Бойтесь ГМО, огромных и кусачих: фильм недели – «Мир юрского периода»

Стивен Спилберг продолжает развлекать человечество кровожадными умными динозаврами

Выходящий сегодня «Мир юрского периода» наверняка станет одним из самых кассовых фильмов года. Это четвертый фильм киносерии (ненавижу термин «франшиза», сводящий творчество к чистому бизнесу). И по-прежнему кинопроект Стивена Спилберга: два первых фильма (1993-го и 1997 года) он сам снял как режиссер. В двух других (2001 года и нынешнем) взял на себя роль исполнительного продюсера. Первые три фильма именовались «Парк юрского периода».

Новейший фильм Спилберг доверил режиссеру Колину Треворроу – и это отражение тенденции, когда Голливуд ради обновления все чаще нанимает на масштабные проекты новичков - выходцев из независимого кино. До «Мира» Треворроу снял только один полнометражный фильм «Безопасность не гарантируется», который отметили «Сандэнс» и другие фестивали и премии, ориентирующиеся на нестандартные фильмы.

О ЧЕМ ЭТО

Об очередной катастрофе на одном из островов близ Коста-Рики, где обустроен суперпарк развлечений, главная привлекательность которого – генетически воссозданные динозавры. Со времен первой катастрофы, продемонстрированной в «Парке юрского периода» 1993-го, минуло 22 года.

СТРАННОСТИ

Первые два фильма тетралогии, сделанные Спилбергом, были основаны на оригинальных романах Майкла Крайтона, который, вопреки недооценке со стороны тех, кто не верит в жанровое кино и жанровую литературу, был и остается – после смерти - очень умным и серьезным автором. Его «Парк юрского периода» (те, кто его не читал, не поверят) – это интеллектуальный роман (у продолжения, как и у фильма-сиквела Спилберга, название «Затерянный мир», The Lost World, как и у знаменитой повести об обнаруженных на острове динозаврах Артура Конан Дойла).

Едва ли не главное в первом юрском романе Крайтона – философская теория хаоса. С помощью которой можно описать закономерности развития всех нестабильных систем. К нестабильным системам относятся и общество в целом, и семья, и, скажем, климат. Примером нестабильной системы для Крайтона служил и придуманный им фантастический парк, в котором бродят воссозданные динозавры. Парк был обречен, поскольку его создатели отмели второстепенные противоречия, которые были заложены в его основе. Главная идея теории хаоса: второстепенные противоречия, которые неизбежны в нестабильных системах, кажущиеся неопасными разногласия (в том числе, повторю, в семейных отношениях) со временем неизбежно становятся основополагающими и обрушиваются смертоносной лавиной.

Спилберг в фильме 1993-го отдал небольшую дань теории хаоса, но для него были важнее именно динозавры, их рык и тяжелая поступь, особенно эффектные в звуковой системе «долби». Динозавры свое отработали. Только первый из фильмов добыл в мировом прокате (не говоря о видео, ТВ, DVD, онлайн-показах и пр.) больше миллиарда долларов. Притом что на съемки было затрачено всего шестьдесят три миллиона.

Новейший фильм производит впечатление совсем уже наглой попытки еще раз срубить бабло на том же самом. Поэтому сюжет строится на узнаваемом. На банальных ходах, развитие которых не то что нетрудно предугадать всякому зрителю, а должно быть легко предугадать – именно это и формирует во время просмотра саспенс: ожидание того, что вот сейчас-сейчас наконец-то все и начнется! Сюжет строится целенаправленно бесхитростно.

Два мальчика из благополучной американской семьи отправляются на экскурсию в мир динозавров: «Через неделю увидимся!», «Не бойся, не на войну же едете!» Ага, понятно, именно эти мальчики полезут куда не надо и окажутся в эпицентре именно что войны: между древними хищниками и людьми. Их тетя Клэр – главный менеджер юрского аттракциона. У нее непроясненные отношения с одним из охранников, бывшим морпехом, который пытается тренировать самых злобных волков эпохи динозавров – велоцирапторов, игравших большую отрицательную роль в трех первых частях фильма. Ага, ясно, что эти двое, между которыми неизбежен роман, сыграют решающую роль в сражении с монстрами и, конечно, выживут.

Заранее обозначены и те, кто подохнет. В частности, обречен идиот, который, наблюдая за дрессировкой велоцирапторов, радостно верит, будто те станут новым совершенным оружием, солдатами-убийцами, ибо роботы и прочие дроны в современной войне не на все способны («Эх, такую бы пехоту нам в Ираке!»).

Ясно и еще одно: ученые – тоже идиоты. Это опять-таки голливудская традиция. Именно ученые создают, соединив разные гены, новое 17-метровое страшило Индоминуса Рекса, которого в реальном мире динозавров не существовало. Первые парки, где погибли люди, показанные в фильмах 1993-го и 1997 года, не делали генетических гибридов, а эти ученые создают.

Значит, это еще и очередной фильм о – тоже предсказуемой в случае с Голливудом - безответственности ученых. Именно они, стремясь к открытиям, творят очередную угрозу для человечества – по количеству зла и нанесенного земле ущерба киноученые уступают только инопланетянам и извержениям вулканов. Ставили определенные цели, но не учли сопутствующих эффектов.

И только умный бывший морпех (а морпехи в голливудском кино всегда умнее ученых) догадывается, что новосозданная тварь – не вполне динозавр, поскольку глупые ученые, не задумываясь о последствиях, внедрили в нее посторонние гены. В частности, каракатицы и древесной лягушки – в итоге гадина обрела способность менять окрас и на время отключать собственное теплоизлучение, то бишь исчезать с охранных радаров, реагирующих на тепло.

Еще один штамп, на который призван среагировать любой зритель: система безопасности юрского мира объявлена идеальной. Ага! Значит, она полетит с катушек моментально, причем в самый неподходящий момент.

Идея фильма, которую готов разделить: в современном мире, который находится на грани новой глобальной войны, нет систем безопасности, которые хотя бы однажды не дадут сбой. Мир до таких систем еще не дожил.

Губит парк и коммерция. Владельцы и менеджмент заботятся лишь об увеличении прибыли. Фокус-группы показывают, что необходимо создавать новых, все более жутких и огромных монстров, иначе интерес к парку пропадет. Ну вот и создали – получайте! – говорят авторы фильма, которые сами при этом явно заботились о коммерции. Дорогостоящих кинозвезд в фильме нет. Все ужасы – умеренные, дабы во всех странах у фильма был прокатный рейтинг, позволяющий приходить на него главной целевой аудитории – юным зрителям. А сам жанр фильма не столько триллер (предназначенный более возрастной аудитории), сколько подростковые приключения.

ЧТО В ЭТОМ ХОРОШЕГО

Эффекты что надо. Наиболее эффектны атака прорвавших клетку птеродактилей на толпу туристов и охота с рапторами на главного монстра, когда вновь все пойдет не так, как планировалось.

Забавно, что фильм поддерживает теорию о вреде ГМО. По некоторым нашим телеканалам постоянно слышишь: в людей внедряют то ли картофель, то ли помидоры с геном скорпиона – и неизвестно, чем это обернется. То есть «Мир юрского периода» с его осуждением ГМО, а именно модифицированных динозавров, консервативный.

Но одновременно и политкорректный. Ведь из него следует, что есть и хорошие динозавры – чтобы у подростков-зрителей не возникло динозаврофобии. Более того: оказывается, что при надлежащем подходе можно найти общий язык и интересы даже с такими монстрами, как тиранозавр-рекс и велоцирапторы, которые в первых двух сериях Спилберга были абсолютными нелюдьми. Впрочем, толику человечности в велоцирапторах обнаружила уже третья часть фильма.

Да и главный монстр-то – монстр лишь потому, что его создали люди, взрастили в заключении и одиночестве, и он злобен от отчаяния, поскольку не понимает, кто он, откуда взялся, в какой мир и зачем его вбросили. Он убивает, поскольку не видит смысла в жизни.

НАШ ВАРИАНТ РЕКЛАМНОГО СЛОГАНА

Будущие посетители Парков юрского периода! Требуйте от их менеджмента сертификатов на каждое демонстрируемое животное! Они должны подтверждать, что животные не ГМО. Иначе – бегите, бегите оттуда!

Новости партнеров