Образование для ребенка: зачем необходим фонд для оплаты высшего образования

Борис Барабанов Forbes Contributor
Фото REUTERS / Lucas Jackson
Самый рискованный вариант покрытия расходов на образование — оплата каждого года или иного периода из имеющихся у родителей средств.

Каждый день, глядя на своих детей, решая их мелкие повседневные задачи и отвечая на множество незначительных «детских» вопросов, я понимаю, что теряю нить чего-то важного и долгосрочного. А между тем, никто, кроме меня, не собирается сопровождать их на длинной жизненной дистанции. Никто, кроме родителей, по большому счету, не несет сегодня ответственность за то, что будет с детьми через 15-17 лет, когда им нужно будет получать высшее образование .

Очевидно, что государство сейчас всеми силами пытается сделать ответственным за жизнь гражданина во всех ее проявлениях только одного человека — его самого. Накапливание средств для жизни в старости переходит в ведение негосударственных пенсионных структур. Обязательное медицинское страхование стало обособленным предметом целевого финансирования. Кто-то уверен в своём здоровье, кто-то не надеется на пенсию и пытается самостоятельно обеспечить себе благосостояние на склоне лет. Но на заботе о детях не экономит никто. Потребность дать детям достойное образование, желание родителей обеспечить им лучшую жизнь в будущем — такая же базовая потребность, как забота о здоровье и достойной старости.

Образования за государственный счет, скорее всего, будет с годами все меньше. Об этом говорит сокращение числа бюджетных мест в государственных вузах, сокращение количества самих государственных вузов и рост количества коммерческих вузов с государственной аккредитацией. Гранты на образование или благотворительные программы, поддерживающие талантливых абитуриентов, — явление в масштабах государства крайне незначительное.

Образовательные кредиты предоставляет примерно 1% всех российских банков. В кредит учится около 5% российских студентов, в теории этот процент должен повышаться по мере сокращения числа бюджетных вузов. Однако требования банков к заемщикам очень строгие, возвращать деньги приходится и после получения образования, а переплата может составлять 70-80% и даже больше.

Самый рискованный вариант покрытия расходов на образование — оплата каждого года или иного периода из имеющихся у родителей средств. Хорошо, когда есть стабильный заработок, и можно быть уверенным, что в течение пяти лет он позволит платить по счетам. Единственный источник , который на 100% могут контролировать родители, — заблаговременно сформированный и пополняемый фонд оплаты образования. Родители могут создать его сами, так, как это принято в целом ряде стран с традиционно высоким уровнем обучения в вузах. Например, американские родители, рассчитывающие дать детям образование в Принстонском или Стэнфордском университете, откладывают в специальный семейный фонд сумму около $574 в месяц.

Ряд финансовых институтов в России предлагают собственные программы накоплений на образование, однако они по сути представляют обычное вложение средств в инвестиционные портфели, что очень рискованно, либо же традиционное кредитование либо обучение в платной школе с получением льгот при поступлении в конкретный вуз. Логично было бы, если бы целевой финансовый инструмент, с помощью которого гражданин мог бы создавать основу будущего своих детей, предложило государство. И именно государство могло бы извлечь из такой программы довольно ощутимую пользу.

Негосударственный образовательный фонд, консолидирующий сбережения граждан, предназначенные для оплаты образования детей, предложили в письме первому вице-премьеру Игорю Шувалову Фонд попечителей РЭУ им. Плеханова и Международный фонд поддержки правовых инициатив. Организации предлагают простой механизм, похожий на то, что успешно работает в сфере накопления пенсий и в области медицинского страхования. Обращение представителей Фонда попечителей РЭУ им. Плеханова и Международного фонда поддержки правовых инициатив по созданию негосударственного образовательного фонда к Игорю Шувалову также доведено до сведения Минобрнауки, Минфин и Минэкономразвития . Теперь нужно ждать реакцию чиновников.

«Рыба» законодательного стандарта, который необходим для такого фонда, уже существует, нужны только изменения технического плана, адаптирующие существующий стандарт под специфику образования. Если вы сталкивались с «настройкой» ежемесячных платежей в негосударственный пенсионный фонд, то представьте себе, что вместо того, чтобы просить рассчитать пенсионную формулу, вы просите показать схему выплат на ближайшие 15-17 лет для ребенка, которого хотите отправить учиться в престижный платный вуз. Вам показывают ежемесячный аннуитет. В случае с пенсией выплата начинается, когда человек достигает пенсионного возраста, а в случае с фондом — когда выпускник получает диплом о среднем образовании.

Если же говорить о пользе не только для родителей и их детей, но и для государства, то такой фонд — это дешевые длинные деньги, дефицит которых так остро ощущается в экономике. Чаще всего эти деньги, необходимость в которых возникает непосредственно перед поступлением абитуриента в вуз, лежат мертвым грузом, у кого где — под подушкой, в банке (стеклянной), может быть, вложены в недвижимость, цена которой нестабильна.

Средний годовой объем затрат на образование в России сейчас составляет примерно 600 млрд рублей. Из них 250-300 млрд рублей — это затраты на коммерческое образование. Если стоимость платного образования в России сейчас составляет от 100 000 до 300 000 рублей в год, то в случае начала выплат в образовательный фонд с самого рождения ребенка ежемесячный платеж составит от 2 000 до 4 000 рублей. Инициаторы создания образовательного фонда предлагают ситуацию, когда в экономике вдруг появляются лишние 200 млрд рублей длинных денег в год. Не самая плохая инъекция. Получая ее, государство одновременно строит социальные лифты для множества молодых людей, которые сейчас и мечтать не могут об обучении в престижных вузах.

Поступить в престижный ВУЗ и учиться в нем за счет государства — задача, с которой не могут справиться зачастую даже выпускники-медалисты. Поступают или гении, или дети родителей, которые на момент поступления отпрысков в вуз имеют достаточно средств. Не факт, что даже очень одаренный ребенок в Москве сдаст ЕГЭ без помощи репетиторов, которые будут его натаскивать. А теперь представьте себе жизнь в регионах России, где поступление на платное обучение в топовые вузы — в РЭУ им. Плеханова, в МГИМО, в МГУ, в РАНХИГС — несбыточная мечта и заоблачные суммы. Если же такой фонд действительно будет создан, у людей появится понимание того, что это возможно. А участие государства будет гарантией того, что с этими деньгами ничего не произойдет. Это важно еще и потому, что стоимость образования растет быстрее инфляции.

Существуют очевидные риски, которые образовательный фонд мог бы хеджировать. Причем, согласно проекту, он должен сосредоточиться только на образовании, а не предлагать образование в пакете с другими услугами, например страховыми. Если образование консолидировано с другими услугами, если представить себе, что оно находится в одном пакете с КАСКО, ОСАГО, со страхованием жизни, то, значит, оно подвержено и многим другим рискам, связанным с этим бизнесом и предоставлением этих услуг. Например, со здоровьем и достатком родителей.

В вопросах, касающихся образования детей, речь идет о минимум пятнадцати — семнадцатилетней перспективе. Вряд ли какая-либо страховая компания в наших реалиях может предложить такой срок. Именно поэтому отдельно существует обязательное медстрахование, отдельно — пенсионный фонд. Если накопления на образование выделить в отдельное направление, такой фонд тоже встроился бы в общую финансовую систему и был бы подконтролен мегарегулятору — Центральному Банку.

Как всегда в случаях, когда возникает простая и очевидная идея, полезная всем, возникает вопрос: так почему же все-таки до сих пор никто до этого не додумался? Авторы предложения утверждают, что такого образовательного фонда нет нигде в мире. Если обратиться к опыту других стран, то, например, в Германии образование формально бесплатное, более того, студентам выплачивают стипендию-ссуду, которая уходит на оплату проживания, питания и т. д. 50% этой ссуды нужно начать возвращать по истечение пяти лет после получения диплома и вернуть в течение 20 лет.

В Канаде при получении первого высшего образования студентам-очникам предоставляют беспроцентный займ на срок 6,5 лет. В США кредиты студентам банки предоставляют без залогов и поручителей с достаточно низкой процентной ставкой — 8,25% годовых. В первый год обучения можно взять от $2000 до $3000. Субсидии может предоставить и государство, если доказать, что без них невозможно. Родительский кредит может составить и всю стоимость обучения, выплаты по нему начинаются через два месяца после получения, процентная ставка составляет до 9%.

Все это — те или иные варианты кредитования или государственных субсидий. Но фонда с «долгоиграющими» вкладами, который бы контролировало государство, нет нигде. «Я не вижу ни одного препятствия для создания такого фонда, — говорит исполнительный директор Фонда попечителей РЭУ Сергей Безделов. — Кому это может быть невыгодно? Ну, допустим, чиновникам, которые «сидят» на материнском капитале, — ведь материнский капитал вполне можно тоже вложить в фонд образования, закон не запрещает. Или еще кто-то, далекий от государственного подхода».

Новости партнеров