Бизнес под огнем. Как работает завод турецкого инвестора рядом с руинами Донецкого аэропорта

Фотогалерея Forbes c завода предприятия Казима Сериндага, который стал жертвой блокады с двух сторон

Предприниматель Казим Сериндаг начал заниматься бизнесом в Донбассе 20 лет назад. Вышло все почти случайно. У Сериндага был завод по переработке металлического лома в родной Турции, и знакомые предложили ему купить сырье — лом меди — в Донецке. Он провел переговоры и перечислил предоплату на указанный продавцом счет в прибалтийском банке. Сериндага обманули. «Наши партнеры оказались мошенниками, они обналичили деньги в прибалтийском банке и исчезли в неизвестном направлении», — рассказывает он. Этих мошенников Сериндаг не нашел, но и безуспешными его поиски назвать нельзя: турецкий предприниматель познакомился со многими украинскими бизнесменами и завел полезные связи. Позже украинцы посоветовали Сериндагу заняться бизнесом в Донбассе, где он с нуля построил Донецкий завод алюминиевых профилей и сейчас остается его президентом.

К 2014 году совокупная выручка 12 донецких предприятий Сериндага, входящих в его Asal Group, достигла $90 млн. «Мои предприятия обрабатывали цветные металлы, производили ферросплавы, железобетонные конструкции, аккумуляторные батареи, занимались строительством и ремонтом», — говорит Сериндаг. За 20 лет он инвестировал на Украине своих и заемных $75 млн, только в крупнейший в стране Донецкий завод алюминиевых профилей турецкий бизнесмен вложил $45 млн. Выручка этого предприятия составляла $50 млн, продукцию поставляли по всей стране — Киев, Харьков, Львов, Тернополь, Крым. Много объектов было построено или реконструировано с использованием профиля в самом Донецке — ледовая арена «Дружба», железнодорожный вокзал, картинная галерея.

Потом настал февраль 2014 года. На Украине произошла «революция достоинства» или «государственный переворот» — кто как оценивает эти события. «У меня ощущение войны пришло с кровью на майдане в Киеве, но, конечно, никто не ожидал, что на Украине может начаться такая кровопролитная война», — говорит Сериндаг. В Донецк война пришла в мае 2014 года, когда украинская армия начала активные боевые действия против вооруженных формирований самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР). На заводскую территорию влетело и разорвалось больше 100 снарядов. «С этим счетом не ошибешься, я, например, теперь точно знаю, какой толщины стальной лист пробивает снаряд калибром 100 мм, — говорит Сериндаг. — У меня нет информации о количестве погибших и раненых рабочих, думаю, их очень много. Знаю, что многие сотрудники пошли воевать».

«Все остальные производства вообще стоят, часть из них полностью разграблена — оборудование разобрано и сдано на металлолом», — рассказывает владелец. Сотрудники Донецкого завода алюминиевых профилей выходят на работу несколько раз в месяц, когда есть заказы.

Сериндаг старается сам приезжать на завод хотя бы один раз в два-три месяца. Едет через Украину. «Есть пропуск, но дорога трудная и, к сожалению, очень опасная. На один из блокпостов при мне пару раз падали бомбы», — рассказывает он. Власти ДНР, по его словам, стараются помочь в поддержании производственного процесса, так как завод — бюджетообразующее предприятие Куйбышевского района Донецка. Но толку чуть. «Невозможно закупить сырье в России, невозможно продать готовую продукцию на украинском и российском рынке, — говорит Сериндаг. — ДНР вводит свои документы, правила и нормы, но их не признает Украина, не признает и Россия. Для бизнеса это фактически блокада с двух сторон». Он потерял в Донбассе бизнес, который создавал в течение 20 лет, но относится к этому философски. «Другие потеряли жизни, и это невозможно сравнивать, — говорит Сериндаг. — Хотелось бы надеяться, что все скоро нормализуется, но, к сожалению, такие серьезные травмы излечиваются долго».

Новости партнеров