Домогательства на работе. Есть ли разница между сексизмом в Европе и России

Леда Гарина Forbes Contributor
Фото Mario Anzuoni / Reuters
Победа над сексизмом в Европе — иллюзия. Но европейцам, во всяком случае, удалось пройти стадию принятия проблемы, в отличие от россиян

Пару лет назад я пребывала в иллюзии, что сексизм в прогрессивной Европе уже побежден, а женщина в три слоя укутана защищающими ее законодательствами разных стран. Например, закон о домашнем насилии принят в 128 странах, но не в России. Мы находимся на одной ступеньке с Афганистаном, Чадом, Южным Суданом и еще пятнадцатью странами третьего мира. Более того, у нас законодательство в этой области регулярно ухудшается (я имею в виду декриминализацию побоев).

Однако мои иллюзии развеялись, когда наши финские коллеги привезли к нам спектакль «Голоса Ф» о положении женщин в Финляндии, где все начиналось со статистики, а статистика говорила, что более 40% финок сталкивались с физическим насилием и более 70% — с психологическим.

Моя коллега, живущая во Франции заметила, что патриархат везде одинаковый, только названия разные. Во Франции это «ле патриархат».

Несмотря на то, что все партии Швеции поддерживают феминистскую повестку, разрыв между средними заработными платами мужчин и женщин увеличивается и сейчас достигает 28%. В России эта разница в среднем, по данным Росстата, также составляет 28%.

Оценивая разницу в правовом положении российских и европейских женщин, нельзя не принимать во внимание исторический аспект. Женские движения конца 19 — начала 20 веков в России и приход к власти большевиков дали советским женщинам беспрецедентные на тот момент права. Как право на равный труд, избирательное право, финансовую независимость, право на образование и т.д. В Европе и США женщинам пришлось бороться за это последующие 50 лет. Но у медали была вторая сторона — все независимые гражданские инициативы в СССР были упразднены, а вместе с ними — и независимые женские движения. И там, где мы раньше опережали остальной мир, сегодня нам приходится догонять.

Харассмент

Существующая в разных сферах гендерная дискриминация касается и домогательств на рабочем месте, и харассмента в целом. В США закон о сексуальных домогательствах был принят в 1975 году, а в Европе — только в 2002. Сами сексуальные домогательства это не остановило. Но сделало их видимыми.

Конечно, закон о харассменте не делает любую рабочую атмосферу безопасной. Но судя по тому, что количество обращений по таким делам ежегодно растет как в Европе, так и в США, общественное мнение по отношению к сексуальным домогательствам изменяется. Компании понимают, что от того, насколько комфортно у них работать, зависит производительность коллектива.

Вопреки представлениям о том, что сексуальным домогательствам в Европе женщины подвергаются со стороны мигрантов, типичные случаи на рабочем месте связаны совсем не с беженцами, а с мужчинами-начальниками, мужчинами-преподавателями, мужчинами — представителями «титульной нации», которые таким образом проявляют свою власть. Вспомните все скандалы, связанные с мужчинам-режиссерами и мужчинами-продюсерами. Харви Вайнштейн — яркий последний пример.

В российской действительности мы найдем массу случаев, когда мужчина-редактор предлагал издаваться дебютантке только при условии вступления с ним в половую связь. Работодатели-мужчины могут напрямую заявить об этом девушке-соискательнице прямо на собеседовании. Но если в Европе человек может за подобное попасть под суд и потерять должность, а компания выплатит огромный штраф, то в России не произойдет ничего. В России сотрудники правоохранительных органов скажут: «Изнасилуют — приходите».

Если спросить среднестатистического россиянина или россиянку о том, что такое «харассмент», думаю, мало кто сможет ответить на этот вопрос. Также, как мало кто будет знать, что такое «сталкинг» или «виктимблейминг», хотя эти понятия лежат в одной плоскости. Сталкинг — преследование, чаще всего с целью контроля или навязчивых сексуальных ухаживаний. Виктимблейминг — обвинение жертвы. В том числе — жертвы сексуального насилия. И, наконец, харассмент — сексуальные домогательства, либо демонстрирование нежелательного сексуального поведения, причиняющее тому, на кого оно направлено, дискомфорт.

Комплимент или оскорбление

Все три эти явления находятся в одном ряду и тесно встроены в российскую действительность, в том числе и в сфере труда. Домогательства со стороны шефа или коллеги будут расцениваться российским обществом как норма или комплимент, а если вы на это регулярно жалуетесь, то, скорее всего, вам начнут объяснять, что вы сами во всем виноваты, и, видимо, эти действия спровоцировали.

А если вы скажете, что шутка была оскорбительной, вам заметят, что у вас нет юмора. И секса, вероятно, тоже нет.

И если в Европе, США и ряде других стран корпоративный кодекс будет предусматривать запрет на подобное поведение, то в России — нет. Важно отметить, что речь идет не только о женщинах и не только о подчиненных. Европейская практика показывает, что 16,6% жалоб исходит от мужчин.

Таким образом, мы можем сказать, что в России мы наблюдаем те же процессы, что и в Европе, но если Европа прошла стадию принятия проблемы, то Россия — на стадии отрицания. Надеюсь, у нас все впереди.

Новости партнеров