Родина «единорогов»: как компания растит проекты стоимостью более $1 млрд | Компании | Forbes.ru
$58.07
69.15
ММВБ2058.73
BRENT56.16
RTS1116.94
GOLD1294.70

Родина «единорогов»: как компания растит проекты стоимостью более $1 млрд

читайте также
Антон Федчин («Одноклассники»): «Я не верю, что мессенджеры могут съесть соцсети» +2 просмотров за суткиКак принцип «Поплачь, и все пройдет» работает в офисе: 7 правил карьеры от директора по «Видео» «Одноклассников» +5 просмотров за суткиПоздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации? Mail.Ru Group запустит собственный мессенджер 25 млн пользователей и до 6,9 млрд рублей: чем обернется запрет Киева для «Яндекса» и Mail.ru Group Morgan Stanley по ошибке завысил прогнозируемую прибыль Snap на $5 млрд +3 просмотров за суткиЗащитник капитала. Как Сергей Котляренко управляет деньгами сильных и богатых +5 просмотров за суткиСергей Котляренко: «С Игорем Шуваловым у меня отношения исключительно в рамках «клиент-управляющий» +4 просмотров за суткиЛьвиная доля. От научной карьеры и атомной подлодки к управлению активами +3 просмотров за суткиИнвестиционная отвага Горькое послевкусие: как потребление сахара давит на ВВП +2 просмотров за суткиЧеловек из фондов: общение с лидерами компаний как залог успешных инвестиций Муравьи и облигации Муравьи и облигации: фонд с низкими комиссионными и высокой доходностью Венчурный ренессанс: фонды с российскими корнями соберут $500 млн Охота на офшоры Ангел Абрамовича Бизнес с учеными Специалист по долгам Проводник инвестиций: кто учит вкладывать в Россию «китайского Баффетта»

Родина «единорогов»: как компания растит проекты стоимостью более $1 млрд

Антон Иншутин и Сергей Азатян являются равноправными партнерами в Inventure Partners Фото Евгения Дудина для Forbes
Компания Inventure Partners вкладывает в агрегаторы такси и телемедицину, но не инвестирует в игровые сервисы и ростовщические услуги

В Ереване в начале 1990-х, после остановки Армянской атомной станции наступили трудные времена — горожане зимой будто погрузились в Средневековье и начали топить квартиры дровами, а в форточках прорезали отверстия для труб. В одной из советских пятиэтажек окруженный буржуйками и керосиновыми лампами жил школьник Сергей Азатян. Его родители решили изменить жизнь, и семья перебралась в Москву. Оказавшись в столице России, Азатян-младший поступил в Финансовый университет. Желание начать работу в финансовой организации появилось на последнем курсе, Азатян увидел объявление в газете о поиске аналитика в английскую компанию Denholm Hall и отправил резюме. Удача улыбнулась ему, и в 1999 году он получил там работу с зарплатой $100. Denholm консультировала МТС в связи с первичным размещением акций на NYSE. Азатян помогал с оценкой стоимости компаний.

В 2000 году финансист перешел в инвестфонд Gamma Capital, где занимался реструктуризацией «Связьинвеста». На базе 80 региональных компаний связи было создано семь крупных межрегиональных операторов (МРК). Азатян рассчитывал коэффициенты конвертации акций и строил финансовые модели компаний Поволжья, на базе которых создавалась «Волгателеком». В 2003 году Азатян стал вице-президентом инвестбанковского подразделения МДМ Банка. Банк занимался крупными проектами — собирал пакеты энергетических компаний (например, «Кузбассэнерго»), которые затем вошли в СУЭК миллиардера Андрея Мельниченко, он был тогда одним из акционеров банка. Знаковой сделкой было IPO корпорации «Иркут», собиравшей истребители Су-30, инвесторы оценили компанию в $545 млн, и банк получил комиссионные около $5 млн.

