Самые умные. Готово ли новое поколение к вызовам цифрового будущего
Фото Antonio Pisacreta / Zuma / TASS

Самые умные. Готово ли новое поколение к вызовам цифрового будущего

Тина Канделаки Forbes Contributor
Фото Antonio Pisacreta / Zuma / TASS
Продюсер и общественный деятель Тина Канделаки за два месяца посетила 15 российских вузов и поговорила с более чем 7500 студентами. Она рассказала Forbes, как обстоят дела в российской высшей школе и что нам ждать от «нового и свободного» поколения, выросшего в «сытые» путинские годы

Прошло время, когда о профессии космонавта и летчика мечтал каждый школьник. Позади годы повального стремления стать юристами и экономистами. На рынке труда происходят заметные перемены: переход в цифровое общество уже стартовал. Переходные процессы в экономике определяют спрос на специалистов и популярность профессий. Впереди экономика умных городов, где многие процессы будут автоматизированы. Огромное количество людей встанут перед вопросом своей профнепригодности, точнее профневостребованности. Профессиональной элитой станут те, кто будет обслуживать автоматику и искусственный интеллект.

Немногим вузам удалось подхватить эту волну: в МФТИ создали бизнес-инкубаторы, в «Вышке» открыли телевизионные студии, а остальные делают лишь первые шаги в этом направлении. Современный студент вынужден вести мониторинг востребованности своей профессии от момента выбора вуза и до получения диплома. Иначе он просто останется не у дел в будущем. Понимает ли важность происходящего современная молодежь? Увы, нет.

Знак доверия

«Поколенческие» изменения мы привыкли называть проблемой «отцов и детей», но для современного поколения она уже не актуальна. Технологии изменили привычный ландшафт взаимодействия. Интернет уравнял новое поколение во вкусах, мейнстриме и актуальности. Фейса слушают все. Их кумиры — блогеры, вне зависимости от региона и университета. Они не смотрят телевизор, новости узнают через соцсети и от друзей. «Мои друзья говорят» — это знак доверия. Искренне не понимают, зачем надо блокировать мессенджеры и одинаково, что в Ярославле, что в Москве, удивляются, что человек в 40+ смотрит «Черное зеркало» и слушает Кендрика Ламара.

Я стараюсь как можно чаще встречаться со студентами. За два месяца мне удалось посетить 15 вузов: Ярославль, Рязань, Казань, Калининград, Москва, Калуга. Мне писали в соцсетях, и я приезжала. МГУ, МГИК, РГГУ, Сеченовский университет, МФТИ, РЭУ им Плеханова, НИУ ВШЭ, МГИМО, РУДН и другие — везде меня встречали абсолютные пассионарии. Мы оживленно говорили о важности цифровизации, популяризации спорта и здорового образа жизни. А вот политическое противостояние их не интересует совсем. Это поколение аполитично. Специалисты, которым предстоит жить в эпоху четвертой промышленной революции, не интересуются политикой. Как такое возможно?

А еще они не говорят о мотивации: как замотивировать себя сегодня, чтобы стать успешным профессионалом завтра. Все учат предметы и сдают сессии — двигаются по инерции. Но при этом все хотят построить успешную карьеру. Многие студенты не всегда правильно могут оценить перспективы своего трудоустройства. Они уверены, что достаточно выбрать популярную профессию, и успех гарантирован.

Потерянное поколение

При всех современных ресурсах — будь то интернет или бизнес-инкубаторы, у студентов нет понимания, куда идти и как применить свою кипучую энергию. Они не знают, на кого равняться, у них нет веры, что идея может воплотиться во что-то реальное, и нет понимания, где взять на все это деньги. Такое ощущение, что они ждут, как кто-то придет и объяснит последовательность действий, пристроит на работу, поставит конкретную задачу. О какой успешной карьере в таком случае может идти речь?

Все просто, как в песне «Градусов» «А ты? А ты? Кто ты?». Критическая степень мышления сегодняшнего студенчества превосходит наше поколение в разы, потому что они живут в открытом информационном обществе, где все меньше доверяют государственным СМИ и полностью формируют сами себе картину дня. Но именно из-за обилия информации, доступ к которой получили, они и не могут пока понять, что делать.

Чернышевский верил в победу алюминия, который он называл «металлом будущего». А сегодня никто не говорит, что и кто именно станет будущим для нашей страны. Никто не объясняет «как?» языком, понятным для молодых индивидуалистов, которые только через индивидуальное понимание успеха захотят коллективной победы нашей страны в гонке за лидерство в умном мире, где роботы будут обучать наших детей читать и писать и будет колонизирован Марс. Здесь духовные скрепы уже не работают, а новые никто не предложил.

Поможет ли исправить сложившуюся ситуацию возрождение «государственного заказа на профессии»? Как во времена СССР, когда объем и качество требующихся экономике специалистов доводились до сведения учебных заведений. К такому варианту я отношусь скептически. Основная причина — обилие частных вузов, которые самостоятельно решают, по каким направлениям вести подготовку специалистов. Не менее важный вопрос: чем привлечь будущих специалистов, например, инженеров, учителей, когда заведомо известно о низком финансовом обеспечении отраслей, в которых им придется работать?

В решении этой проблемы нет нужды изобретать велосипед. В ЕС уже более 15 лет действуют программы помощи молодежи. Все те негативные моменты, с которыми я столкнулась во время своей одиссеи по российским вузам, в той или иной степени известны и европейским странам. Современная интегрированная программа ЕС по работе с молодежью Erasmus+ действует с 2014 года и рассчитана до 2020 года. Ее бюджетное финансирование в размере примерно €16 млрд, возможно и скорее всего, недостижимый для нас сегодня уровень. Но главное, что в Европе уже много лет назад на государственном уровне озаботились возможностями студентов по устройству на работу и планомерно оказывают им в этом помощь. К тому же программа рассчитана на сотрудничество в области образования со странами вне ЕС.

Самый умный

Бесспорную пользу может принести личное участие в просвещении студенчества силами фигурантов российского списка Forbes. Нужно использовать опыт проведения мастер-классов с известными специалистами и профессионалами, нужна программа по встречам с успешными выпускниками вузов и меценатами, которые вкладывают в образование. Тот же Билл Гейтс, как поп-звезда, гастролирует по институтам и университетам вовсе не ради удовлетворения собственных амбиций.

Общение в рамках мастер-классов с лидерами бизнеса, личный пример успешно самореализовавшихся профессионалов своего дела, понимающих процессы, происходящие в экономике, укажет молодежи правильный ориентир в процессе получения образования. Топ-спикеры могут и должны потеснить героев рэп-культуры в умах студентов. Все мы заинтересованы в том, чтобы через 10-15 лет, когда миллениалы массово станут основным работающим поколением, могли обеспечить процветание экономики страны и наши с вами, к слову сказать, пенсии.

У нас по-прежнему не всем понятно, стоит ли стремиться стать лучшим в своей сфере деятельности, а слово «умный» все еще носит негативную коннотацию. Это именно мы говорим нашим детям при малейшем неподчинении: «Ты что, здесь самый умный?» Возможно, поэтому они вместо того, чтобы озаботиться поиском способов преуспеть в выбранном ремесле, занимаются другим. Пытаются понять, а надо ли быть «самым умным», если тебя потом обязательно попытаются заблокировать.

Кому нужны наши дети, если не нам самим? Перефразируя известное крылатое выражение, скажу: «Народ, который не хочет заниматься своими студентами, будет кормить чужую армию».

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться