$100 млн, и вы свободны: как руководитель «Формулы-1» откупился от суда - ForbesLife
$58.3
61.89
ММВБ2128.21
BRENT55.74
RTS1152.21
GOLD1234.77

$100 млн, и вы свободны: как руководитель «Формулы-1» откупился от суда

читайте также
Мегаяхту Мельниченко арестовали в Гибралтаре из-за исков на €15,3 млн Цукерберг: Facebook поможет бороться с терроризмом и предотвращать эпидемии «Наш» ли Трамп: неотменяемые санкции «Настоящий друг Израиля»: как прошла первая встреча Трампа с Нетаньяху Три визита за 30 лет. Что делал молодой Трамп в СССР Бизнес на взлете. Как Роман Троценко создал крупнейшую в стране аэропортовую сеть Баффет резко увеличил инвестиции в авиакомпании и Apple Богуславский инвестировал в проект I Love Running Family Сын Керимова стал владельцем аэропорта Махачкалы Алишер Усманов мог приобрести один из крупнейших яхтенных причалов в мире Премьера Forbes и «Амедиатеки»: «Стать Уорреном Баффетом» «Амедиатека» и Forbes представляют: премьера фильма «Стать Уорреном Баффетом» Новый русский. Как Эдуард Шифрин, заработав $1 млрд на украинской стали, занялся девелопментом в России Семья миллиардера Гурьева лишится контроля над «Фосагро» Есть ли у Дональда Трампа стратегия по борьбе с исламским терроризмом ГУМ, ЦУМ, «Детский мир»: кому принадлежат достопримечательности Москвы Указы Трампа: в ожидании лоббистских войн «Новапорт» Романа Троценко инвестировал в сервис Grabr Закрытие Америки: как антииммигрантские указы Трампа раскололи мир Самый вместительный парусник в мире: новая яхта Мельниченко Как тренируются Брэнсон, Цукерберг и другие миллиардеры
ForbesLife #суды 08.08.2014 04:30

$100 млн, и вы свободны: как руководитель «Формулы-1» откупился от суда

фото Reuters
83-летний миллиардер Берни Экклстоун знает, как обойти правосудие любой страны. Главное, чтобы на счету всегда была подходящая сумма денег

Генеральный промоутер чемпионата мира по автогонкам «Формула-1» Берни Экклстоун избежал заключения под стражу. По обвинению в даче взятки британского предпринимателя могли посадить в тюрьму на 10 лет. Вместо этого 83-летний коммерсант договорился о денежной компенсации: в течение недели судебное производство прекратят.

 

Forbes разобрался, как с помощью денег, преклонного возраста и немецкого законодательства Экклстоун сохранил место у руля «Формулы-1».

Сам себе посредник

История нынешнего суда началась в 2005 году, когда Берни Экклстоун организовал продажу коммерческих прав на «Формулу-1». Права объединены в компанию под названием Delta Topco, зарегистрированную в льготной налоговой зоне на британском острове Джерси, и принадлежат фирме на правах стодесятилетней аренды сроком до 2111 года. Компания распоряжается торговой маркой Formula One и контролирует все доходы чемпионата мира: ежегодный заработок Delta Topco приближается к $2 млрд.

В итоге немецкая процессуальная система загнала себя в тупик. Для обвинительного вердикта не хватало доказательств, а оправдание поставило бы под сомнение профессионализм и последовательность баварского суда: как можно оставлять на свободе человека, подозреваемого в даче взятки, когда получатель взятки давно признался и сидит в тюрьме?

В конце концов суду пришлось опереться на параграф 153А Уголовно-процессуального кодекса Германии и предложить сторонам договориться о денежной компенсации. Такой вариант оказался выгоден всем: Bayerische Landesbank изначально хотел не ареста Экклстоуна, а недополученных денег, сам Берни избежал заключения, а суду не пришлось сажать в тюрьму 83-летнего гражданина другого государства. Кстати, в обосновании к вердикту возраст обвиняемого был на полном серьезе указан в качестве смягчающего обстоятельства.

Итоговая компенсация составила $100 млн: $99 млн достанется бюджету Баварии (которой и принадлежит Bayerische Landesbank), еще $1 млн уйдет на благотворительность. Это в четыре раза меньше заявленных потерь банка от продажи «Формулы-1» ― два года назад баварцы рассчитывали взыскать с коммерсанта $400 млн.

 

В 2005 году актив принадлежал банкам Bayerische Landesbank, Lehman Brothers и JP Morgan Chase. «Формула-1» досталась банкам после банкротства предыдущего владельца, который имел неосторожность взять у них полуторамиллиардный кредит. При этом Экклстоун оставался владельцем 5% акций Delta Topco, а еще 8% принадлежали (и до сих пор принадлежат) трастовому фонду Bambino Holdings, выгодоприобретателями которого числятся дочери Берни Тамара и Петра. По официальной документации, Экклстоун может лишь вносить на счета Bambino деньги ― что с ними делать потом, решают его дочери.

Почти сразу после того, как блокирующий пакет акций Delta Topco оказался в руках Bayerische Landesbank, подконтрольный правительству Баварии банк начал попытки избавиться от своей доли. Сделку поручили высокопоставленному сотруднику Герхарду Грибковски: банкир должен был действовать в интересах земли Бавария, но на деле вел себя как полноправный владелец чемпионата мира ― все переговоры шли исключительно через него.

 

Спортивной и коммерческой составляющей по-прежнему руководил Экклстоун: британец остается бессменным боссом «Формулы-1» с середины 1980-х.

Посмотрев на опыт и связи Экклстоуна в «Формуле-1», Bayerische Landesbank нанял его консультантом для продажи коммерческих прав. За посреднические услуги коммерсант получил от государственного банка $66 млн. За эти деньги предприниматель договорился с инвестиционным фондом CVC Capital Partners: британцы выкупили долю Bayerische Landesbank за $756 млн. На должности Экклстоуна смена владельца никак не сказалась ― Берни продолжил единолично управлять всеми делами «Формулы-1».

Продажа вслепую

Спустя пять лет выяснилось, что для ускорения сделки Экклстоун заплатил Грибковски $44 млн: $21 млн Герхард получил от Bambino Holdings, а оставшуюся сумму на счета банкира перевели друзья Берни. В графе «отправитель» они ставили запись «от мистера Э.»

После непродолжительного расследования Грибковски сознался: Экклстоун дал ему взятку. Немец объяснил, что за полученные деньги он одобрил кандидатуру CVC Capital Partners в качестве покупателей Delta Topco, а также не стал спорить с названной ими суммой $756 млн. Аудит актива со стороны банка не проводился вовсе. По признанию Грибковски, инвестфонд был нужен Экклстоуну, так как только эта компания гарантировала Берни продолжение работы во главе «Формулы-1» после приобретения Delta Topco. Взамен бизнесмен должен был обеспечить CVC наилучшие условия покупки. Другие компании оценивали стоимость «Формулы-1» гораздо выше: к примеру, фирма Constantin Medien AG утверждала, что доля Bayerische Landesbank тянет на $1 млрд.

Запоздалое расследование баварского банка показало: в 2005 году акции Delta Topco стоили $1,1 млрд ― на $350 млн больше вырученной суммы. К тому же стараниями Грибковски банк умудрился еще и доплатить Экклстоуну $66 млн за организацию «выгодной» сделки.

За превышение должностных обязанностей, получение взятки, злоупотребление доверием фидуциария и уклонение от уплаты налогов Грибковски приговорили к 8,5 годам тюремного заключения.

 

Чтобы улучшить условия содержания под стражей, банкир начал сотрудничать со следствием: раскрыл финансовую схему продажи и активно давал показания против Экклстоуна.

За это немецкое правосудие разрешило Герхарду пользоваться мобильным телефоном, ноутбуком, iPad, а также ездить на Audi A4 на работу в центр Мюнхена. Тем временем дело Экклстоуна передали в суд: предпринимателя обвинили в подкупе госслужащего и подстрекательстве к нарушению фидуциарных обязанностей.

Взятка или не взятка?

На суде над Грибковски Берни Экклстоун ограничивался ролью свидетеля. Британец сразу признал, что заплатил бывшему компаньону $44 млн, но отказался называть это взяткой. По словам предпринимателя, банкир сделал его «жертвой хитроумного вымогательства».

По версии Экклстоуна, Грибковски пригрозил ему отправить донос в британские налоговые органы: якобы Герхард готовился сообщить налоговикам, что предприниматель самостоятельно распоряжается деньгами фонда Bambino Holdings. В этом случае Экклстоун был бы обязан платить налоги с доходов семейного траста ― чего Берни не делал и делать не собирался. Чтобы избежать неминуемой налоговой проверки, Экклстоун перевел на счет Грибковски запрошенную им сумму.

Банкир в своих показаниях, напротив, утверждал, что Экклстоун сам предложил ему «комиссию» за продажу Формулы-1 инвестфонду CVC и даже позволил выбрать сумму платежа. «Я затребовал $50 млн. Хотя $10 млн были бы более адекватной суммой», ― отметил Герхард. В итоге стороны сторговались на $44 млн.

 

Похоже, теперь правду не узнать никогда.

Мюнхенская прокуратура готовилась к суду над Экклстоуном два года: Герхард Грибковски начал отбывать наказание в 2012 году, тогда как слушания по делу Берни начались лишь в начале 2014-го. Несмотря на обилие документов и свидетельских показаний, защите каждый раз удавалось отбивать атаки обвинения: вовлеченные лица отказывались трактовать дело против Экклстоуна и день за днем ослабляли позиции прокурора. К примеру, ни один из приглашенных свидетелей не смог доказать, что хоть кто-то кроме CVC проявлял интерес к покупке Delta Topco, ― а без этого аргументация о взятке становилась бессмысленной.

«Чтобы избавиться от этих судов, всегда нужны деньги ― и размер платежа зависит от вашего богатства. Если бы я доказал, что у меня нет денег, мне не пришлось бы платить», ― прокомментировал Экклстоун итоговое решение.

Что ж, для обладателя четырехмиллиардного состояния $100 млн действительно не кажутся неподъемной суммой. 

Налоги и новые суды 

Историю с немецким судом можно считать законченной, но теперь Берни Экклстоуну придется отвечать за свои аргументы в Великобритании: Налоговая служба Великобритании ведет проверку того самого фонда Bambino Holdings. Если инспекторы докажут, что Экклстоун действительно вмешивался в работу фонда, Берни предъявят не менее серьезное обвинение в уклонении от уплаты налогов. Сумма, недополученная бюджетом Соединенного Королевства, может исчисляться сотнями миллионов: капитализация траста превышает $5 млрд.

Казалось бы, 44-миллионная «невзятка» Экклстоуна напрямую указывает на причастность Берни к нелегальным действиям по уходу от налогообложения ― однако у бизнесмена, как всегда, есть собственная версия. По словам британского предпринимателя, он просто не хотел возиться с внеплановой проверкой налоговых органов, а заплатить Грибковски ему посоветовали собственные юристы.

О статусе проверки в данный момент ничего неизвестно: Налоговая служба Великобритании систематически отказывается от комментариев, ссылаясь на конфиденциальность информации о налогоплательщиках. Впрочем, учитывая умение Берни договариваться с официальными инстанциями, предположить исход будущего дела совсем несложно: при первых признаках обвинения Экклстоуну будет достаточно предложить налоговикам умеренную компенсацию.