Рецепт успеха: коммуникабельность плюс деньги ВТБ | Forbes.ru
сюжеты
$56.45
69.34
ММВБ2294.3
BRENT69.75
RTS1282.44
GOLD1348.97

Рецепт успеха: коммуникабельность плюс деньги ВТБ

читайте также
+18 просмотров за суткиЖесткая просадка. Акции банка ВТБ упали до минимальной отметки за три года Кредиты станут дешевле. Сбербанк и ВТБ снизили ставки «Определенное манипулирование»: Набиуллина пообещала лишить руководство «ФК Открытие» бонусов «Разговор надо отложить»: Костин исключил приватизацию 10,9% ВТБ до снятия санкций «Это стрельба по-македонски»: виллу сооснователя «Юлмарта» в Сен-Тропе арестовали по иску ВТБ «Более справедливый характер»: что изменилось в практике приватизации при Владимире Путине? По личному поручительству: ВТБ подал иск к совладельцу «Юлмарта» на 650 млн рублей Катар в изоляции: какие проекты связывают Россию и опальную монархию? Минус $440 млн: глава ВТБ о цене закрытия бизнеса на Украине и травле Трампа в США +1 просмотров за суткиКрымский винодел: компании, связанные с Андреем Костиным, расширяют хозяйство в Крыму Медведев подписал директиву о переназначении Костина главой ВТБ Привычный ответ. Как выстроить диалог в финансовом сообществе Балканский кризис: Сбербанк может за долги получить проблемного европейского ритейлера Agrokor +4 просмотров за суткиЭндаументы в России: что мешает развитию вузовских фондов целевого капитала? Какие акции выиграют от отмены санкций, а кому выгодна изоляция? +19 просмотров за суткиБизнес на взлете. Как Роман Троценко создал крупнейшую в стране аэропортовую сеть Трудолюбивые металлурги: зачем совет директоров Коршуновского ГОКа заседает каждые два дня Давос 2017. Главные лица, цитаты и события Всемирного экономического форума +2 просмотров за суткиТриумф Германии: страна стала крупнейшим рынком недвижимости Европы +3 просмотров за суткиПобег от банкиров: почему россиянам не стоит держать свои сбережения за рубежом Инвестировать нельзя платить: почему госкомпании не выполняют план по дивидендам

Рецепт успеха: коммуникабельность плюс деньги ВТБ

Павел Миледин Forbes Contributor
Андрей Серебряков готов сделать вас партнером группы ВТБ фото Макса Адеева для Forbes
Банкир Андрей Серебряков работал в команде Андрея Костина. Через несколько лет ВТБ согласился стать первым инвестором в его фонде прямых инвестиций. Серебряков предлагает заработать на этом и другим

Храм Христа Спасителя залит солнечным светом. Напротив храма, на веранде ресторана «Ваниль», еще свежо, несмотря на июльскую жару. «Вы в церковь ходите?» — неожиданно спрашивает у корреспондента улыбчивый человек средних лет, скинувший деловой пиджак за поздним завтраком. Такая непосредственность обезоруживает, и беседа о прямых инвестициях плавно перетекает к детям, увлечениям и отдыху.

Отчасти благодаря легкости в общении и умению расположить к себе собеседника бывший председатель правления Russian Commercial Bank (дочерний банк ВТБ на Кипре) Андрей Серебряков сделал успешную карьеру. Умение очаровывать инвесторов должно помочь ему и сегодня. Серебряков привлекает деньги в свой новый проект — фонд прямых инвестиций Effective Capital, крупным инвестором которого станет ВТБ. За $1 млн (минимальный размер инвестиций) Серебряков готов сделать вас партнером госбанка. Неожиданное предложение, не так ли?

Серебряков, выпускник Института стран Азии и Африки при МГУ (владеет пятью иностранными языками), начал карьеру в 1994 году в банке «Империал», где в управлении иностранных инвестиций тогда работали президент ВТБ Андрей Костин и миллиардер Александр Лебедев. И когда Лебедев и Костин в 1996 году создали Национальный резервный банк, Серебряков возглавил в нем управление торговых операций, дорос до зампреда правления, в 2001 году получил степень MBA в London Business School. «А потом его Костин на Кипр забрал», — вспоминает Лебедев.

В 29 лет Серебряков возглавил Russian Commercial Bank. Менеджеры группы ВТБ, выкупившие за $39 млн 40% его акций в 2009 году, к 2011 году получили дивиденды на $92 млн. «Горжусь, что подготовил платформу для такой успешной сделки», — отшучивается Серебряков и говорит, что не имеет к ней никакого отношения.

В 2005 году Серебрякова по протекции Костина, как писали тогда газеты, назначили предправления Международного инвестиционного банка (МИБ), созданного странами соцлагеря еще в 1970 году для развития экономического сотрудничества. Серебряков пытался превратить МИБ в современный банк развития с коммерческим подходом к оценке рисков. Приходилось общаться с правительствами восьми стран — акционеров банка и обивать пороги кабинетов российских чиновников. Это было хорошей школой жизни.

Спустя четыре года Серебряков сбежал, как говорит, на волю — стал первым зампредом в банке МФК Михаила Прохорова, его акционерами были и другие участники «Золотой сотни» Forbes: Александр Абрамов, Виктор Вексельберг, Сулейман Керимов. Но попытки развивать корпоративное кредитование и инвестировать в проблемные компании вроде разорившейся турфирмы «Капитал Тур» были не слишком удачными. Спустя полтора года ушла большая часть команды банка во главе с председателем Александром Поповым. А Серебряков решил заняться собственным бизнесом, безуспешно пытаясь по суду взыскать с МФК 13,1 млн рублей — бонусы за 2010 год и зарплату. Председатель правления банка МФК Оксана Лифар говорит, что требования по выплате бонусов были неправомерны. Серебряков суд не комментирует.

«Private equity избавляет инвестора от того невроза, который он может получить на ликвидных рынках в ближайшие год-два», — объясняет Серебряков выбор стратегии фонда. Вложения в реальный сектор могут спасти в кризис, когда инвесторы бегут с фондового рынка. Впрочем, так бывает не всегда. В 2009 году менеджерам фондов прямых инвестиций приходилось довольно активно помогать своим компаниям, договариваться о реструктуризации долгов, искать финансирование.

Партнер New Russia Grow Алексей Панферов, который занимается private equity c 2006 года, считает, что привлечь деньги в фонд прямых инвестиций сейчас очень сложно. Инвесторы, наблюдая за долговым кризисом в еврозоне, предпочитают не вкладывать средства в такие проекты. Только к маю этого года у Effective Capital, планирующей на первом этапе привлечь $250 млн, появился первый инвестор, но зато какой: предварительное соглашение о вложении денег в фонд подписал ВТБ. Банк, по данным его пресс-службы, внесет в фонд $25 млн, если Серебряков найдет инвесторов на оставшиеся $225 млн.

Насколько деятельность Effective Capital может быть встроена в бизнес госбанка, проводящего иногда сомнительные сделки? Вспомните, как компания «ВТБ Лизинг» купила китайские буровые установки через посредника — кипрскую компанию, на счетах которой осело $150 млн. Обнародовавший эту схему блогер Алексей Навальный назвал сотрудников ВТБ «эффективными менеджерами». Серебряков уверяет, что отношения фонда с банком будут строиться как с любыми другими инвесторами и сомнительные операции исключены.

Цель Серебрякова — в два этапа собрать в фонд до $500 млн. Помочь в реализации этой непростой задачи ему должны партнеры. Один из них —  Дмитрий Елькин, выходец из российской UFG, работавший в свое время в Kohlberg Kravis Roberts (KKR — крупнейшей в мире компании по прямым инвестициям) и Lehman Brothers.

Елькин был одним из четырех партнеров UFG Private Equity, которая после обвала финансовых рынков в 2008 году смогла сформировать фонд прямых инвестиций на $225 млн. Фонд UFG Private Equity II, инвестировавший в «Яндекс» и кинотеатры «Киностар Делюкс», оказался одним из самых успешных на российском рынке. Повезло тогда, может быть, повезет и сейчас. «Конечно, мы понимаем, что новая попытка — верх самоуверенности, — говорит Елькин, — но мы надеемся, у нас получится».

Куда собирается инвестировать фонд Серебрякова и Елькина? Партнеры утверждают, что ведут переговоры с десятком российских компаний, чьи названия не раскрывают. Серебряков рассказывает, что одна из них производит автокомпоненты, другая — фильтры для очистки воды. Еще одно направление — ритейл и производство кондитерских изделий, которые меньше других отраслей зависят от цикличности экономики. 

Елькин говорит, что фонд намерен покупать блокирующие пакеты акций компаний и довольно активно использовать схему leverage buyout. Она предполагает покупку компаний с использованием заемных средств с последующей продажей новому собственнику. Фонд рассчитан на 5 лет, вознаграждения управляющей компании стандартные — 2% от стоимости активов под управлением и 20% — от прибыли. Найдутся ли желающие? Серебряков умеет стать другом за час презентации.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться