Маргинал на службе: чем интересен новый фильм с Камбербетчем

Победам Британии во Второй мировой войне способствовал тихий ученый не от мира сего, которого страна жестоко наказала

В наш прокат вышла «Игра в имитацию» с Бенедиктом Камбербетчем. Это типично британское кино, сделанное, как ни удивительно, норвежцем Мортеном Тильдумом. У нас фильм приняли разноречиво. Между тем в Америке это один из наиболее любимых, наряду с «Бёрдмэном», финалистов оскаровской гонки.

О ЧЕМ КИНО. Об отчаянных попытках британцев взломать в годы Второй мировой код немецкой секретной машины «Энигма» — чуда криптографической техники. При помощи «Энигмы» немцы спокойно общались между собой, не боясь британского радиоперехвата: координировали действия под носом у противника, топили караваны судов, бомбили города. На русском фронте «Энигма» не имела такого значения, а вот в войне с Британией оказалась в первые годы супероружием.

Информацию о борьбе с «Энигмой» Британия таила полвека. В начале 2000-х все-таки появились первые фильмы о том, как все происходило, в частности «Код «Энигма», спродюсированный не кем-нибудь, а Миком Джаггером. Но немецкие шифры пытались взломать там персонажи вымышленные. «Игра в имитацию», основанная на книге Эндрю Ходжеса «Алан Тьюринг: Энигма», впервые показывает, кто именно спас Британию, сумев создать машину (первый в мире компьютер), раскусившую немецкую, и почему о спасителе так долго не говорили. Потому что после войны героя-математика, фактически основателя современной информатики Тьюринга осудили по статье за гомосексуализм, он покончил с собой, и Королева посмертно помиловала его лишь два года назад.

ЧЕМ ХОРОШ ФИЛЬМ. Прежде всего хорош Камбербетч. Его герой, лучший в мире математик, абсолютно не нормальный: не знает авторитетов, не признает начальства, не умеет дружить, замкнут, сумрачен. «Так это же Шерлок!» — скажете вы. И самое интересное, что фильм обыгрывает сходство персонажей. В начале «Игры в имитацию» к герою приходят двое полицейских, а он в респираторе мрачно сметает с полу крупинки яда и говорит им: «Вы тут вообще не нужны». Тьюринг, однако, не Шерлок уже потому, что живет в полном разладе с обществом. И один из посылов фильма: подобных людей, со всеми их трудностями, комплексами и особенными личными устремлениями, лучше не пытаться социализировать. Это их только погубит.

Вопреки своей ненормальности, Тьюринг в кризисный момент, когда военные боссы в сражении с «Энигмой» решают поставить на других, а не на него, пишет письмо самому Черчиллю и побеждает. Создает машину.

Тут-то главный парадокс, заставивший авторов фильма в недоумении развести руками. Войну Британии помог выиграть маргинал, которому бы по логике сидеть в тиши кабинета и вообще не появляться на людях. Но когда он помог Британии, страна, похвалив его, через короткое время осудила. Фактически — за эту самую маргинальность. И вынудила пойти на самоубийство.

Другой парадокс, связанный с победой над «Энигмой», — историкам известно, что британцы, начав перехватывать немецкие данные, вынужденно делали вид, будто многого не знают. Какие-то из своих судов и городов защищали, а какие-то позволяли безжалостно топить и бомбить. Иначе бы немцы поняли, что код «Энигмы» взломан, и изменили бы его. Есть версия, будто Черчилль допустил по этой причине даже страшнейшую бомбардировку Ковентри, о которой стало известно именно из-за перехвата «Энигмы» (британцы потом отомстили немцам за Ковентри еще более варварской бомбардировкой Дрездена). Скорее, это легенда, поскольку к моменту бомбардировки Ковентри код «Энигмы», по идее, Тьюрингу еще не поддался.

Проблема, однако, если верить фильму, коснулась и Тьюринга. Именно ему и его команде, первым расшифровывавшим немецкие донесения, зачастую приходилось лично решать, каким из них давать ход, а какие откладывать. Фактически решать, кому из своих граждан даровать жизнь, а кого обрекать на гибель. Из-за этого Тьюринг, спасший миллионы людей, в конце фильма чувствует себя военным преступником. Собственно, идея, как мне кажется, в том, что любой человек на войне, даже хороший и на войне справедливой, если вынужден принимать решения, неизбежно убивает. Как чужих, так и своих. Достойный аргумент против войны — а то у нас развелось слишком много ее поклонников.

Еще одна не самая последняя мысль: сотрудники спецслужб во всем мире одинаково коварны и циничны. Тайный куратор операции «Энигма» от МИ-6, когда надо — либерал, а когда — жесткий шантажист, загоняющий главного героя в угол. Он сам ради сложных игр внедряет в группу Тьюринга человека, про которого знает, что тот русский шпион, и с иронией наблюдает за попытками своих военных кураторов-коллег вычислить это шпиона. Кстати, при первом появлении перед группой его спрашивают: «Вы утверждаете, будто из МИ-6? Но в британской разведке только пять отделов!»

Британский актер Марк Стронг в роли агента МИ-6, по обыкновению, замечателен. Вообще, когда на экране много британских актеров (а тут еще и прекрасная Кира Найтли), это всегда приятно.

СТРАННОСТИ. В финальных кадрах фильм все-таки чересчур погружается в проблемы гомосексуалистов и их уголовного преследования в Великобритании, которое прекратилось только в 1960-е. Но проблема Тьюринга, каким его показал Камбербетч, не только в том, что он гей. Об этом до поры не знаешь. А вот то, что Тьюринг особенный, понимаешь сразу. Его проблема в том, что он в принципе иной, другой. Он трагически одинок. Удел гениев.

НАШ ВАРИАНТ РЕКЛАМНОГО СЛОГАНА. Существует два типа фильмов: с Камбербетчем и без.

Новости партнеров