Сельская новь. Как вести бизнес в провинции

Фото Getty Images
Провинция привлекает столичных бизнесменов, но вести бизнес в регионах не так просто: чтобы стать там своим, могут потребоваться десятилетия

В глуши можно открыть весьма заметный бизнес с помощью небольших по московским меркам инвестиций. Вариантов, впрочем, немного: придорожный бизнес, сельскохозяйственный или туристический. Многие состоятельные россияне, изъездив весь мир, обнаружили, что и сами живут в одной из красивейших стран с нетронутой природой. Поэтому в самых живописных местах России появляются люксовые отели для отдыха на лоне природы с охотой, рыбалкой и т. д. На Западе такой вид отдыха очень распространен и называется «glamorous camping» (гламурный кемпинг).

Чтобы оказывать люксовые услуги, необходим опытный персонал, но везти администраторов, официантов и горничных из Москвы не слишком удачная идея. Как правило, на подобные позиции нанимают местных жителей. И тут есть своя специфика, без учета которой бизнес в глуши не построить.

Как общаться с окружением

С чиновниками в провинции проще, чем в Москве, ведь здесь легче дойти до того, кто решает вопрос, но с другой стороны, и сложнее. Люди в деревне или даже в областном центре с полумиллионным населением человечнее и меньше похожи на роботов, но это компенсируется неспешностью и забывчивостью. Служащие по нескольку раз теряют документы, болеют или уезжают в отпуск. А решить проблему может именно тот, кого много дней нет на месте.

Почти всегда люди искренне хотят помочь. Но случается, что в душе кто-то завидует столичному жителю, потому что в жизни он устроился лучше и «сосет соки из провинции». Такой собеседник говорит (или думает): «Здесь так не делается, как хочет этот москвич!» Ваша проблема не решается. В таких случаях нужно не просто просить, а настаивать: «В Москве делается так! Это прогрессивно! Это правильно!» Деревенские жители прислушиваются к городским, провинциалы — к москвичам, а москвичи, да и россияне в целом — к иностранцам. Комплекс местечковости все еще существует.

С местными представителями элиты, бизнесменами и политиками нужно подружиться. Они сэкономят вам деньги, время и нервы. Хорошая идея — завести знакомства с директорами местных театров и предложить, скажем, свою базу отдыха как площадку для рыбалки народных и заслуженных артистов. Многие власть имущие и бизнесмены дружат со столичными актерами, которые, скорее всего, вспомнят про вас, когда зайдет разговор о рыбалке с комфортом.

Что делать с сотрудниками

Сложно объяснить, каким должен быть сервис, человеку, который за границей не был ни разу, а в Москве — несколько раз. Не удивительно, что нанятые в деревне сотрудники могут вести себя комично.

Горничная может зайти в номер, когда там находятся постояльцы. Уборщица может начать мыть пол в ресторане прямо в разгар завтрака на глазах у гостей. Официант может вынести клиенту одновременно все заказанные блюда, от супов до десерта. А администратор — принять в стирку брюки клиента и выстирать их вместе с €3000 в кармане (случай из жизни).

На самом деле «незаметный» персонал — горничные, охрана, водители, садовники и повара — вполне могут быть местными, но только обученными минимальным правилам допустимого поведения. Здесь работает принцип «армейского вакуума», когда инспектирующий часть генерал не встречает солдат в принципе — они все надраили и спрятались. «Контактный» персонал — администраторы и бармены — тоже может быть местным, но их ошибки сложно сгладить. Поэтому, возможно, будет лучше их пригласить из ближайшего города.

Еще один совет — подавайте огрехи персонала как часть местного колорита, как аттракцион. Как писал Пастернак: пораженья от победы ты сам не должен отличать. Речь идет о егерях, проводниках и гидах. Все понимают, что егерь не может быть приезжим: чтобы знать все рыбные ямы и охотничьи тропы, ему нужно вырасти здесь. Хотя, конечно, это не значит, что их не нужно обучать.

Сотрудники в отелях африканской глубинки чаще всего из ближайшей деревни. Они доброжелательные и стараются изо всех сил, но все равно было очевидно отсутствие образованности. Европейцы к этому относятся снисходительно, и можно даже сказать, что это часть общего замысла. Как ни обидно это звучит для страны, запустившей человека в космос, нам нужно заимствовать африканский маркетинг. Главный магнит — это птицы, рыбы, тишь да гладь и «социальный джетлаг». Специфические, а если говорить буквально, то запущенные деревни, паромы и дороги не напрягают, а расцвечивают картинку.

Но все руководство в таком бизнесе все-таки должно быть из Москвы. Помимо профессиональных навыков, москвичи имеют повышенную мотивацию. Они захотят показать себя перед местными сотрудниками крутыми специалистами и будут работать лучше, чем дома. К тому же развлечений в деревне нет, а вместо семьи — коллектив. Главное развлечение — погружаться в бизнес-процессы.

Как быть с самим собой

Что делать, если вы сами — тот самый московский «подвижник», которому придется поработать в глуши? Жизнь в деревне хороша: московские привычки здесь вполне обоснованно выглядят как ненужная суета и шелуха. В то же время желание что-то реализовать вязнет в медленном течении жизни. Рабочий режим для москвича — три недели в деревне и одна в Москве. Только так можно поддерживать интеллектуальную и ментальную связь с мегаполисом и нести разумное, доброе и вечное в деревню.

И напоследок про технику безопасности. Деревенские жители одержимы чувством справедливости, но при этом способны на спонтанную агрессию. Восточная мудрость «не перегнешь — не выпрямишь» тут не подходит: «красных петухов» никто не отменял. Если вы приехали из столицы в деревню, земля здесь в гораздо большей степени принадлежит не вам. Свидетельство на участок здесь мало что значит, это не город. Так что не панибратствуйте и не хамите. По законам генеалогии только через поколение, то есть лет через 30, вас будут считать местным.

Новости партнеров