Санкт-Петербург с доставкой в отель

Балет «Слепая связь» Фото Стаса Левшина
Forbes тестирует новый сервис для гостей пятизвездочной гостиницы – арт-викенд

Международная гостиничная группа Kempinski управляет 75 пятизвездочными отелями в 30 странах мира. В каждом из них есть консьержи, круглосуточно готовые выполнить любое пожелание клиентов – от бронирования столиков в модных ресторанах и заказа билетов в оперу до встречи на вокзале и обмена авиабилетов (о том, как устроена эта система, в несколько гротескной форме рассказывает, к примеру, фильм Уэса Андерсона «Отель “Гранд Будапешт»). Но выделить в отдельную услугу артистический досуг гостей придумали только в петербургском отеле из семейства Kempinski.

По словам PR-директора «Кемпински Мойка 22» Анны Каган, идея устраивать арт-уикенды для посетителей хорошо согласуется с историей зданий и квартала, где располагается отель. Один из двух гостиничных особняков был построен архитектором Василием фон Витте в 1853 году для высших чинов Министерства иностранных дел России. МИД тогда был в здании Главного штаба, до которого с четной стороны набережной Мойки легко добираться пешком по Певческому мосту. Так что все главные достопримечательности Петербурга – Эрмитаж, Дворцовая площадь, Капелла, музей-квартира Пушкина, Невский проспект, Исакиевский и Казанский соборы – тут в шаговой доступности.

В другом здании, которое сейчас занимает «Кемпински», в начале XX века находился знаменитый ресторан «Данон», в который ездил весь петербургский высший свет и артистическая богема. В 1909—1917 годах здесь размещалась редакция «Аполлона» - знаменитого русского иллюстрированного журнала об изобразительном искусстве, музыке, театре и литературе. В разные годы здесь бывали Тургенев, Салтыков-Щедрин, Блок, Ахматова, Мандельштам и Волошин.

В советское время особняки на Мойке переделали под коммуналки и учреждения, в конце 1980-х - начале 1990х здесь по приглашению мэрии работали Тимур Новиков, Владислав Мамышев-Монро и другие известные художники, к началу же 2000-х здания изрядно обветшали. В 2006 году они были отреставрированы под отель с сохранением исторического фасада, а владелец недвижимости (петербургские СМИ считают, что это девелопер Андрей Исаев) настоял на оформлении интерьера предметами антиквариата и произведениями искусства XVII-XIX веков.

Первый день арт-уикенда в «Кемпински Мойка 22» начинается с экскурсии по Эрмитажу, который благодаря финансовым вливаниям последних лет производит сейчас гораздо более яркое впечатление, чем, к примеру, Лувр. Гид с небывалым именем Риаламма проводит нас в музей без очереди по групповому билету. За три часа она успевает показать все главные сокровища Зимнего дворца и провести гостей по отреставрированному Главному штабу, в просторные залы которого теперь переехала коллекция импрессионистов.

После короткого отдыха -- французский ресторан «Бельвью Брассери» на крыше отеля, которой в «Кемпински» очень гордятся: отсюда, с девятого этажа открывается один из лучших панорамных видов. Пока гостям наливают на аперитив шампанское Ruinart, над отелем с криками проносится стая диких гусей, а на крышах соседних зданий появляются компании молодежи и влюбленные с фотоаппаратами.

Наутро после неспешного завтрака в ресторане «Бо Риваж» на первом этаже мы отправляемся пешком через дворы Капеллы и Большую Конюшенную в Шуваловский дворец, где с 2013 года работает частный музей Фаберже. Перед входом уже выстроилась солидная очередь на выставку живописи самой знаменитой мексиканской художницы Фриды Кало. Мы снова заходим в музей со служебного входа и идем смотреть картины Фриды с дружественной «Кемпински» девушкой-гидом. А затем попадаем на временно закрытую для публики постоянную экспозицию, в которой представлена крупнейшая частная коллекция императорских пасхальных яиц Фаберже, принадлежавшая прежде Малькольму Форбсу, а затем выкупленная Виктором Вексельбергом.

Потом нас ведут на бранч в новый ресторан «Рубинштейн»: московский ресторатор Митя Борисов вместе с петербургскими партнерами всего месяц как открыл заведение дверь в дверь с Малым драматическим театром Льва Додина. Внутри дружелюбная публика, на стенах висят большие зеркала и створки старинной мебели, на подоконнике лежит гигантская деревянная деталь то ли от дома, то ли от корабля; на шведском столе раздают корюшку, спаржу и сахалинские устрицы, а по залу ходит девушка с бутылкой просекко и следит за тем, чтобы бокалы у всех были полны - в общем, впечатление такое, что заглянул на обед к питерским друзьям, живущим открытым домом. Совладелица ресторана Наталья Плеханова, встречающая гостей на правах хозяйки, говорит, что место пользуется популярностью не только у зрителей и актеров МДТ: «Андрей Могучий из Большого драматического к нам тоже любит заходить».

Кафе «Рубинштейн»

Вечером мы возвращаемся в Зимний дворец - на этот раз в Эрмитажный театр, на премьеру одноактных балетов виртуозного танцовщика Ивана Васильева. Солист Михайловского театра, заключившего с Эрмитажем репертуарный контракт, дебютирует в хореографии. Первая же его постановка «Морфий» по рассказу Булгакова на музыку Густава Малера заводит публику как рок-концерт: Васильева и его труппу четырежды вызывают на поклоны. После спектаклей «Слепая связь» на музыку Макса Рихтера и «Болеро» Мориса Равеля артисты во главе с Васильевым отправляются общаться со зрителями на коктейль в Чайную комнату на Мойке, 22. А московских гостей отвозят на вокзал и в аэропорт на авто представительского класса.

Новости партнеров