Нечужой среди своих: как Фабио Капелло научился понимать Россию

Виталий Мутко (слева) и Фабио Капелло хорошо умеют понимать друг друга Фото Владимира Песни / РИА Новости
Краткий курс выживания иностранного топ-менеджера в России от главного тренера национальной сборной по футболу

Главный тренер сборной России по футболу Фабио Капелло по совместительству еще и один из главных ньюсмейкеров этой весны. Дело даже не в результатах национальной команды. Итальянец оказался в двойственной ситуации: с одной стороны, он официально один из самых высокооплачиваемых иностранных менеджеров в истории России (и не только футбольной), с другой — каждую копейку по своему контракту ему приходилось выгрызать у нанимателя с боем. После публикации в «Новой газете» контракта тренера с РФС наконец-то подтвердилось то, о чем говорили уже довольно давно. Ежегодное жалование тренера составляет €7 млн (а за прошлый год с учетом бонуса за выход на чемпионат мира получил и вовсе €9 млн); в случае разрыва отношений он гарантированно получает всю сумму договора — это €32,5 млн минус уже выплаченное на момент гипотетического увольнения. Сам Капелло может разорвать договор без каких бы то ни было штрафов, предъявив обычную справку от любого врача, а выплаты осуществляются в рублях по курсу на день выплаты. Положа руку на сердце, условия не просто односторонние, а фактически грабительские. Однако комфортным пребывание в нашей стране делает не только уникальный контракт, но и способность Капелло адаптироваться к российской действительности. Он знает, что, когда и кому нужно говорить. Далее выжимки из краткого курса выживания иностранного топ-менеджера в России в цитатах и пояснениях.

С кем договариваться

Фабио Капелло попал в Россию, когда местный футбол проходил жесточайшую зону турбулентности: прежний президент РФС Сергей Фурсенко пост уже покинул, а новый, Николай Толстых, — еще не занял. Окружение итальянца нашло самую правильную (а может, и единственно возможную) точку опоры — министра спорта Виталия Мутко. Именно он выступал поручителем по контракту тренера, именно он привлекал деньги Алишера Усманова, когда ситуация с долгами по зарплате стала совсем уж неприличной. Капелло особых отношений с Мутко не только не стесняется, но, наоборот, их подчеркивает:

«Если меня приглашает министр, я, разумеется, принимаю это приглашение, мы разговариваем о важных вещах».

Сейчас Мутко пытается всеми возможными способами дистанцироваться от кабального договора с итальянцем, но сделать это нереально. На контракте Капелло сразу несколько подписей Мутко: одна из них после слова «согласовано» в соответствии с законом о спорте; а другие на страницах с суммами к выплате как раз свидетельствуют о тех самых особых отношениях. Итальянец поймал министра в изящную ловушку: министр-победитель не мог не продлить контракт с тренером-победителем, который впервые за 12 лет вывел сборную на чемпионат мира. А раскрутить Мутко на максимально выгодные условия было уже делом техники. Одиозные футбольные эксперты вроде Александра Бубнова высказывают версию о личной финансовой заинтересованности Мутко в гигантском контракте Капелло, но ни одного убедительного доказательства этой версии так и не было представлено.

О традиционных ценностях

Если бы мысли кремлевских политтехнологов были по-настоящему смелыми и неожиданными, а Фабио Капелло не уворачивался от любого участия в политике всеми доступными средствами, имя тренера сборной России можно было бы начертать на знамени европейского консерватизма. Не маргинального ультраправого консерватизма, представители которого не так давно съезжались на сомнительное собрание в Санкт-Петербург, а того, о котором так тоскует Владимир Путин, вспоминая посиделки в бане с Герхардом Шредером или сексуальные предпочтения Сильвио Берлускони. Капелло вроде и не позволял себе бьющих наотмашь высказываний, но то и дело становится объектом критики сторонников толерантности. Характерный эпизод: Капелло заступился за другого итальянского тренера, Арриго Сакки.

«В Италии слишком много иностранцев. Посмотрите на молодежные турниры, там чересчур много темнокожих игроков».

Капелло доказывал, что в этих словах нет ничего криминального, за что и был обвинен в расизме. Еще больший резонанс получило обвинение тренера в гомофобии после невинной, на первый взгляд, фразы об игре мадридского клуба «Атлетико».

«Атлетико» не является грубой командой. Футбол не для неженок. Футболисты этой команды горят желанием попотеть и добиться успехов».

Интервью давалось на испанском, и вся суть конфликта — в слове mariquitas из второго предложения. Его первое значение «божья коровка», можно использовать его, имея в виду «неженка, тряпка, размазня». При этом в последнее время это все чаще используется как не самый приятный жаргонизм в адрес людей гомосексуальной ориентации. В социальных сетях поднялась буря, но ни уточнять, ни тем более брать назад свои слова или извиняться за них Фабио Капелло не стал. Российская интернет-аудитория в массе своей оба раза аплодировала Капелло и требовала продолжения.

О Победе

Особенную чуткость к трендам Капелло проявил, столкнувшись с необходимостью говорить о Великой Отечественной войне. Это произошло с подачи главы РФС Николая Толстых, который в ответ на очередные жалобы о невыплатах зарплаты сказал, что в преддверии 9 Мая «надо не обсуждать зарплату Фабио Капелло, а отдать дань уважения подвигу поколения, победившего фашизм». Выпад совершенно абсурдный, но ответить на него политически верно в свете последних веяний не так просто, как кажется на первый взгляд. Тем не менее итальянец вышел из этой ситуации с максимальной имиджевой выгодой.

«Мой отец провел в концентрационном лагере больше года и вышел оттуда после войны с весом 48 килограммов! Так что не надо, господин президент РФС, читать мне лекции о том, что за праздник 9 Мая».

Ответ можно вносить в учебник «Публичные выступления в современной России». Особенно примечательна эта риторическая победа на фоне того, что отец Капелло Геррино (как и подавляющее большинство итальянцев) до 1943 года воевал на стороне гитлеровской коалиции.

О причинах поражений

Еще одна черта, которая роднит Капелло с российским истеблишментом, — это отношение к поражениям и невозможность публично признавать ошибки. Причем, надо отдать ему должное, даже сваливать вину на всех и вся у Капелло получается по-итальянски элегантно. Вот так это выглядело после провала на чемпионате мира, когда решающую роль в неудаче, по мнению Капелло, сыграли судьи и лазерная указка, мешавшая вратарю Игорю Акинфееву.

«Акинфеев был ослеплен. Есть фото и видео. Я принимаю поражение, но лазер — это факт. Это не отговорки, а факты. Когда мы играем плохо, я это признаю».

Или более свежее высказывание, после поражения от Австрии в текущем отборочном цикле к чемпионату Европы.

«Обращу внимание на то, что я никогда не плакался и не жаловался. Но перед голом у австрийцев было три положения «вне игры». Хотите — пересмотрите».

Оцените красоту обеих формулировок: я всегда признаю ошибки, когда они есть, но ошибок нет практически никогда, потому что всегда есть внешние обстоятельства неодолимой силы, которые не дают встать с колен и расправить плечи. Такая знакомая, но доведенная до абсолюта формула.

Новости партнеров