Овсянка с медом: как начать готовить гранолу на домашней кухне и построить свое производство
Фото Getty Images

Овсянка с медом: как начать готовить гранолу на домашней кухне и построить свое производство

Елена Наумова Forbes Contributor
Фото Getty Images
Лидер проекта Granola.Lab Елена Наумова о том, почему трудно найти производственное помещение в Москве, и как раскрутить проект с помощью фестивалей

История Granola.Lab началась с моего увольнения — у меня была хорошая работа с высокой зарплатой, перспективы и интересные командировки. В июне 2015 года я вышла из офиса с трудовой книжкой в руках и понятия не имела, что делать дальше. Я была корреспондентом на одном из федеральных телеканалов и уволилась из-за личного конфликта.

Помню, как в панике перебирала список контактов в телефоне — думала, в какую редакцию позвонить. Жизнь вне телевидения я слабо представляла, на тот момент работала репортером уже семь лет. В итоге решила, что не нужно торопиться — летом на телевидении низкий сезон, и обычно все интересные проекты стартуют в сентябре. Я решила дать себе немного времени и сделать то, о чем давно мечтала — получить водительские права, записаться в кулинарную школу, обойти все музеи. Но уже через неделю я проснулась с идеей готовить гранолу на продажу.

Начало

Рецепт гранолы я впервые увидела в одном из австралийских блогов годом раньше. Когда приготовила первую партию, стало понятно — смесь из хлопьев, орехов и сухофруктов, запеченная с медом и специями, — это полезный и вкусный завтрак, который к тому же долго хранится. В сложном репортерском графике у меня редко находилось время стоять у плиты. Так я тратила три часа и ела приготовленную гранолу в течение месяца. В то утро, когда я проснулась с мыслью продавать гранолу, в моей голове как будто сошлись пазлы. Я сама была тем человеком, который поддерживал местное производство: ходил на городские маркеты, покупал одежду и украшения российских дизайнеров. Made in Russia для меня всегда было поводом купить продукт, а не бежать от него подальше.

До старта телевизионного сезона оставалось два месяца, и я решила попробовать себя в другом амплуа. Я думала о проекте не как о бизнесе, а как о любопытном новом опыте. Уже через неделю, заручившись поддержкой подруги, которая помогла мне приготовить первые 50 килограммов гранолы, я стояла за прилавком на фестивале Go Vegan в парке «Сокольники». Я не ожидала, что стать участником будет так легко, ведь у меня не было зарегистрированного юрлица, и готовила я дома. Главным условием организаторов было отсутствие в продукции мяса и молока. Также требовалось оплатить регистрационный взнос 7000 рублей.

Резкий старт

После первого маркета, где мы успешно продали все, что приготовили и получили хорошие отзывы, я быстро распланировала график на месяц вперед — каждые выходные мы были участниками разных мероприятий. В среднем один такой выход в свет нам обходился в 40 000 рублей, в эту сумму входила оплата участия (от 7000 до 15 000 рублей) и закупка ингредиентов и упаковки для гранолы. Не всегда эта сумма окупалась, но в то первое лето было важно, чтобы о нас узнали.

Я подала заявку на «Московское варенье» — крупнейший фестиваль, который организовывает мэрия города. И хотя список участников обычно утверждают за несколько месяцев, нам повезло. В тот год здоровое питание впервые решили выделить в отдельное направление, и нас быстро утвердили. Нам достался уютный деревянный домик на Никольской, в ста метрах от Красной площади. Те три недели я помню смутно: ночью я готовила гранолу, днем рассказывала туристам и москвичам о том, что же это такое и с чем это есть. Параллельно продвигала Granola.Lab в интернете — завела страницу в Instagram и делала наш первый сайт.

В это же время мы начали работу над брендингом — стало понятно, что с одним логотипом, нарисованным на коленке, далеко не уедешь. Но и вкладывать большие деньги в разработку фирменного стиля тоже возможности не было. Среди моих знакомых нашелся талантливый дизайнер, который согласился помочь. Лена Окрух прониклась идеей гранольной лаборатории, придумала новый логотип и разработала минималистичный дизайн.

Легко догадаться, что к сентябрю искать работу на телевидении у меня не было ни времени, ни желания. Моя домашняя кухня превратилась в склад — орехами, сухофруктами и геркулесом я вполне могла прокормить жителей всех соседних домов. А в течение дня я разрывалась между духовкой, компьютером и телефоном. Наступил момент, когда нужно было принять решение, куда двигаться дальше: возвращаться к привычному течению жизни или пробовать что-то новое. После непродолжительной дискуссии нашелся единственно верный вариант — вернуться в редакцию я смогу плюс-минус всегда, а вот попробовать что-то свое шансов может больше и не быть. Тогда я зарегистрировала ИП и стала искать первое помещение в аренду.

Первые трудности

С помещениями для пищевых производств есть две основные проблемы: производителям предлагают либо 2000 квадратов за МКАД, либо 100-200 квадратных метров, но требующих ремонта, да еще и по высокой ставке.

Мой стартовый капитал — 500 000 рублей, которые я откладывала на квартиру, — не позволял ни того, ни другого. Поэтому я искала небольшую площадь, уже готовую к работе. Больше месяца я ездила на осмотры, пока не нашла нужное помещение — маленькую кухню на Таганке, на минус первом этаже НИИ биосинтеза белковых веществ. Аренда, правда, была непосильной — за 40 метров арендатор просил 80 000 рублей в месяц. Я стала искать соседей и довольно быстро нашла ребят, которые мечтали открыть мини-пекарню. Четыре месяца мы работали бок о бок, но к Новому году дела у них, к сожалению, пошли не очень, а мне, напротив, на этой кухне стало тесно.

К тому времени у меня уже работал один повар, а я занималась всем остальным: дважды в неделю к пяти утра ездила на оптовый Дорогомиловский рынок за орехами, рассылала коммерческие предложения оптовым клиентам, ездила на встречи в магазины. Действовала по большей части интуитивно — смотрела точки продаж продукции, похожей на нашу, предлагала гранолу всем магазинам, куда хожу сама. Плюс участие в маркетах и фестивалях дало свой результат — среди покупателей были и закупщики магазинов, которые потом сами выходили с предложениями о сотрудничестве. На мой взгляд, помогало именно то, что продажами и продвижением занималась я сама — да, у меня не было опыта и профессиональным продажником меня сложно назвать, но я настолько горела проектом и так эмоционально рассказывала на каждой встрече свою историю, что привыкшие к официальным и скучным коммерческим предложениям закупщики невольно проявляли интерес. В итоге в конце 2015 года гранола продавалась в десятках магазинов здорового питания, также появился пул розничных клиентов, которые регулярно делали заказы через сайт.

Главная сложность была для меня большой неожиданностью — через полгода после старта я начала сгорать. Впервые оказалась в больнице с панической атакой, набрала десяток лишних килограммов, просыпалась ночами от кошмаров. Проект требовал не просто 100-процентного погружения, а полного растворения. В тот момент мне даже казалось, что чем слабее я, тем сильнее Granola.Lab.

На Новый год я улетела с друзьями к океану — и там стало понятно, что нужно просто больше спать и перестать работать совсем без выходных. 2016 год стал поворотным — Granola.Lab произвела восемь тонн гранолы, встала на полки небольших сетевых магазинов. В 2017-м я получила грант на обучение в Стартап-академии школы «Сколково», окончила ее и нашла инвесторов. Сегодня мощность лаборатории позволяет делать тонну гранолы в смену, продукт можно найти в сотнях магазинов, у проекта есть представительства в Казахстане, Армении и Белоруссии, а осенью продукт начнет продаваться в крупной федеральной сети.

Новости партнеров