Forbes
$66.52
73.75
DJIA18472.17
NASD5139.75
RTS924.65
ММВБ1951.99
Юрий Гладильщиков Юрий Гладильщиков
кинокритик 
Поделиться
0
0

Мертвые живые: фильм недели – «Милый Ханс, дорогой Петр»

Мертвые живые: фильм недели – «Милый Ханс, дорогой Петр»
Фото Sota Cinema Group
Классик Александр Миндадзе сделал неожиданную картину об инженерах из Германии, вплоть до самого начала войны изготавливавших стекло для оптических прицелов на советском заводе

На этой неделе наряду с завершающей частью актуальной антиутопии о молодых диссидентах будущего «Дивергент», о первых частях которой мы подробно писаливыходят сразу две картины для развитой публики, по поводу которых у меня были сомнения, что они у нас вообще выйдут. Удивительно, но обе появятся в достаточно большом количестве кинотеатров.

Первую — «Кэрол» известного режиссера Тодда Хейнса — никто долго не решался купить для проката в России, хотя она поставлена по раннему роману классика криминального жанра Патриции Хайсмит, красива, загадочна, была признана мировой прессой лучшей в конкурсной программе последнего Каннского фестиваля, а затем получила и шесть оскаровских номинаций.

Причины опасений понятны: фильм про интригующие взаимоотношения двух женщин, несмотря на блистательную игру Кейт Бланшетт и Руни Мара, не укладывается в современную российскую идеологию, в соответствии с которой это символ падения Запада (хотя в фильме не показано ничего такого уж). Между тем фильм особенно интересно смотреть у нас и сегодня, поскольку ситуация узнаваемая: действие происходит в Америке 1950-х времен маккартизма, когда подобные отношения тоже считались неприемлемыми, силовые структуры занимались поисками иностранных агентов, а кинематографисты руководствовались (как и наши с недавних пор – те, что следуют за Михалковым) пуританским кодексом самоограничений – в Америке это был кодекс Хейса.

Другой фильм — «Милый Ханс, дорогой Петр» отечественного классика Александра Миндадзе – тоже не вписался в госидеологию. В 2013-м возник скандал: против сценария Миндадзе восстали два созданных при министерстве Мединского совета: один именуется, кажется, военно-патриотическим, а второй чуть ли не социально-психологическим. Вот бы им на экспертную разрешительную оценку Тарантино и фон Триера! Фильм обвинили в несоответствии исторической правде о войне. Миндадзе возражал, что в его фильме нет ни кадра про войну. Тем не менее фильму мэтра отказали в господдержке.

После того как «Ханс» все-таки был снят (в том числе при помощи немецких продюсеров, изначально привлеченных к проекту тем же нашим министерством культуры, которое затем фильм забрило, а также британской кинокомпании Леонида Блаватника) и даже показан в конкурсе Московского кинофестиваля, он заслужил высокие оценки у авторитетных критиков, какие заслуживает мало кто и когда. «Ханса» назвали самым недооцененным фильмом года. Про Миндадзе стали говорить как про главного новатора в современном отечественном кино.

Тем не менее прокатчики и владельцы кинотеатров сочли фильм слишком сложным и гнаться за ним не стали. Вплоть до последнего времени он не значился в прокатных планах. И то, что картина выходит теперь на экраны, – прямо-таки сенсация.

О ЧЕМ ЭТО

Из официального синопсиса, явно сочиненного не без участия самого Миндадзе: «Это сугубо личная, полная переживаний история советского рабочего Петра и немецкого инженера Ханса, прибывшего в командировку в СССР перед войной.

Совместные изыскания для производства высокоточной оптики с использованием немецких технологий на советском заводе. Бригада из Германии работает вместе с русскими специалистами.

Во время варки нового стекла Ханс совершает ошибку. Ее последствия разрушительны: взрыв печи, человеческие жертвы и следствие, которое начинают советские спецслужбы. Отныне для него опасность представляет напарник Петр – единственный свидетель его действий у печи. Ханс оказывается в неожиданной зависимости от Петра, повязанный с ним страхом разоблачения. Но ведь и Петр зависит от Ханса: если тайное станет явным, само присутствие Петра у печи означает для него обвинение во вредительстве и неминуемый расстрел. Словом, они связаны одной цепью.

Но взаимное недоверие сменяется молчаливой симпатией и дружбой. Они общаются исключительно жестами. Ханс видит себя в Петре. Они внешне похожи. И у обоих малолетние дети. Боясь не только разоблачения, но и самого Ханса с его визитами, Петр с женой и детьми тайно бегут из города. А Ханс вместо облегчения после исчезновения ненужного свидетеля вдруг испытывает чувство утраты».

ЧТО В ЭТОМ ХОРОШЕГО

Вопрос на засыпку для знатоков творчества самого знаменитого советского дуэта киносоавторов «сценарист Александр Миндадзе – режиссер Вадим Абдрашитов», видевших заодно обе первые самостоятельные режиссерские работы Миндадзе «Отрыв» и «В субботу»: что из описанного во внятном синопсисе реально видишь на экране?

Сказать «ничего» будет некоторым преувеличением. Тем не менее вы увидите совсем иное кино. Миндадзе вбрасывает зрителя в нерасшифрованную реальность – вдобавок эта реальность у него видоизменена авторским видением. Что там было сказано про сугубо личную, полную переживаний историю советского рабочего Петра? Да Петра в фильме почти нет! Есть четыре немца – трое мужчин, одна женщина. Актеры – подлинные немецкие. Диалоги – deutsch с закадровым переводом на русский. Они инженеры, командированные в Россию перед войной для создания при помощи местной рабочей силы оптического стекла нового поколения. Не успев удивиться неожиданной информации, что непосредственно перед войной посланники нацистов и советские рабочие трудились над общим стратегическим заказом, поражаешься куда более невероятному факту: знаете, когда происходит действие? Не осенью 1940-го, даже не зимой – непосредственно в мае-июне 1941-го.

За это министерство культуры тоже ругало Миндадзе: неправда, мол! Но, во-первых, Миндадзе настаивает на том, что у него были исторические консультанты. Во-вторых, еще со времен сотрудничества с Абдрашитовым Миндадзе доказал, что всякий его сценарий надо рассматривать как метафору (см. «Парад планет», «Плюмбума», «Слугу», изумительный фильм Абдрашитова — Миндадзе постсоветских времен «Время танцора»), и именно легкая переделка реальности, в том числе историческая, зачастую делает фильм правдивым, живым и актуальным.

Но про стиль фильма – нерасшифрованную реальность. Об июне 1941-го вы еще попробуйте догадайтесь. Фильм начинается с длинной сцены чопорного немецкого ужина в общаге-коммуналке, где живут инженеры. Скучный deutsch-разговор. Только крупные планы – при этом экран может вдруг перекрыть затылок одного из персонажей: с Миндадзе второй раз работал один из ведущих операторов Европы, уроженец Кишинева Олег Муту, который в последнее время сотрудничает только с лучшим режиссером Румынии Кристианом Мунджиу (румынское кино уже лет десять высоко котируется в Европе), Сергеем Лозницей и Александром Миндадзе.

Вдруг за столом происходит совсем не немецкий взрыв и начинается совсем не немецкая истерика – из-за того, что выплавить требуемое оптическое стекло никак не получается. Тут понимаешь, что эти люди каждый по-своему съехали с катушек. И сильнее всех – Ханс. Недаром у него ненормальные сексуальные отношения с влюбленной в него Гретой – единственной женщиной в команде. Не зря, в припадке психоза, он во время работы взвинчивает температуру в заводской печи, из-за чего и происходит взрыв, повлекший, в частности, страшную гибель молодой девушки. Самое интересное, что это приводит к результату: нужное стекло получается. Так в китайских (да и не только) сказках молодая девушка бросалась в огонь во время выплавки колокола, потому что без ее крови в своем нутре колокол не звучал.

