Какой творожок лучше?

Вадим Новиков Forbes Contributor
И стоит ли узаконить 60-часовую рабочую неделю

Автор — старший научный сотрудник Академии народного хозяйства

На прошлой неделе стало известно, что РСПП обсуждает идею поправки в Трудовой кодекс, которая позволила бы узаконить — c согласия работника — возможность 60-часовой рабочей недели наряду с ныне существующей 40-часовой. Большинство комментаторов пришло к выводу, что такая поправка в интересах работодателей, а не работников. И, что еще более существенно, к этому же выводу пришли 58% экономически активных россиян, опрошенных Исследовательским центром Superjob.ru.

На мой взгляд, этот спор напоминает дискуссию о том, какой из распространенных ныне размеров творожков необходимо предписать в законе — 100, 115, 130 или 170 граммов. Вопрос не в том, какое из этих чисел «лучше» и «обоснованнее». Вопрос в том, зачем записывать в закон любое из этих чисел. У творожка каждого размера есть свои покупатели, и они не скажут нам спасибо, если мы помешаем им его покупать.

Сегодня ситуацию с размерами творожков мы в общем и целом принимаем как нормальную. По крайней мере, я не слышал жалоб. Однако если бы в Продуктовом кодексе была прописана обязательная для всех величина 130 граммов, опытный политик всегда нашел бы хорошие аргументы против допущения других размеров. Изменения всегда порождают сомнения в народе. Скажем, если допустить творожки размером 170 граммов, то не будут ли выведены из производства все прежние творожки по 130 граммов и не будут ли вместо них нам навязаны дорогие творжки по 170 граммов? А если позволить продавать творожки по 100 граммов, то не сведется ли все к тому, что творожки станут меньше, а цена останется прежней?

Для экономиста беспочвенность подобных опасений в общем и целом очевидна — вся его деятельность посвящена изучению того, почему эгоистичное стремление производителя к прибыли предотвратит эти неблагоприятные варианты развития событий (или они на поверку окажутся благоприятными). Опыт придает ему уверенность в этом.

Проблема в том, что эту уверенность — результат опыта — по большей части невозможно передать другому словами. Я сам, сидя в самолете, отгоняю от себя размышления о том, как же он держится в воздухе. Не имея детального ответа на этот вопрос, я начинаю чувствовать тревогу. Дело, конечно, не в том, что я как-то особенно не доверяю авиаконструкторам. Неприятно то, что все в каком-то смысле держится на их честном слове и что я не смогу перепроверить ход их мыслей.

Подобные сомнения во многом иррациональны. Поэтому не стоит думать, что их возможно разрешить статистикой — обобщенным описанием чужого опыта. Так, стеснительного юношу едва ли сделают уверенным не только слова, но и данные, скажем, о том, что 99% мужчин находят себе спутницу жизни. «Другие — это совсем другое дело, — может рассудить он, — Конкретно у меня может и не получиться». Точно так же сравнительная статистика о смертности на пройденную милю в авиперелетах и автомобильных поездках мало кого успокаивает, особенно если самолет в данный момент вибрирует.

Основания, которые делают человека неуверенным, обычно таковы, что одновременно мешают приобретать новый, успешный опыт. Поэтому однажды описанный в Продуктовом кодексе творожок, скорее всего, так и будет продаваться исключительно в упаковках по 130 грамм, воплощая враждебную потребителям логику «один размер подходит всем». По этой же причине однажды описанные в Трудовом кодексе отношения-которые-подходят-всем будут долго мешать работникам и работодателям в определении взаимно устраивающих условий сотрудничества. Если выдуманная история с Продуктовым кодексом может что-то подсказать относительно Трудового кодекса, так это то, что его в первую очередь было бы лучше не принимать. А какой именно длины должна быть разрешенная кодексом рабочая неделя — это уже вопрос второстепенный.

Автор — старший научный сотрудник Академии народного хозяйства

Новости партнеров