянии стресса любила гонять на спортивных авто по извилинам горных дорог. Канн особенно приветствует фильм не только из-за аннексии Крыма. Но и потому, что голливудская звезда Грейс Келли впервые встретилась с будущим мужем, князем Монако, в 1955-м на Каннском кинофестивале.

Вайнштейн таки не пришел на вечернюю торжественную демонстрацию «Принцессы Монако». Что не помешало пафосному каннскому залу приветствовать Николь Кидман как новую Грейс Келли.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться