Зачем нам столько охранников

Игорь Федюкин Forbes Contributor
В Пекине маленькую российскую делегацию пускали без пропусков везде — эта «инновация» пригодилась бы в Сколково

Автор — директор по прикладным исследованиям РЭШ

У пекинского Университета Циньхуа хороший кампус: целый город с новыми зданиями и аккуратными газонами. За стенами кампуса Пекин со всеми полагающимися ему контрастами: с одной стороны дороги высокие стеклянные здания с офисами Microsoft и кофейней Starbucks, с другой — незаконченная стройка, уличные торговцы, обшарпанные панельные дома, ларьки и прочие признаки развивающейся экономики. По дороге течет поток машин, велосипедов и людей; у входа в кампус — пропускной пункт, охранники. Несмотря на поздний час, охранникам не пришло в голову не только запретить нам вход в кампус, но даже и потребовать документы.

Ключевой вопрос, конечно, был в том, удастся ли нашей праздношатающейся группе попасть внутрь самих университетских зданий. Надеялись, конечно, что документов на входе не потребуют, но верилось с трудом. Решили провести эксперимент — и скептики были посрамлены. Юридический факультет: открываем дверь, неспешно проходим мимо молодого человека за стеклянной перегородкой, осматриваемся в лобби, заглядываем в аудиторию-другую — нет проблем. Повторяем опыт с аэрокосмическим факультетом (наверно, секретная тематика!) — та же история: молодой человек на входе провожает нас взглядом, но не пытается ни остановить, ни спросить пропуск; даже турникетов нет.

Это, конечно, к вопросу о московских охранниках, мужчинах неопределенного возраста в неопределенного цвета неопрятной униформе, досаждающих посетителям на входе в любое столичное здание; попасть в российский вуз без студбилета или пропуска не стоит даже и пытаться (что, конечно, очень способствует формированию креативной среды и широкому интеллектуальному обмену с коллегами). С месяц назад мне надо было зайти в один уважаемый независимый издательский дом: пропуск, само собой, был мне заказан, но прежде чем пройти через высокотехнологичный турникет, пришлось разрешить охранникам еще и отсканировать мой паспорт. На следующий день меня и вовсе не пустили: оказывается, я пришел в 8:15 вечера, а после восьми обычного заказанного пропуска недостаточно — нужна специальная письменная заявка от главного редактора. Пришлось кого-то вызванивать; когда заявку раздобыли (на листе А4, от такого-то такому-то, «Прошу …» и т. д., число, подпись), мой паспорт опять попытались отсканировать. Признаюсь, устроил скандал; молодой человек обиделся, пришел старший смены и стал мне выговаривать — мол, зачем огорчили коллегу, сам гендиректор такие правила установил, а охранник просто выполняет свою работу.

Потом сотрудники издательства мне объяснили, почему приходится ограничивать доступ в издательский дом: нужно обеспечивать редакторам условия для работы, а то приходят всякие бандиты и чиновники, пытаются помешать писать про них правду. И в самом деле, нравы у нас дикие — самому иногда хочется отгородиться от сограждан, чего уж тут скрывать. Но вот, с другой стороны, Пекин тоже столица развивающейся страны, город контрастов, полно подозрительных или просто не слишком чисто вымытых типов, а пропуск на входе в университет не спрашивают! Конечно, можно возразить, что наше приключение в Пекине не показатель: чего бы охранникам не пустить несколько приличных иностранцев в костюмах и галстуках (скорее всего, профессоров). А вот попробовал бы войти на аэрокосмический факультет неумытый деревенщина в грязном кителе, тут же его бы и завернули.

Все верно, но именно поэтому-то и неправ укорявший меня старшина охранников: нет, его обруганный мною коллега как раз таки не выполнял свою работу. Потому что работа охранника не в том, чтобы потребовать у меня документы и сообщить, что пропуск мне не заказан. Работа охранника в том, чтобы наметанным глазом определить, кто я — пришедший по делу благонадежный посетитель или же подозрительный тип, у которого имеет смысл спросить документы. А если уж пропускной режим необходим, то работа охранника не в том, чтобы сообщить об отсутствии пропуска, а в том, чтобы помочь мне разрешить возникшую коллизию: (вежливо) выяснить, к кому я иду, найти телефон этого человека, дозвониться ему и спросить, в самом ли деле он меня приглашал. В конце концов, ведь если я иду в издательский дом на встречу, значит сам издательский дом в моем приходе заинтересован.

И вот в этой связи вопрос: входит ли отказ от пропускного режима в число институциональных инноваций, запланированных в иннограде «Сколково»?

И еще: ну вот пропуска, охрана, бандиты — все понятно, но не объяснит ли господин гендиректор издательского, зачем ему потребовался скан моего паспорта? Ну вот что он с ним собирается делать?

Автор — директор по прикладным исследованиям РЭШ

Новости партнеров