На чем зарабатывает «Формула-1»

фото Fotobank/Getty Images
Как гоночной серии удается получать по $2 млрд в год

Представьте, что по воскресеньям полмиллиарда людей по всему миру тратят два часа своего личного времени на просмотр рекламного ролика. При этом зрители не просто смотрят в экран, а получают от этого искреннее удовольствие, после чего с увлечением рассказывают друзьям о том, что увидели. Идея кажется сумасшедшей, но именно так работает современная «Формула-1» — передвижной рекламный фестиваль, преподносимый как спортивное событие.

Глобальный чемпионат с оборотом, превышающим $2 млрд, из года в год привлекает к телеэкранам от 450 млн до 600 млн человек. Принято считать, что по охвату аудитории «Формула-1» уступает только летним Олимпийским играм и чемпионату мира по футболу. Причем, в отличие от перечисленных турниров, ждать которых приходится по четыре года, этапы «Формулы-1» проводятся ежегодно.

Современный гоночный сезон длится с марта по ноябрь и состоит, как правило, из двадцати Гран-при. Каждое соревнование проходит в новой стране: за год участники международного первенства облетают четыре континента.

Подключиться к такому празднику хотят многие компании: где еще можно найти полмиллиарда преданных фанатов, с вожделением разглядывающих рекламные щиты и спонсорские наклейки.

Бессменный руководитель «Формулы-1» Берни Экклстоун умело пользуется созданным ажиотажем и зарабатывает деньги на каждом аспекте своего детища.

Реклама

Спонсорские контракты — наиболее очевидный метод монетизации популярности — приносит «Формуле-1» около $400 млн в год. В эту сумму входят платежи от авиакомпании Emirates, страховщика Allianz, банка UBS, производителей часов Rolex и других международных корпораций.

В общей копилке доля спонсоров едва достигает 20%. Столь низкий процент свидетельствует о реальной востребованности «Формулы-1» как зрелища: именно рекламный компонент финансового уравнения способен объективно оценить привлекательность турнира в глазах опытных рыночных игроков.

И все же в мире победившего кризиса и мер строгой экономии $400 млн — это солидная сумма. Менее технологичному спорту за глаза хватило бы такой выручки, но необходимость каждый год строить новые машины вынуждает «Формулу-1» искать и другие источники финансирования.

Продажа телетрансляций

Основа коммерческой привлекательности «Формулы-1» — глобальная телеаудитория. Когда-то за Гран-при следили почти 2 млрд человек. Сейчас цифры скромнее: только в России аудитория упала до 12 млн зрителей, а в пересчете по всему миру показатель составил 450 млн человек. Тем не менее рейтинги по-прежнему впечатляют, и вещатели по инерции закупают дорогостоящие права на телетрансляции.

В конце 1990-х доходы от телекомпаний полностью формировали финансовое благополучие «Формулы-1»: трансляции покрывали более 80% дохода. Сейчас доля упала до 30% — в абсолютных цифрах это $600 млн в год. Главная тенденция — уход «Формулы» с бесплатных каналов в закрытые кабельные сети, где гонки можно смотреть только по подписке. Такой сценарий уже осуществился во Франции, Италии, Финляндии и Великобритании. С плачевным результатом.

Непривыкшим платить за «Формулу-1» зрителям оказалось легко отказаться от просмотра гонок: в век широкополосного интернета и разнообразия развлечений найти замену двухчасовым заездам по кругу оказалось просто.

Рейтинги поползли вниз, как следствие, упала привлекательность чемпионата для спонсоров — чем меньше аудитория, тем менее выгодно вкладывать деньги в затухающую индустрию.

Положение еще можно исправить, но у Берни Экклстоуна другие приоритеты: одержимый сиюминутным наращиванием доходов, предприниматель продолжает уводить «Формулу-1» с бесплатных каналов. О будущем Берни предпочитает не думать — в 84 года он может себе позволить жить сегодняшним днем.

Взносы организаторов

Самый большой и самый алогичный источник доходов «Формулы-1»: чемпионату платят устроители гонок за право принять у себя Гран-при. В самой популярной и прибыльной американской гоночной серии NASCAR система работает ровно наоборот. Доходы, получаемые администрацией первенства, идут на поддержание трасс. В США все понимают: автодромы нужны гонкам, чтобы спортсменам было, где соревноваться. К «Формуле-1» такая логика неприменима: Берни Экклстоун действует по принципу «это мне, и это тоже мне».

Генеральный промоутер гоночного турнира выстраивал сложившуюся иерархию годами. Основным инструментом Экклстоуна является создание ложного ажиотажа: во всех интервью Берни рассказывает о желании множества стран заполучить себе гонку «Формулы-1». Сымитировав спрос на Гран-при, предприниматель разогнал стоимость входного билета до $40 млн за этап — столько, к примеру, платили индийцы за право один раз провести национальный этап международного первенства.

В красивых презентациях Экклстоун говорит о престиже страны, стимуляции туризма и создании новых рабочих мест, лукаво умалчивая, что все затраты ложатся на владельцев трассы. Неудивительно, что расчетливая Европа теряет одну гонку «Формулы-1» за другой, а на смену легендарным автодромам прошлого приходят новострои в нефтяных автократиях типа Бахрейна, Малайзии или ОАЭ. Современные проекты «формульных» Гран-при контролируются на государственном уровне: у частных предпринимателей нет ни денег, ни желания из года в год платить Королевским гонкам по $40 млн без надежды выйти на окупаемость.

Щедрые взносы организаторов Гран-при приносят «Формуле-1» $700 млн за сезон — сумма растет год от года. Непрерывная гонка вооружений уже выбила из календаря Индию и Корею: после трех лет сплошных убытков промоутеры гонок наконец решились разорвать кабальные контракты. Впрочем, Экклстоуну не на что жаловаться: на подходе Азербайджан, Мексика и Катар.

VIP-билеты и атрибутика

Самый маленький, но важный компонент доходов «Формулы-1». Продажа лицензионной сувенирной продукции приносит чемпионату $100 млн в год, а реализация билетов на VIP-места — еще $200 млн.

Казалось бы, на билетах должны зарабатывать промоутеры гонок — но и тут Экклстоун защитил интересы чемпионата, зарезервировав за «Формулой-1» самые дорогие места в закрытых ложах каждого автодрома. Один пропуск в так называемый паддок-клуб (главную VIP-ложу Гран-при) стоит $4000. За уик-энд промоутер чемпионата может продать до 5000 таких билетов. Помимо возможности наблюдать за гонкой из кондиционированной зоны в стоимость включен только фуршет с минимальной себестоимостью: эффективность вложений в паддок-клуб превышает тысячи процентов.

Все затраты перекладывают на посетителей: за потраченные деньги им предлагают почувствовать себя очень важными гостями.

Берни Экклстоун в совершенстве овладел приемами разжигания тщеславия — не только среди государственных правителей, но и среди рядовых автоспортивных фанатов.

Кому достаются деньги

Все полученные доходы «Формула-1» делит на две части: одна половина достается командам-участницам, а вторую забирает компания Delta Topco, владеющая чемпионатом мира через разветвленную сеть офшоров. Среди владельцев Delta Topco присутствует и сам Экклстоун, но главный акционер — британский инвестфонд CVC Capital Partners. В настоящий момент CVC принадлежит 35% акций «Формулы-1».

Полный список бенефициаров CVC держится в тайне, но несколько компаний все же раскрыли детали своих вложений в инвестиционный фонд. К примеру, услугами CVC пользуется пенсионный фонд Калифорнии: за счет главного в мире гоночного турнира доходность вложений этой организации достигает 17% годовых.

Теперь, когда российские бюджетные деньги тратятся на проведение собственного Гран-при «Формулы-1» на побережье Черного моря, можно утешаться одной мыслью: хотя бы калифорнийские пенсионеры на этом неплохо заработают.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться