Тяга к знаниям. Существует ли гендерная дискриминация в образовании
Фото Joe Raedle / Getty Images

Тяга к знаниям. Существует ли гендерная дискриминация в образовании

Олег Соловьев Forbes Contributor
Фото Joe Raedle / Getty Images
Главная причина более высокой доли женщин в образовании заключается в колоссальных демографических потерях, понесенных Россией в период войн XX века

Существует ли в России дискриминация в сфере занятости в области высшего образования? Базовая статистика дает однозначный ответ на этот вопрос: в России нет видимых свидетельств дискриминации по гендерному признаку. Скорее, наоборот, на уровне как среднего, так и высшего образования мы живем в обществе «победившего феминизма». Причем доля женщин в высшем образовании растет год от года.

Согласно данным демографической статистики, доля женщин среди преподавателей вузов растет непрерывно с 1990-х годов по настоящее время. Например, в 1995 году при общей численности преподавателей в 240 000 женщин было 107 000, или 45%. В 2013-м число преподавателей-женщин в вузах выросло до 168 000 при общей численности ППС в 288 000 (57%).

Как ни парадоксально, в российской высшей школе доля женщин среди преподавателей значительно выше среднемировых значений и страновых (например, страны «большой семерки»). Согласно данным Института статистики ЮНЕСКО, за аналогичный период 1995-2013 годов доля женщин в мире увеличилась с 37,5% до 47%, в странах G7 за аналогичный период — с 34% до 41%. Таким образом, по состоянию на 2013 год Россия опережала среднемировые значения по доле женщин, занятых в области высшего образования, на 10%, страны G7 — сразу на 16%.

На уровне среднего образования мы видим картину «победившего феминизма»: 81% преподавателей в школах — женщины. Это в среднем по стране, в селах и городах с населением менее 100 000 человек — 90% и более процентов. Возникает закономерный вопрос: чем можно объяснить такую тенденцию? Казалось бы, Россия бесконечно далека от западного феминизма и в массовом сознании остается страной скорее патриархальной. Есть два объяснения данному феномену. И оба, как это обычно бывает, лежат в нашей истории.

Главная причина более высокой доли женщин как в образовании, так и в социальной сфере в целом заключается в колоссальных демографических потерях, понесенных нашей страной в период Первой мировой и Гражданской войн. И в особенности в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Уровень потерь в данных конфликтах до сих пор носит дискуссионный характер. За период 1917-1922 годов показатель оценивают в 10-15 млн человек. За период 1941-1945 годов компромиссная оценка составляет 26,6 млн человек. И, естественно, наибольшая часть этих потерь приходится именно на мужское население страны. Таким образом, несколько десятков процентов мужского населения СССР/РСФСР, целые поколения, оказались физически уничтожены.

Поэтому структура занятости в России во многом определяется последствиями нашей истории 1917-1945 годов и в особенности последствиями Второй мировой войны. Естественным путем произошло замещение миллионов рабочих мест, целых секторов экономики именно женщинами. Фактически этот процесс начался уже в ходе самой войны, когда женщины заменяли мужчин в традиционно мужских, промышленных секторах. Поэтому после 1945 года роль женщин в экономике усилилась многократно явочным порядком. Де-факто за счет этого наше общество гораздо более феминистично, чем в западных странах.

Вторая причина более высокой доли женщин в образовании и социальной сфере заключается в идеологии государства «Диктатуры рабочего класса». После 1917 года рабочие и связанные с ними инженерные профессии были официально провозглашены «главными». Рабочий всегда имел более высокий доход, уровень жизни, чем сельский житель, работник колхоза или совхоза. Стать рабочим, а тем более инженером для вчерашнего сельского парня было вершиной мечты. Примерно как в 2000-е годы «уехать в Москву и работать в офисе». Таким образом, «настоящий мужик» шел на завод, в реальный сектор экономики. Оттуда же рекрутировали новые поколения чиновников для государственных и партийных органов.

Нарождающаяся рыночная экономика в 1990-е породила колоссальный спрос на специалистов, способных быстро адаптироваться в условиях рынка. И поэтому вчерашние специалисты бухгалтерского учета, преподаватели экономики, права — почти исключительно женщины — вдруг оказались крайне востребованы и опережали вчерашний класс-гегемон. Соответственно, растущий спрос на высшее образование, в первую очередь в области права, социальных и экономических наук, привел к кратному росту как числа студентов в этих областях, так и преподавателей. В сумме эти два фактора на фоне колоссального роста спроса на высшее образование в 1990-е и 2000-е привели только к увеличению доли женщин в сфере образования.

Безусловно, все это не значит, что в обществе нет гендерных проблем. Одно из главных неформальных правил российского общества — «Сильный всегда прав» — еще никто не отменял. И безусловно, обществу еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем это правило трансформируется во что-то иное, подходящее большей части людей.

Новости партнеров