Никаких особых расследований наших органов после аварии нет. Немцы продолжают работать, пока один из них – внешне самый оптимистический, обещавший всем хорошую рыбалку в августе (люди не понимали в начале июня 1941-го, что не стоит планировать рыбалку в августе) не бросится под поезд.

Ханс же (это не спойлер, сам Миндадзе упоминал в интервью этот эпизод) вскоре вновь явится в городок, где работал на заводе, уже в качестве офицера-захватчика. В руке будет держать бинокль с теми самими стеклами, которые они выплавили в СССР. В городке найдет парикмахерскую, в которой работает русская, которая была влюблена в него, а теперь глядит с ненавистью. Закажет побриться. И сам подставит горло с сухим кадыком под опасный нож, явно желая расплаты и смерти. Финал – открытый.

СМЫСЛ

«Отрыв» Миндадзе, якобы фильм о переживаниях людей, потерявших близких в авиакатастрофе, был вовсе не об авиакатастрофе. Еще больший казус случился с фильмом «В субботу», который был подан в конкурсе Берлинского кинофестиваля как первый объективный рассказ о Чернобыльской трагедии: в нем не было ничего объективного, он – на фоне трагедии – развивал совсем иные темы. Берлинской аудитории обещали фильм-катастрофу, а явили нечто метафизическое.

О чем тогда «Милый Ханс, дорогой Петр»? Трактовок фильма после показа на Московском фестивале возникла уйма. Но я давно знаю, что Миндадзе, как и Абдрашитов в годы их сотрудничества, никогда не любил, чтобы эти трактовки слишком сильно расходились с их собственными, разбросанными в интервью (я однажды зашел чересчур далеко в трактовках фильма «Пьеса для пассажира», после чего Абдрашитов и Миндадзе со мной года четыре не здоровались).

Так вот, для «Милого Ханса» важен момент, когда герой однажды вдруг вырывается из толчеи крупных и средних истерических и заводских планов на природу. И все на миг замолкает. Он уже неживой для этой природы – живой мертвец. Хотя война еще вовсе не началась.

Скорее всего, фильм о том, что война не просто истребляет всех вне зависимости от того, кто в итоге победил. Война начинает истреблять заранее – наиболее тонко чувствующих. Так – это известный факт – цунами убивает на берегу отдельных людей за десятки километров до берега из-за возникающего резонанса, который смертельно воздействует у некоторых на сердечную мышцу. Герои фильма — немцы — заранее поражены войной. Оттого ведут себя истерически. Но прежде всего потому, что не понимают, в какую эпоху они попали, по чьему велению, чем занимаются, что дальше будет. При этом чувствуют, что все фатально обречено, выхода и спасения нет. Сильнее всех ощущает это Ханс – отсюда все его психозы, от сексуальных (для него не время нормально любить женщину) до производственных.

И чувствующих немало. В фильме важна тема двойников, полный анализ которой оставим для «Искусства кино». Но отметим, что в какой-то момент поездки на работу в открытых железнодорожных платформах персонажи видят в возвращающемся после смены поезде самих себя.

Другой смысл фильма, который стоит отметить: неожиданная перемена участи. Возможно, именно это наиболее актуальный для нас сегодняшних момент фильма. Люди в 1941-м не понимали, что не способны запланировать ни рыбалку в августе, ни отпуск в сентябре. Мы сейчас это начинаем постепенно понимать. Хотя продолжаем рассчитывать и надеяться. Но что с нами будет в августе-сентябре 2016-го, что будет с миром и страной – бог весть. Фильм Миндадзе точно попадает в современное мироощущение.

НАШ ВАРИАНТ РЕКЛАМНОГО СЛОГАНА: Первый в истории фильм о сути войны, в котором не показана война.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Могут ли российские футболисты покупать шампанское за €250 000, а премьер-министр ботинки за 50 000 рублей?
Проголосовал 1 человек

Forbes сегодня

28 июля, четверг
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.