Общество анонимных спартаковцев: как Василия Соколова уличали в пьянстве, растрате, краже конфет и другом | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Общество анонимных спартаковцев: как Василия Соколова уличали в пьянстве, растрате, краже конфет и другом

читайте также
+10 просмотров за суткиЛишний билетик. Как государству научиться получать доходы от перекупщиков +78 просмотров за суткиЗолотая бутса. Лионель Месси станет самым высокооплачиваемым футболистом мира +376 просмотров за суткиГлавный тренер «Спартака» Массимо Каррера: «Хочешь победить — соблюдай правила» Инъекция для футбола: как экономить деньги регионов Импортозамещение в футболе. Как лимит на легионеров влияет на зарплаты российских игроков Футбольный экспорт: как итальянский бизнесмен зарабатывает миллионы на трансферах футболистов Дорогое удовольствие: как миллиардеры инвестируют в футбол Аудиторская проверка: почему «Спартак» не может купить Неймара +5 просмотров за суткиНе успеем: почему сборная России по футболу провалит чемпионат мира 2018 Улица миллионная: сколько стоят болельщики «Спартака», ЦСКА и других российских команд Когда отдыхают богатые: рабочий график Роналду и других звезд Кубка конфедераций Пеле открыл часовой бутик Hublot в Москве Мяч за $20 000: как болельщику заработать на Кубке конфедераций Леонид Слуцкий об Абрамовиче: «Сегодня его проект в российском футболе — это я» «Действительно лучше»: Медведев предложил заменить футболистов сборной роботами Голландская высота: сколько стоит футбол будущего прямо сейчас Молодая гвардия: как Дмитрий Рыболовлев сделал «Монако» чемпионом Франции впервые за 17 лет +6 просмотров за суткиЧемпионский пояс: как провели сезон футбольные клубы российских олигархов Футбол как инвестиция: насколько успех команды зависит от вложенных средств? «Любовь не продается»: Леонид Федун о стоимости «Спартака» +42 просмотров за сутки«Гализей» для боя «быков». Как выглядит стадион Сергея Галицкого
ForbesLife #футбол 28.06.2016 15:48

Общество анонимных спартаковцев: как Василия Соколова уличали в пьянстве, растрате, краже конфет и другом

1989 год. Начальник футбольной команды "Спартак" Николай Старостин выступает на собрании команды Фото Игоря Уткина / Фотохроника ТАСС
1947 год. Два доноса на капитана футбольной команды

9 февраля 1947 года во Всесоюзный комитет по физической культуре и спорту (аналог нынешнего министерства спорта) было отправлено письмо на шести листах, подписанное «группой товарищей». Копии ушли в Министерство государственного контроля и ЦК ВЛКСМ. «Уважаемый Константин Александрович, — писал неизвестный зелеными чернилами. — Не удивляйтесь этому письму. Все, что здесь сообщено — сущая правда. Все факты можно проверить (даже обязательно, чтобы убедиться, что это не голословное обвинение!).

Константин Андрианов (1910-1988)

Спортивный функционер. До войны — председатель Московского комитета по физической культуре и спорту. С 1941 года — первый заместитель председателя Всесоюзного комитета. Создатель олимпийского движения в СССР. В 1951-м стал первым председателем Олимпийского комитета СССР, который возглавлял до 1975 года.

 

Письмо адресуем Вам, т.к. Вы давно работаете в спорте, хорошо знаете людей, Вас трудно провести (если Вы займетесь проверкой фактов!), а главное, Вы сталкивались уже с этим человеком, о котором идет речь. Поэтому для Вас будет все яснее и характернее, чем для другого руководителя!!!

Есть предел всему: наглости, беспардонности, воровству, обману гос-ва и партии. Мы от души желаем, чтобы вы поставили точку над «и», и ускорили этот предел». (Стилистика, пунктуация и орфография письма сохранены. Здесь и далее  прим. автора.)