В 2005 году непосредственный руководитель Азатяна Константин Малофеев основал вместе с партнерами компанию Marshall Capital Partners, а Азатян перешел в одну из ее структур — Marcap Advisors. В основном он работал с компаниями сектора телеком и медиа. Но самым известным проектом Marcap с участием Азатяна была консолидация 10% акций «Ростелекома». Этот пакет в итоге был продан самому оператору. Сколько заработали на проекте, Азатян не говорит. По словам Азатяна, со временем его путь с Marcap разошелся. «Мне очень нравился интернет. Я приносил много сделок из этого сектора: покупка доли на старте «Одноклассников», инвестиции в молодой израильский мессенджер Viber», — вспоминает Азатян. И когда он не нашел понимания коллег по сделке с GetTaxi (сейчас — Gett), то принял решение создавать свой бизнес. «В 2011 году Шахар Вайсер показал мне приложение для iPhone: нажимаешь на кнопочку, и по экрану такси едет к тебе. Тогда это была лишь анимация», — вспоминает Азатян. Инвесторы Marcap посчитали, что такси не может чего-то стоить. «Это была последняя капля в чаше моего терпения, поэтому я решил, что нужно создать свой венчурный фонд для инвестиций в интернет», — говорит Азатян. В 2011 году партнером Азатяна стал выходец из Morgan Stanley и Deutsche Bank Антон Иншутин, который специализировался на телекомах и проектах в интернете. Он участвовал в размещении трех крупнейших российских интернет-компаний — Rambler, Mail.ru и «Яндекса».

В феврале 2012 года партнеры запустили управляющую компанию Inventure Partners и первый пятилетний фонд с объемом $70 млн. Инвесторами, по словам Азатяна, стали family offices и частные инвесторы. Первой инвестицией стала GettTaxi. И хотя первоначально мало кто верил в успех компании, сервис такси стал первым проектом-«единорогом», перешагнувшим капитализацию в $1 млрд. Сервис запустили в Израиле, России, Великобритании и США. Осенью этого года Volkswagen вложил в Gett $300 млн. Inventure продала часть своего пакета, заработав несколько десятков миллионов долларов.

Окрыленные успехом, партнеры Inventure ждут появления новых «единорогов». Большие надежды компания возлагает на лидеров в разных сферах — сервис автобусных перевозок Busfor, который работает в Восточной Европе (объем рынка такси в России 440 млрд рублей, а междугородных автобусных перевозок — 200 млрд рублей), образовательный онлайн-сервис «Нетология групп», компанию в мобильном эквайринге 2can и онлайн-сервис по покупке и перепродаже часов Chronext.

Но следующим «единорогом», по мнению Азатяна, может стать американский проект в телемедицине American Well. Эта компания — лидер на медицинском рынке онлайн- и мобильных консультаций в США. Сервис позволяет связаться с врачом, который оперативно ставит диагноз. Стоимость обращения в четыре раза дешевле ($49), чем реальное обращение (около $200). Пока этот рынок в России и ЕС ограничен законодательно, а в США в 40 штатах из 50 можно выписать онлайн-рецепт и получить лекарство на дом. Недавно American Well вышел в Китай.

Были и неудачные проекты, например сервис по агрегации турпоездок «Онлайнтурс». Компании не повезло, все было против нее — банкротства туроператоров, падение продаж из-за девальвации рубля, банкротство «Трансаэро» и запрет полетов в Турцию и Египет. «Несмотря на это, компания умудрилась в этом году делать выручку помесячно выше и продавать туров больше, чем в 2015 году», — рассказывает Азатян. Вдобавок вне основного фонда Inventure владеет бывшими активами Independent Media, среди них журналы Cosmo, Harper’s Bazaar и Esquire. Азатян говорит, что это вписывается в стратегию, так как их интересовали интернет-медиапроекты. 

У компании есть своя особенность — Inventure следует некоторым принципам, которые обычно близки религиозным структурам, — не инвестирует в игровые сервисы и ростовщические услуги. Тем не менее инвесторы в целом должны быть довольны. Часть средств уже была возвращена за счет завершения проектов: частичной продажи доли в Gett и продажи доли сервиса для мобильных телефонов Fogg компании Globetouch. Доходность первого фонда Inventure в июле 2016-го составляла 36% годовых в долларах (расчет на основании выходов). Азатян и Иншутин планируют привлечь $150 млн в Inventure Fund II. Его специализация будет похожей — маркетплейсы и агрегаторы, но инвестпроектами станут исключительно международные компании в городах, где оперирует фонд (Берлин, Лондон, Тель-Авив и Москва).

В каждый проект фонда будет вложено от $1 млн до $5 млн в обмен на долю до 40%. «Наш первый фонд, согласно данным Prequin.com, опережает по показателям средней доходности и возвращенного капитала 25% лучших среди американских и европейских фондов», — рассказывает Азатян. За управление Inventure Partners берут 2% плюс 20% за успех. Минимальная инвестиция $1 млн.