Forbes
$64.1
71.33
DJIA17694.68
NASD4779.25
RTS930.70
ММВБ1893.52
21.08.2014 04:30
Иван Просветов Иван Просветов
заместитель главного редактора Forbes 
Александра Зеркалева Александра Зеркалева
бывший редактор Forbes Life 
Поделиться
0
0

Олег Бойко: «Кино — вещь до конца не просчитываемая»

Олег Бойко: «Кино — вещь до конца не просчитываемая»
фото Дмитрия Тернового для Forbes
Что заставляет российского миллиардера вкладываться в голливудскую франшизу

Миллиардер Олег Бойко в интервью Forbes — о работе над второй частью «Города грехов», впечатлениях от Голливуда и планах в кинобизнесе.

21 августа 2014 года в российский прокат выходит фильм «Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убивать». Сразу после выхода на экраны первой части «Города грехов» в 2005 году режиссер Роберт Родригес заявил, что у фильма будет продолжение. Однако съемки сиквела начались лишь осенью 2012 года.

Сценаристом второй части выступил автор оригинального графического романа Фрэнк Миллер, продюсерами – братья  Вайнштейны, главные роли исполнили Брюс Уиллис, Микки Рурк, Джессика Альба и Ева Грин. Крупнейший частный инвестор картины – российский предприниматель Олег Бойко, владелец холдинга Finstar. Он также финансирует режиссерский дебют Скарлетт Йоханссон – фильм «Летний круиз», работа над которым начнется в этом году. Накануне выхода ленты Родригеса на экраны Бойко поговорил с Forbes о рисках инвестирования в кино и умении завязывать контакты с главными людьми в Голливуде.

— Вы, профессиональный инвестор, всегда выбирали проекты с расчетом на устойчивую доходность или выход с хорошей прибылью – розничная торговля, металлургия, банковский, игорный, девелоперский бизнес. Почему вдруг кино?

— Давно хотелось попробовать что-то сделать в творческой сфере. У меня там довольно много друзей. Года два тому назад Катерина Гечмен-Вальдек, моя давняя знакомая (она сама продюсер), рассказала о возможности поучаствовать в съемках  второго «Города грехов». Я сразу согласился. Естественно, я встречался с режиссером, продюсерами, читал сценарий. Но для себя на эмоциональном уровне сразу решил, что да, настолько мне был интересен жанр. К тому же американская киноиндустрия – самая профессиональная, американский кинорынок – самый масштабный. Захотелось попасть в эпицентр.

— И на каких условиях?

— Условия более или менее стандартные. Подробности говорить не вправе — коммерческая тайна. Это довольно сложная система каскадного распределения денег между разными участниками на разных этапах. Кино в Соединенных Штатах никогда не финансируется только из кармана инвесторов. Там всегда есть и банки, и налоговые кредиты. Но из частных инвесторов в «Городе грехов 2», насколько мне известно, я самый крупный.

— Бюджет фильма, предположительно, $60 млн. В любом случае, ваши вложения – несколько миллионов долларов. Вы оценивали риски и перспективы возврата средств?

— Естественно. Я поехал в Голливуд и прожил там полгода. Мне хотелось не просто снять фильм, а разобраться, как устроена киноиндустрия. Надо сказать, много неожиданного для себя узнал. Купил кучу книг и в первой из них, на первой же странице обнаружил крупным шрифтом (пересказываю не дословно): инвестируют в кино, как правило, по эмоциональным мотивам, из стремления приобщиться к искусству.

Другими словами, проекту для полноты счастья участников нужен романтический инвестор.

Кто-то должен терпеть творческие риски. Самый главный и неприятный закон киноиндустрии заключается в том, что из десяти снятых фильмов семь теряют деньги, один выходит в ноль и только два зарабатывают. То есть это, по сути, венчурное инвестирование.

— Независимо от того, что за режиссер, сценарий, актерский состав?

— Я пытался вычислить продюсеров и режиссеров, у которых есть устойчивый многолетний «трек-рекорд» зарабатывания денег. Надо сказать, неожиданная получилась выборка: совсем не те, кого можно было бы ожидать. И вообще таких людей очень мало – у которых каждый кинопроект прибыльный. Даже у самых талантливых режиссеров бывают сбои. Это все таки не наука, а искусство.

— Если не секрет, могли бы назвать несколько фамилий?

— Честно говоря, я список уже не помню.

— А братья Вайнштейны там были?

— Могу сказать, что ни одного известного режиссера или продюсера в этом списке не оказалось.

— Почему вы тогда вложились в «Город грехов 2»?

— Прежде всего, чтобы войти в мир кино. «Город грехов» – хорошая визитная карточка для начала. Кинобизнес весь основан на эмоциях, связях и отношениях.

Хороший сценарий нельзя просто взять и купить. 

То же самое – отношения с режиссерами, актерами, прокатными компаниями. «Город грехов» – проект специфический, но проверенный. О продолжении говорят давно, публика уже соскучилась. Звездный состав дополнила Ева Грин, это прибавит интереса. Как минимум, на сиквел пойдут все, кто смотрел первый фильм. А с учетом того, что будет 3D-версия, он должен собрать даже больше денег (общие сборы Sin City, вышедшего на экраны в 2005 году, — $158,7 млн, в США — $74,1 млн, в России — $2,4 млн. — Forbes).

— На съемочной площадке были?