 

Василий Соколов (1912-1981)

Защитник. В 1947 году – капитан московского «Спартака» и самый авторитетный его игрок. Один из первых заслуженных мастеров спорта СССР (получил звание в 1946-м). В составе «Спартака» становился чемпионом СССР 1938 и 1939 годов, обладателем Кубка СССР 1938, 1939 и 1946 годов. Легенда московского «Спартака», олимпийский чемпион Алексей Александрович Парамонов (в 1947-м – 22-летний новичок команды) в разговоре со мной охарактеризовал своего капитана так: «У Василия Николаевича была огромная популярность, и он умел ею пользоваться. Знал себе цену. Пробивной был. Прямой. Мог сказать начальству в лицо все, что думает. Хотя характер тяжелый, конечно».

 

«Речь идет о футболисте Василии Соколове (Спартак). После той скандальной истории по поездке в Свердловск, когда он являлся инициатором всех жульнических махинаций при разделе денег и когда Комитет лишил его звания мастера; это не «подрубило крыльев» и его деятельности. Подхалимажем, шантажем, угрозами (не удивляйтесь этим сильным выражениям — это голая действительность), он опять взял бразды правления в команде.

1. Каждый новый председатель о-ва (то есть Добровольного спортивного общества «Спартак») — «обрабатывался»: «прощупывался» со всех сторон, находилась слабая «струна», на кот. делалась ставка. У Телкова – на глупость, у Королева – на вино, у Макарова – боязнь потерять пост председателя и также вино!

Путем попоек с начальством («Москва, Арагви, Гранд-Отель) Вас. Соколов и его жена добивались требуемого: оплата алиментов (он имеет сына от дачной хозяйки) за счет о-ва (под разными «бухгалтерскими соусами»), бесконечными жалобами на трудную жизнь он добивался целого ряда поблажек: о-во содержало его домработницу (В.А.Гаврилова числилась сторожем на лыжной базе, получала раб.карточку и зарплату, жена числилась тоже в артели, сам Василий был зачислен в двух артелях, где не работая, получал крупные суммы денег («на свою бедность» — двое детей, дом.работница, маленькая жилплощадь, несправедливые алименты (вот еще одна «благородная» черта: не признавать своего сына. Нашкодил и в кусты!) — Вот вечные козыри в разговорах с нач-вом».

«К моменту проверки Гос. контролем Соколовым не было получено в артели Швеймашдеталь 2000 руб. Тогда он от их отказался. (Это было отмечено в акте ревизии), но через три дня после проверки, он сумел с лихвой вернуть эти деньги.

После каждой удачной игры и неудачной, Соколов устраивал попойки: однажды в «Москве», пропив 4000 руб., он попросил взаймы у знаменитого московского спекулянта «Челси» 3000 руб., говоря при этом, что он может прийти в о-во и получить эти деньги».


  • Из книги Эдуарда Хруцкого «Криминальная Москва»:

    «В 45-м, после войны, столичные подпольные дельцы работали с повышенной нагрузкой. С одним из таких я был хорошо знаком. Как его звали и его фамилию не знал никто, именовался этот человек кличкой «Челси».

    Почему именно Челси, а не Окленд или Глазго, могу объяснить. Любители футбола помнят блистательное послевоенное турне нашей сборной по городам Англии. Вполне естественно, что наши футболисты привезли кое-что на продажу. Все это поступило в одни руки. Вот тогда у этих «одних рук» и появилась эта удивительная кличка.

    Когда один из клиентов спросил его:

    — Откуда этот костюм?

    Он не задумываясь ответил:

    — Из Челси».


«Каким путем списывались эти деньги, мы не знаем, но думаем, что во время поездок. При команде с «легкой руки» В.С. подвязаются «евреи-дельцы» (Граник, Ильин, Гершанок), т.к. он всегда делает с ними гешефт за счет команды».


