Почему нобелевский лауреат не вернется в Россию

«Привлекать» и «возвращать» ученых не имеет смысла. Если им будет интересно, они будут сотрудничать со Сколково, где бы ни находились

Автор — проректор Российской экономической школы

Вчера на пресс-конференции в РИА «Новости» меня спросили: планирует ли фонд «Сколково» сотрудничать с новыми нобелевскими лауреатами, физиками Андреем Геймом и Константином Новоселовым. Конечно, планируем, ответил я и добавил, что сотрудничество с российской научной диаспорой будет одним из драйверов развития Сколково, исследований, образования, создания здесь новых инновационных решений. При этом специально отметил, что физическое местонахождение ученых неважно. Даже вспомнил про «плоский мир» Фридмана, про Skype и иные формы коммуникаций, делающие расстояния короче.

Читаю вечернюю новостную ленту: «Лауреат Нобелевской премии по физике Андрей Гейм отказался приехать в Сколково. На вопрос журналистов он ответил: «Меня это никак не интересует. У меня нет российского гражданства, я гражданин Голландии, там у вас люди что — с ума посходили совсем? Считают, что если они кому-нибудь отсыплют мешок золота, то можно всех пригласить?» Далее он продолжил: «Я думаю, Кремниевого Сколково никогда не получится. Для меня это звучит так же, как если бы в 90-х годах стали бы создавать электровакуумное Сколково, когда поезд уже давно ушел от вакуумных ламп к транзисторам. Так и здесь».

Ученому нельзя приказать, где работать. Каждый выбирает для себя. Если интересные проекты идут в Сколково — находятся соавторы, коллеги, есть необходимые условия — такое место становиться привлекательным, полезным для творчества. Если комфортнее и интереснее, продуктивнее и полезнее работать в знакомой и понятной обстановке — значит это и есть оптимальное место. Именно таким «оптимальным» хочет стать Сколково, но почему-то идея про «мешки с золотом», за которые мы хотим «выписать» себе ученых, никак не покидает поле дискуссии. На Санкт-Петербургском международном экономическом форуме Российская венчурная компания организовала круглый стол под названием «Глобальные русские». Кто они? Где они живут? Многие живут в России, многие в других странах. У многих есть желание и интерес работать с Россией. У многих такого желания не возникает. Это нормально, иначе все бы работали в одном идеальном месте.

Словом, если есть эти мешки с золотом, о которых говорит профессор Гейм, их можно было бы употребить на закупку нового оборудования для наших исследовательских лабораторий, на финансирование исследований молодых ученых, на поддержку интеграции российских ученых в международную академическую среду. «Привлекать» и «возвращать» не имеет смысла, а сотрудничать ли и работать ли вместе — решают сами ученые, которым такая работа интересна.

Автор — проректор Российской экономической школы

Новости партнеров