— Конечно. Там много чудес происходит. Родригес — очень авангардный режиссер. Несмотря на то что он подвержен творческим порывам, технологическая часть у него выстроена исключительно рационально. Процесс расписан по минутам, все 12 часов каждого съемочного дня: эти пришли, те ушли, тут поставили, там включили. Съемочное время – самое дорогое. Сцены, в которых задействованы несколько человек, у Родригеса умудряются снимать по частям. Потом их монтируют, будто все актеры играют вместе. Иначе, если есть 45 съемочных дней, каждому придется заплатить за 45 дней, а так – за пять. На съемках может не быть никаких декораций: только стол, стул и рамка дверная. Все остальное — так называемый «грин скрин». Антураж потом рисуется. Даже одежду рисуют. То есть актеры в чем пришли, в том и снимаются. Прямо с беджиками – пропусками на студию. А нужные костюмы потом дорисовывают.

— На ваш взгляд, такая технологичность не выхолащивает творчество?

— Наоборот, дает возможность сильнее фантазировать и воплотить больше задумок. «Город грехов» этим инструментарием как раз и интересен.

— Пытались участвовать в съемочном процессе?

— Нет, туда не пускают, особенно состоявшиеся режиссеры.

— До какого момента пускают вообще?

— До того, пока принимаешь решение, что инвестируешь. Контактами с Родригесом у нас в основном занимался Беспалов (Сергей Беспалов — продюсер, выходец из России, основатель компании Aldamisa. — Forbes). В процессе составления бюджета обсуждаются все важные вещи, но как только он утвержден – извините, все. После обсуждаются только бизнес-вопросы: дистрибуция и так далее. При этом кино — вещь до конца не просчитываемая. Для меня это было второе неприятное открытие – сделать из кино предсказуемый бизнес очень сложно. Нужно строить вертикально и горизонтально интегрированную корпорацию с собственным производством, дистрибуцией и финансовым дивизионом. То есть совокупность взаимосвязанных видов деятельности, которая выдавала бы несколько десятков сделок в год: съемки полного цикла, продажа и покупка прокатных прав, приобретение пэкеджей (недоделанных фильмов), финансирование постпродакшна и так далее. Причем киностудий нужно несколько. Чтобы сбалансировать взлеты и неудачи.

— Вы поняли, как можно все организовать, но этим заниматься, похоже, не будете?

— Большой бизнес строить не собираюсь, но буду инвестировать в знаковые проекты, к которым интересно иметь отношение.

Сотрудничество со Скарлетт Йоханссон — это стратегический альянс.

Она тот самый стратегический партнер, который в Голливуде может добраться до кого угодно и обеспечить участие кого угодно в проекте, а это принципиально важно. Это решается не деньгами, а только отношениями.

— Кто вас познакомил?

— Голливудские агентства, через Сергея Беспалова. В Голливуде у каждого есть свой агент — у сценаристов, режиссеров, актеров, продюсеров. Нам показали сценарий, сказали: «Скарлетт делает фильм, нужно финансирование». И я тут же решил, что это тот самый вариант, когда можно получить необходимые связи за относительно небольшой бюджет.

— Насколько небольшой?

— Существенно меньше, чем в «Городе грехов». Скажем так, нижний уровень среднего ценового сегмента.

— В «Летнем круизе» вы основной инвестор?

— Чуть ли не единственный.

— Скарлетт Йоханссон, конечно, знаменитость, но все-таки актриса. А актеры первого порядка, которые хотят снять фильм,  это всегда определенный риск. Бен Аффлек, например, как режиссер неоднократно проваливался.

— Скарлетт не очень широко известна как бизнес-леди, точнее, вообще неизвестна. Но среди людей, которые хорошо ее знают, — тех же агентов, адвокатов и так далее — у нее совершенно другая репутация, чем можно подумать по экранным образам. Нам подсказали, и по ходу дела все подтвердилось. Она очень практичный человек, можно сказать – деловой и системный. Многим известным актерам я бы с меньшим удовольствием доверил такие риски, чем ей. С людьми, которые совсем не опускаются на землю, сложно работать. Родригес — человек более чем творческий, но у него есть машина, налаженная специальными людьми, которым хватает системности.

— Вы как-то прогнозируете возврат ваших инвестиций в «Городе грехов»?

— Конечно, есть предварительные ожидания. И есть предоплата дистрибьюторов. Это самый важный сигнал. Дистрибьюторы – основные оценщики коммерческой перспективы фильма, они голосуют деньгами. А дальше, как и на фондовом рынке, возможны просчеты. Финальную оценку дает только публика.

— И насколько предоплата закрывает расходы?

— На стандартном для Голливуда уровне — 20-25%.

— Права на «Летний круиз» уже начали продавать?

— По «Круизу» только-только подписаны все соглашения. Начинается предпродакшн. Премьера года через два. «Летний круиз» – сложнейшая история. Мы же, по сути, с «Великим Гэтсби» будем конкурировать. Там огромный бюджет, больше $100 млн, сценарий — на основе культового романа, а у нас — на основе не самой известной новеллы Трумена Капоте.

— Что-то третье на примете уже есть? Или сначала нужно второй фильм сделать?

— Есть, конечно. Мы смотрим много всяких проектов.

— «Мы»  это вы и Сергей Беспалов?

— Да, я и Беспалов. И у меня много других знакомых в этой среде, и в России тоже.

— С российским режиссерами предполагаете работать?

— Российский кинорынок довольно маленький, но тем не менее рассматриваем всякие проекты. Как правило, хорошие российские проекты все равно получаются международными. Сейчас, чтобы получить доход, нужно не только в России продавать. Не хочется же, мягко выражаясь, быть неквалифицированным инвестором. Я в бизнесе вообще не делаю ставку на венчурные инвестиции. Конечно, это интересно, но это не основное блюдо. Скорее, десерт.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Что для вас лично является одной из главных актуальных тем современности?
Проголосовало 9853 человека

Forbes сегодня

30 июня, четверг
Forbes 07/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.