Почему работодатель в России считает поколение 30-летних неуправляемым

Фото Matthew Horwood / Getty Images
Руководители не готовы признавать свои ошибки, а потому в любой ситуации виновен будет подчиненный. Старшее поколение смирилось с таким форматом работы, миллениалы же не готовы испытывать вину за чужую ошибку

То, как популярные темы обсуждают в соцсетях, все больше походит на перепалки, которые обычно происходят на коммунальной кухне: все спорят, галдят, и каждый считает свое мнение единственно верным. Больше всех в последнее время достается поколению миллениалов. О том, как же все-таки управлять поколением, которое, по мнению некоторых, не способно удерживать свое внимание больше 12 секунд, высказался, кажется, каждый. Порой то, как некоторые эксперты советуют обращаться с миллениалами, напоминает телепередачу о диких животных на телеканале BBC «Ребятам о зверятах». Многие из них делают поверхностные выводы и строят свои теории по управлению «прихотливыми игреками», которые не соответствуют действительности. Но если копнуть глубже — что мы знаем о миллениалах?

Теория поколения

Американские историки Уильям Штраус и Нил Хоув в созданной ими Теории поколений разделяют людей на поколения согласно их дате рождения. Если мы будем опираться на их труд, получается, что миллениалам от 16 до 36 лет. То есть ранние «игреки» давно работают на разных позициях в разных сферах. Они проектируют здания и мосты, строят дороги, сидят за штурвалами самолетов и за рулем автомобиля, лечат нас в госпиталях, шьют нам одежду и обувь и так далее. Если представить, что все поколение Y не может концентрироваться на задаче больше 12 секунд, то как всезнающие «иксы» и постаревшие, но не сдавшиеся «беби-бумеры» (термины тех же авторов Теории поколений) до сих пор живы, а не отправились к праотцам с подачи столь сложных в управлении и обучении «игреков».

Забавно также то, что очень мало кто из миллениалов всерьез погружается в дискуссию о том, насколько сложно работать вместе с «иксами». Ощущение, что им нет до этого дела. Молодое поколение просто живет и работает — как умеет. А старшее завидует той «молодой шпане, что сотрет нас с лица Земли» (с) — отсюда смысл и градус дискуссий. Если же обратиться к материалам не коммунальной кухни соцсетей, а исследованиям (например, компании GFK) и профессиональным публикациям (например, книге «Восхождение поколения Миллениума», написанной Штраусом и Хоувом), то можно обнаружить, что отличия не столь существенны, но все-таки есть. И их стоит учитывать.

Разница есть

Что выяснили Штраус и Хоув (не очень корректно обращаясь с цифрами, но компенсируя это оптимистичной верой в своих детей, как принято в здоровом обществе):

— Миллениалы более оптимистичны, чем их родители. Как в отношении себя лично, так и в плане глобальных мировых процессов.

— Они менее агрессивны. И значительно менее сексуально озабочены.

— Им важны интересы группы, но они не готовы ради этого поступаться собственными ценностями. Причем ценности миллениалов лежат не столько в материальной сфере, сколько в самосовершенствовании.

— Отношение к материальному миру у этого поколения гораздо проще, чем у их родителей. Для них социальный статус вообще не связывается с понятием «иметь» — в плане имущества. Их не интересуют дома, золото-брильянты и горки с хрусталем, составлявшие большую ценность для их бабушек и родителей — поколения поздних «беби-бумеров» и ранних «иксов» (то есть людей, рожденных в период 50-60-х годов прошлого века). Поэтому для миллениалов унаследование имущественной «империи» редко означает сохранение и приумножение полученного. Они либо спустят все это в пыль, либо раздадут, или превратят в инструмент для реализации своих интересов (например, уедут путешествовать по миру, пока деньги не закончатся).

В то же время для реализации своей мечты они пользуются краудфандингом (коллективное сотрудничество людей, которые добровольно объединяют свои деньги или другие ресурсы вместе, чтобы поддержать усилия других людей или организаций с целью получить что-то взамен: продукт или услугу) — а потом используют эти средства для стартапов разного масштаба, не ставя изначально перед собой задачу заработать большую прибыль или получить вечную славу. Деньги для них не средство накопления, а инструмент — получения удовольствия, реализации своих планов и так далее.

— Они легко общаются с разными людьми, различия в национальности, ориентации и политические границы не сильно на это влияют.

По прогнозу авторов Теории поколений, миллениалы к старости превратятся в политически могущественных и уверенных людей, мыслящих глобальными интересами, а не локальными.

Правила игры

Опираясь на эти данные, можно предложить принципы управления, которые нормально воспримут сами «игреки», а работодатели получат ожидаемый положительный производственный эффект.

Приоритетность самореализации перед групповыми интересами предполагает управление миллениалами на проектной основе. Не стоит жестко распределять роли и ресурсы в проектной команде — помним, что эти ребята не агрессивны и слабо мотивируются статусами. Гибкие подходы (смесь разных методик) и скользящее планирование, обновление целеполагания и правил игры, управление на операционном горизонте, но с видением глобальной роли идущего проекта в общей картине предприятия — ничего в перечисленном принципиально нового нет, эти инструменты уже использовали ранее наиболее прогрессивные компании. Просто сейчас в эту общую корпоративную игру подключились новые участники. Сложность тут может заключаться только в том, что юный максимализм наверняка войдет в конфликт с консервативным приспособленчеством «битых жизнью старших товарищей».

Помним, что это поколение менее агрессивно и менее сексуально озабочено — а это значит, что миллениалы обещают нам угасание популярности тем про харрасмент, что я считаю большим социальным благом. Можно перестать спекулировать на этой теме, спокойно расставляя в соподчиненность менеджеров в зависимости от их умений, а не гендера.

Необходимо пересмотреть программы стимулирования и кредитования для поколения, которое не привязано к материальным ценностям. Миллениалы не будут работать даром — тут можно не обольщаться. И даже ради «светлого будущего», на ожидание которого потратили трудовую жизнь их предки. «Игреки» не откажутся от возможностей сегодняшнего дня. Они вообще довольно практичны и даже прагматичны. А потому у работодателя должно быть четкое понимание, сколько, за что и при каких условиях он готов заплатить — чтобы далее не было разочарования от несбывшихся ожиданий, причем с обеих сторон.

Главное, понять — не получится адаптировать миллениалов к существующим системам управления на российских предприятиях, где оценка работы сотрудника зависит от того, кем он приходится начальнику: кум, сват, брат и так далее. Для миллениалов неважно, кто кому и кем приходится среди персонала. Они демократичны, но не почтительны. Хотят, чтобы их и других оценивали за результат, а не за родство с начальником.

В России обычно виноват тот, кто слабее — по социальному статусу или позиции в корпоративной иерархии. Если руководитель поставил нечеткую задачу перед своим сотрудником и тот ее неправильно выполнил, виновен будет работник. Но то, с чем мирятся привычные ко всему «беби-бумеры» и «иксы», не примут миллениалы. Они демократичны по своей сути, а потому обладают раздражающим для начальства свойством не гнуться «под мнение руководства». Они готовы изменить свою позицию, но не готовы испытывать вину за чужую ошибку. Если задача поставлена некорректно, миллениал выполнит ее так, как ему самому будет интересно, и именно этот результат предложит руководителю в качестве решения. А дальше уже возникает много вариантов, зависящих и от качества самого решения, и от вменяемости сторон.

Отцы и дети

Негативные материалы и дискуссии о миллениалах, обращение с ними как со зверьками из передачи «Ребятам о зверятах» — это слабая защитная позиция тех людей (не поколений, а просто людей, и не только в России, но и в других странах), которые не уверены в способности выдержать конкуренцию с ними. В конце концов, поколение миллениалов — дети «иксов» и поздних «беби-бумеров». И если «родителям» с «детьми» работать и управляться некомфортно, то кого в этом винить, кроме самих себя?

Новое поколение не может быть и не будет копией предыдущих — и это нормально, иначе не было бы прогресса. Но в глобальном смысле — и времена, и люди всегда одинаковые. Для миллениалов тоже уже заготовлена своя мина замедленного действия — подрастающее поколение Z, которое настолько же отличается от Y, насколько те отличаются от Х. Хоть все и находятся в одном глобальном алфавите.


Новости партнеров