  • СПРАВКА. Парамонов: «Кто такие Граник и Ильин, я не помню. Гершанок? Миша? Помню, конечно. Его отец заведовал продуктовым складом в Тарасовке, а когда он умер, сам стал заведующим. Склад обслуживал нашу столовую, вот и вся причастность Гершанков к команде». По некоторым данным, отец Михаила – Марк Семенович – все же числился в 1946 году одним из администраторов команды, а позже был переведен в хоккейный «Спартак».

«Жена В.С. в прошлом году для своих корыстных целей по подложным пропускам и приказам выезжала в г. Таллин (Приказ по Спартаку как о поездке за спортобмундированием).

В октябре, когда команда ездила в Тбилиси на игру, жена С. также отправилась в эту поездку. Там она спекулировала бельем и отрезами, имея выручку около 13 000 рублей. Член партии, В.С. даже в таких мелочах обманывает окружающих: будучи безграмотным (ему даже писали заявление в партию, не говоря уже об анкетах), он в графе об образовании пишет <нрзб.>. Это мелочь, но оч. характерная. «Спартак» снимал дачи футболистам, стоимостью в 1500 - 2000 рублей. В.С. пользовался дачей за 4000 руб., не доплачивая из своего кармана ни копейки, наоборот вся его семья, вплоть до работницы, пользовались бесплатно услугами столовой стадиона».


  • СПРАВКА. Официальная ежемесячная зарплата старшего тренера футбольной команды составляла тогда примерно 1800–2000 рублей, второй тренер получал около 1600 рублей. Футболист I категории, к которой безусловно относился Василий Соколов, – 1400–1600 рублей.

«2. Ему было отказано в поездке Ю-Славию. Но если бы вы знали, ск. людей было поднято им на ноги, ск. помоев было вылито на Вашу голову (считал, что отказ исходил от Вас, чтобы добиться включения в команду, ск. звонков по тел, ск. «подмазки», ск. уговоров и обманов и всюду фигурирование В/имени, как главного врага «Спартака». (В декабре 1945 года футболисты ЦДКА совершили первое в истории турне по Югославии. Состав армейской команды был усилен спартаковцами Василием Соколовым и Константином Малининым. Прим. автора).

3. Не раз в войну, когда трудно было с продуктами, пользовался нечестно своим правами как капитана. Напр. при получении сладостей из артели «Диэтпродукт», он украл из команды 2 кг конфет (обнаружила жена Щагина, который вскоре был отчислен от команды). Лучшие отрезы и большие по метражу, он всегда оставлял себе».


  • СПРАВКА. Московский «Спартак» относился к Управлению промкооперации при Совете министров РСФСР. Журнал «КоммерсантЪ-Власть» писал в 2012 году о знаменитом деле Павла Кравчука, бывшего в годы войны начальником этого управления: «Эта прочно забытая ныне система обеспечивала сравнимые с местпромом объемы производства ходовых товаров. А отличалась от конкурирующей структуры лишь тем, что производственные кооперативы создавали свои мастерские едва ли не в сараях и использовали главным образом ручной труд. Но при этом имели в сравнении с заводиками местпрома гораздо большую свободу в обращении с наличными». Только за 1947-1949 года растраты и хищения в артелях промкооперации составили 130 млн рублей.

«Сейчас, бывая у нач-ва в УПКА по делам команды, он добивается всяких льгот и преимуществ лично для себя) приобретение пром.товаров, выбор квартиры – до сих пор предложенные квартиры не нравились его жене – ванна не той формы, форточки не того размера.

4. По своей инициативе, устраивая попойки у себя дома по случаю назначения Вольрата тренером команды, он подал счет обществу на 2000 руб., это сумма была списана во время поездки команды в Ригу. В 1945 г. – документ оформлял Н.Гуляев, т.к. нач. команды А.Чинилин, писать не может.

Летом вел себя зарвавшимся барином, чувствуя себя на «короткую ногу» с нач-вом, угрожая и непозволительно повышая тон с молодыми членами команды».


  • СПРАВКА. В составе московского «Спартака» в 1947 году оставались еще авторитетные футболисты, игравшие за клуб до войны. Вратарь Владислав Жмельков – один из немногих спартаковцев, кто был на фронте. Нападающий Георгий Глазков, получивший освобождение от армии благодаря стараниям Марка Семеновича Гершанка. Глазков работал в артели, где шил обмундирование для фронта. Результативный нападающий Алексей Соколов. Еще один вратарь — Алексей Леонтьев, работавший в войну заместителем председателя отраслевого совета «Спартак» при Белшвейсоюзе. Впоследствии Леонтьев станет известнейшим футбольным журналистом и почти 40 лет будет работать в газете «Советский спорт». «Бойцовский характер помог ему «к штыку приравнять перо», – писал про него Николай Петрович Старостин. Однако самих братьев Старостиных, легендарных создателей «Спартака», в клубе уже не было. В 1942 году они были репрессированы и отправлены в лагеря. По общепринятой версии – нарком внутренних дел Лаврентий Берия отомстил братьям за их подчеркнутую независимость, огромную популярность, а также за поражения на футбольных полях, которые терпело патронируемое им «Динамо» от «Спартака». Благо работа Старостиных в промкооперации легко позволяла найти финансовые нарушения. «Первым частным клубом СССР» называл «Спартак» писатель Александр Нилин. Дело братьев Старостиных не исследовано до сих пор.

Нарком внутренних дел Лаврентий Берия

«И пожалуй последнее, что вызвало рождение этого письма: человек – носящий высокое звание заслуж. мастера спорта – позорит спорт. Бесконечные пьянки, широкая жизнь не по средствам, спекуляция в поездках, шантажное поведение по отношению к рук-ву о-ва, аморальность в быту, бескультурье внутреннее (не спутайте с модным костюмом), (он книг не читает) – Вот облик этого человека.

Последние его выходки не укладываются ни в какие рамки: положение об отчислении игроков из команды (приказ комитета он использовал в своих корыстных целях: стал брать взятки, чувствуя свое шаткое положение в команде, тот или ной игрок по «намекам» должен был «откупиться». На баснословных счетах в ресторанах «горели» А.Сеглин, В.Соколов, О.Тимаков, Б.Смыслов (О.Тимаков «погорит» наверное и с комнатой)».


  • СПРАВКА. Этот анонимный донос был написан за три дня до дня рождения Василия Соколова, когда ему исполнилось 35 лет. «Василий Николаевич понимал, что его футбольная карьера подходит к концу, – рассказывал мне Алексей Парамонов. – Учитывая свой авторитет и связи, возможно, в душе он рассчитывал занять высокий пост в обществе «Спартак», а там его многие не любили и побаивались». В книге «Спартаковец навсегда» Парамонов писал: «В мою бытность футболистом о Старостиных я услышал только после их освобождения». Василий Соколов, занявший старостинскую дачу в Тарасовке – вот явный лидер послевоенного «Спартака».

«На последнем собрании был зачитан приказ об отчислении А.Протасова, после собрания к нему подошел Гершанок М.М. и сказал «Дай Василию Николаевичу 2000 руб. и все будет в порядке, это не впервой».

Этот случай возмутил многих (о нем знает С.Ильин из Комитета), перед ним бледнеют его остальные номера, но пожалуй и он может заглохнуть».


  • СПРАВКА. Комментарий Парамонова: «Чушь. Сколько лет я провел в «Спартаке» с Василием Николаевичем, и ни разу ни от кого не слышал, чтобы за место в составе кто-то с кого-то требовал деньги. Да, характер у него был непростой, но чтобы взятка? Не было такого. Прекрасно помню и его жену Ирину Яковлевну, и их двух дочерей. Жили они в квартире неподалеку от кинотеатра «Форум», возле Садового кольца. Был у Соколова юбилей, наверное, 45-летие, и он пригласил меня к себе домой – единственного из команды. Хорошо ко мне относился».

 

Алексей Парамонов

«Разберитесь Вы в этом деле, а наше мнение таково, не пора ли его уйти от спорта и вместо 3-х комнатной квартиры (в хлопотах о которой он обил пороги в Моссовете и в УПК) дать ему 3-х метровую «комнату» (то есть посадить в тюрьму. Прим. Автора).

Разберитесь в этом деле.

Заранее благодарим.

Группа товарищей.

P.S. Все факты подтвердят члены команды, при индивидуальном опросе.

P.S. Сообщите факты т. Романову (председателю Всесоюзного комитета по физической культуре и спорту. Прим. Автора).»


  • СПРАВКА. Данное анонимное письмо (не факт, что оно было написано игроком-ветераном, это мог быть и кто-то из руководства общества) не возымело эффекта. Проведенное расследование могло не подтвердить приведенные в письме «факты», и сезон 1947 года команда начала с прежним капитаном – Василием Соколовым. И тогда 24 июня в секретариат министра спорта Николая Николаевича Романова поступил повторный донос – от имени «футболистов «Спартака», написанный уже совершенно другим почерком и в другом стиле. К уже известным эпизодам, например про домработницу, были добавлены новые. К слову, домработница в те годы – необязательно признак несметного богатства. Многие девушки из разоренных войной сел и городов были готовы работать за стол и кров.

Во втором письме утверждалось: «Всегда в нашей к-де капитана выбирала команда на общем собрании. Так был выбран капитаном Вас. Соколов, но он не оправдал доверия и уважения команды, оказался нечистым, пользуясь своим положением, за что в скорости был снят с к-на общим собранием.

Это было первый раз. Вторично выбрали в 1946 г. Соколова Василия капитаном команды. Это было непонятно для всей команды лишь потому, что был выбран не командой, а назначен кто-то и так с этого времени Сок.Вас. в «Спартаке» «Царь и бог», что хочет, то и делает.

<…> Капитан команды Сок.Вас., стоит при команде Вольрат и администратор к-ды Морозов, которые и продолжают по сие время пьянствовать.

Начались зимние Всесоюзные тренировочные сборы в спортивном зале как будто надо положить конец попойке, но они не прекращались, а перенеслись в ту столовую, где команда питалась после тренировки (закусочная на Пушкинской пл.). Было установлено, что на каждого человека отпущено из расчета 40 руб. Сколько раз проверяли мы ребята и обнаруживали, что нас кормят не на сорок рублей, а на 30-32 руб.

<…> Так каждый питательный день у них оставался и из этого вывод оставались деньги, на них-то и гуляли, а если день пропускали, то получалась приличная гулянка.

В результате замечали все ребята что Сок.Вас. после тренировки не приходил трезвым домой, были дни, что еле доходил до дома».


  • СПРАВКА. Альберт Хенрикович Вольрат (1903 – 1978) – тренер «Спартака» в 1945-1947 гг. При нем команда дважды выиграла Кубок СССР, занимая при этом в чемпионате страны невысокие места (6-е и 8-е). До войны работал тренером-массажистом в сборных Венгрии и Эстонии, входил в тренерский штаб «Ференцвароша» из Будапешта, лондонского «Арсенала» и «Барселоны». «У нас в стране тогда было мало специалистов, а тут узнали, что в таллинском «Спартаке» работает такой Вольрат. Европейский футбол знает, британский, ну и руководитель нашего общества Михальчук пленился этим и перевел его в Москву, – рассказывал Алексей Парамонов. – Вольрат и проверял меня 30 минут в Тарасовке, а потом говорит: в 6 вечера тренировка, принят, приходи. Очень скромный в быту, и тренер он был неплохой, хотя про него разное говорили. Некоторые вообще говорили, что он не имеет прямого отношения к высшему футбольному мастерству, а работал чуть ли не массажистом в бане. Не знаю, как на самом деле. Выпить любил – это точно. Однажды уже пора тренировке начаться, а его нет. Ходим по Тарасовке, ищем, жена кричит ему: «Альберт, Ааальберт», – а его нигде нет. Потом нашли. У нас в Тарасовке какие-то траншеи рыли, трубы большие прокладывали, вот он внутри трубы и спал. Тогда многие пили. Знаете, после войны расслабились как-то, вздохнули, еда стала появляться, деньги, во время войны-то совсем туго было. Но сказать, что все прям уж так напивались, – не могу. Рядом с нашей базой была палатка, грузин торговал бочковым красным вином, ну выпьем у него после матча по стакану – и по домам».

Альберт Хенрикович Вольрат

«В «Спартаке» много получают под предлогом футбольной к-де мастеров, но не все доходит до команды, а что и доходит, то выдается без всяких ведомостей или составленная ведомость еще не проставлено количество, а просто все получаемое выдается по списку, где фамилия и роспись возможно после какие-то цифры и суммы подставляются.

<…> Всеми эти делами руководит Ильин Яков Абрамыч.

<…> Все комбинации и махинации проделываются исключительно к-ном Соколовым Вас., стр-тр. Вольратом, администр. Морозов, об этом знают игроки команды, но они боятся все высказывать, потому что после получаются плохие последствия».

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Тренер Альберт Вольрат в 1947 году был отправлен в отставку и уехал обратно в Таллин.

Администратор Николай Петрович Морозов проработал в «Спартаке» до 1964 года.

Василий Соколов играл за «Спартак» до 1951 года, выиграв вместе с командой еще два Кубка СССР – в 1947-м и 1950-х годах. В 1952 году стал главным тренером команды и привел ее – впервые после войны – к двум титулам чемпиона СССР.

Братья Старостины вернулись из лагерей в Москву в 1953 году – после смерти Сталина и расстрела Берии.

В 1954-м году «Спартак» занял второе место в чемпионате СССР, после чего Соколов был отправлен в отставку. Как вспоминают многие спартаковцы тех лет, Соколова и Николая Старостина связывали очень напряженные отношения – возможно, последствия «дела 1942 года», когда Соколов на допросах мог сказать «что-то не то».

Василий Николаевич Соколов

В 1955-м Николай Старостин вернулся официально в «Спартак», став начальником команды. В конце 60-х он писал в книге «Звезды большого футбола» про увольнение Соколова после сезона 1954 года: «Василий Николаевич допускает тактические ошибки: теряет равновесие в отношениях с игроками и руководством общества. С первыми он переходит на диктат, со вторыми порой перестает считаться. В команде образовалась группа великовозрастных знаменитостей: Владимир Чернышев, Олег Тимаков, Николай Дементьев. <…> Здесь нужна не только дипломатия, но и особый такт. Тренер, не считаясь с этими принципами, пошел в штыки. <…> В. Н. Соколов разгневался. Он считал, что его большие заслуги в команде с лихвой окупают допущенные им ошибки. И действительно, за его плечами пятнадцать лет блестящих выступлений в команде: два золотых и один серебряный сезон – драгоценный багаж тренера. Но удел тренера – больше смотреть вперед, а не назад. Обида не позволила В.Н. Соколову сделать правильные выводы на будущее.

<…> Привлекался к работе в сборной команде СССР, но в отношениях с игроками по-прежнему слишком туго завинчивал гайки. Человек он по натуре властный. Футбол Соколов знает досконально».

Больше Соколов в «Спартаке» не работал.

Документы из Государственного архива Российской Федерации. Фонд 7576, опись 1, дело 613 «Материалы (календарь первенства СССР по футболу и хоккею 1947 г., докладные записки) по футболу и хоккею».


 


Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться