Фирменная помощь | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Фирменная помощь

читайте также
14.07.2010 20:11

Фирменная помощь

Дарина Шевченко Forbes Contributor
Компании чем дальше, тем охотнее переходят на корпоративное волонтерство

Опубликовано в журнале «Русский Newsweek» 01.07.2010

Когда в московском офисе DHL объявили о запуске волонтерских программ и спросили, кто хочет взять под опеку детский приют, Анна Михайлова, менеджер по тендерам, первой подняла руку. Теперь, что бы ни случилось, она дважды в месяц по выходным обязательно приезжает в подмосковный детский дом. С детьми Анна играет, «разговаривает по душам», а еще проводит развивающие занятия — в прошлом она была школьной учительницей. По понедельникам, придя в офис, она первым делом размещает на корпоративном сайте фото, сделанные в приюте. В отделе кадров напротив фамилии Михайловой стоит специальная пометка: «Участвует в волонтерской работе».

Российские компании все чаще прибегают к корпоративному волонтерству. С кризисом бизнесу пришлось сворачивать благотворительные программы, но вовсе отказываться от благотворительности многие компании не захотели. Да, денег стало меньше, но очень часто люди сами готовы помогать слабым и бедным, и подвигнуть их на это несложно. Компании подключили своих сотрудников, объясняет Людмила Мамет, партнер компании PricewaterhouseCoopers. Анна Михайлова помогает сиротам не ради галочки в книге отдела кадров, а по зову сердца: «Люблю детей и всегда хотела делать для них что-то хорошее. Сама бы я не собралась, а тут руководство захотело идти в ногу с мировой модой — вот я и стала волонтером».

Еще в апреле 2009 года некоммерческая организация «CAF Россия», исследовательская группа «Циркон» и PricewaterhouseCoopers провели совместное исследование, которое выявило, что треть НКО готовы принять волонтерскую помощь от корпораций — чтобы люди им помогали не деньгами, а собственными руками, — и две трети компаний готовы эту помощь предоставить. Стало ясно, что волонтерское движение превращается в одно из главных направлений благотворительности в России.

Во всем мире корпоративное добровольчество давно уже вошло в моду. В крупных европейских и американских компаниях есть даже специальные менеджеры по организации волонтерского движения. Их задача — придумывать проекты, убеждать работников участвовать в них, следить за результатами. В списке крупнейших компаний США Fortune 500 практически не осталось ни одной фирмы, у которой не было бы программы корпоративного добровольчества. По данным исследований Volunteering for Impact и Corporate Giving Standard, в США около половины взрослого населения работает бесплатно не менее четырех часов в неделю. 63% американцев убеждены, что волонтерская работа положительно повлияла на их карьеру. 87% считают, что работодателям следует поощрять добровольческую деятельность. Приблизительно такая же картина и в Западной Европе.

В России волонтерские программы появились в первую очередь в представительствах западных компаний и компаниях, выстроенных по западному образцу. Среди пионеров — Microsoft, «Трансаэро», Intel, Amway, Independent Media Sanoma Magazines, ЗАО «Мултон», Nokia, LG. Но волонтерство тем и привлекательно, что доступно не только гигантам, а буквально всем, независимо от доходов.

Елизавета Абрашкина, директор небольшого продуктового магазина в Самаре, предложила своим сотрудникам раз в месяц убирать мусор в парке поблизости. «Мы там часто обедаем и гуляем после работы, а кругом грязь и свинство — почему бы не убраться? — говорит Абрашкина. — А местные жители — те, кто видит нас с метлами, — чаще стали в магазин заходить: доверие растет».

В компаниях, которые направляют волонтерскую деятельность своих сотрудников, не скрывают, что ими движет не только альтруизм, но и практические соображения.

Соображение номер один: добровольческая деятельность работает на улучшение имиджа компании. «Для нас важно, чтобы сотрудники компании выглядели отзывчивыми людьми, готовыми прийти на помощь — с такими клиенты скорее захотят иметь дело», — говорит специалист по внутренним коммуникациям DHL Анна Машнинова. А для самих работников это еще и психологический тренинг. По мнению Машниновой, если менеджер сумеет наладить контакт с ребенком из психиатрической больницы, которую курирует компания, то даже с очень капризным клиентом он без проблем найдет общий язык.

Соображение номер два: тимбилдинг. Волонтерство — хороший способ сплотить команду. «Наш коллектив очень разрозненный: пилоты, бортпроводники постоянно в полетах, общая волонтерская работа — хороший способ перезнакомить их между собой», — говорит Елена Журавлева, ведущий специалист по социальным проектам компании «Трансаэро». Некоторые международные компании часто собирают для волонтерской работы сотрудников, работающих в разных странах мира. Например, PricewaterhouseCoopers послала своих сотрудников из представительств в разных странах помогать жителям Мадагаскара. Они разрабатывали экономический план электрификации сельских районов.

«Когда люди находятся вдали от привычного окружения и делают общее дело, они сближаются, — считает Людмила Мамет, партнер компании. — После такого опыта огромная корпорация с сотнями офисов по всему земному шару воспринимается работниками как единый организм».

Соображение номер три: у сотрудников появляется возможность проявить свою добрую волю и гражданскую позицию, а у компании — убедиться в их лояльности. Пилот «Трансаэро» Евгений Богач попал волонтером в реабилитационный лагерь для детей, перенесших онкологическое заболевание. Поначалу, рассказывает пилот, кажется, дети как дети: кто-то активный, кто-то стеснительный, кто-то баловник, а кто-то прилежный и ответственный — в общем, внешне практически ничем не отличаются от остальных детей. «Но когда думаешь, что они перенесли, — продолжает Богач, — понимаешь, что взгляд на жизнь у них далеко не детский. После таких встреч становишься добрее и мягче к окружающим и, самое главное, еще раз пересматриваешь жизненные ценности».

Но далеко не всегда корпоративное волонтерство встречает в России понимание у обитателей офисов. «Мы еще слишком хорошо помним добровольно-принудительные субботники», — с горькой иронией говорит Татьяна Бачинская, главный редактор журнала «Бизнес и общество».

Максим Ерохин, начальник отдела по региональному развитию одной из московских компаний, возмущается тем, что руководители требуют от него «какой-то еще волонтерской деятельности». «Если я кому-то и захочу помочь, то буду делать это в личном порядке. А на людях — это показуха, — говорит Максим. — Многие мои коллеги ездят к бабушкам и сироткам в надежде общественной работой компенсировать в глазах начальства свой непрофессионализм. Им за это еще премии выписывают и отгулы дают».

В компаниях, с представителями которых беседовал Newsweek, поощрять волонтерскую работу сотрудников премиями и отгулами считают неэтичным. Стараются заинтересовать, сделать так, чтобы такая деятельность была с максимальной эмоциональной отдачей. Анна Машнинова из DHL рассказывает, что до прошлого года волонтерская работа в компании велась именно в «добровольно-принудительном формате». «Потом мы поняли, что ничего хорошего не получается и предложили сотрудникам самим инициировать проекты», — рассказывает Машнинова. Оказалось, что большинство хотят помогать детям, причем не в Москве, а именно в области.

Стараются учитывать и личные особенности человека. «Если, к примеру, нелюдимый программист не хочет со всеми вместе ехать устраивать праздник в детском доме, он может, например, в индивидуальном порядке сделать для того же детского дома сайт», — говорит Бачинская. Волонтерство, убеждена Бачинская, должно быть в удовольствие.

Эксперты просят не заставлять людей с двумя высшими образованиями красить стены или ремонтировать детские площадки. Пусть лучше работают по профилю. Пусть переводчики из PricewaterhouseCoopers бесплатно обучают сирот английскому, а Microsoft организует курсы компьютерной грамотности в коррекционной школе Нижнего Новгорода.

«Мне кажется, это хорошая тенденция, когда помощь от богатых к бедным идет не в виде денежных поступлений, а от человека к человеку в виде живого общения и участия. Таким образом снижается не только разрыв между обеспеченными и нуждающимися слоями населения, но и уменьшается дистанция между социальными стратами», — говорит Юлия Грязнова, советник одного из департаментов Министерства здравоохранения и социального развития. Главное, не забывать, что волонтер — это доброволец. Даже если он корпоративный.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться