«Налог на Google»: что ждет иностранные интернет-компании в 2017 году | Бизнес | Forbes.ru
$57.53
67.68
ММВБ2063.81
BRENT57.50
RTS1131.08
GOLD1282.54

«Налог на Google»: что ждет иностранные интернет-компании в 2017 году

читайте также
+855 просмотров за суткиИмперия Cargill: как живут самые скрытные миллиардеры Америки +12 просмотров за суткиАвстралийский десант. Иностранный финансист сделал ставку на российский малый бизнес +24 просмотров за сутки«Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars +6 просмотров за суткиВиртуальная эволюция: как модный рынок и торговля нижним бельем переезжают в онлайн +8 просмотров за суткиОбмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям +24 просмотров за сутки10 крупнейших работодателей России среди частных компаний — 2017 +127 просмотров за суткиИностранный легион. Forbes составил рейтинг крупнейших зарубежных компаний в России — 2017 +4 просмотров за суткиПреследование на блокчейне. Причины первого дела о мошенничестве при ICO +5 просмотров за суткиПрощай, отвертка: IKEA приобрела аналог Uber для сборки мебели на дому +4 просмотров за суткиСтремительное падение. Побег владельцев «ВИМ-Авиа», дело о мошенничестве и долги на 1,3 млрд +53 просмотров за суткиПод натиском госкомпаний. Forbes составил рейтинг крупнейших частных компаний России Секрет «Роста»: банк Шишханова вкладывал средства в проекты Михаила Гуцериева Пятьдесят оттенков «серого» импорта: почему бизнес остается в полутьме +4 просмотров за суткиТрава у дома: какое будущее ждет рынок зеленых облигаций +2 просмотров за суткиЭнергетика Ковальчука: как миноритарии «Мосэнергосбыта» борются с «Интер РАО» +2 просмотров за суткиРегулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101 +4 просмотров за суткиМорской бой. Бывшие друзья, основатели крупнейшего рыбопромышленного холдинга делят бизнес Банки или стартапы: кто заработает на малом бизнесе +1 просмотров за суткиОптимизация активов. Правление «Лукойла» одобрило продажу нефтетрейдера Litasco Взлеты, падения и банкротства: как крупнейшие компании Америки пережили первые 100 лет Forbes +2 просмотров за суткиСпорный фрукт: есть ли шанс у аграриев понизить НДС на плоды и ягоды до 10%

«Налог на Google»: что ждет иностранные интернет-компании в 2017 году

Ольга Сорокина Forbes Contributor
Фото Alexander Zemlianichenko / AP / TASS
Как изменятся в новом году правила игры для иностранных компаний

С 1 января 2017 года в России появится новый налог, больше известный как налог на Google. Он предполагает введение НДС в размере 18% для иностранных компаний, продающих через интернет электронный контент российским пользователям. Для этого западные компании должны будут зарегистрироваться в системе ФНС и платить налоги наравне с российскими коллегами. Каковы  причины появления этого налога,  каковы его аналоги  за рубежом и перспективы в реализации для России?

Новые правила игры

С нового года российский e-commerce ожидают существенные изменения: условия работы с пользователями для иностранных и российских игроков будут уравнены. Теперь западным компаниям наравне с отечественными предстоит платить налог на добавленную стоимость. НДС будут облагаться продажи компьютерных программ, игр, электронных книг, баз данных, изображений, музыки, аудиовизуальных произведений, в том числе и предоставление удаленного доступа к ним для просмотра или прослушивания через интернет. Также налог будет введен за оказание рекламных услуг, в том числе с использованием программ и баз данных, функционирующих в сети, а также предоставление рекламной площади в интернете. Кроме того, под НДС попадут услуги по размещению и приобретению товаров, предоставление торговых площадок в интернете для взаимодействия продавцов и покупателей, хранение и обработка информации при условии, что ее владелец имеет к ней доступ через интернет, предоставление доменных имен и услуг хостинга, администрирование сайтов.

Идея появления этого закона, который и вводит новый налог, понятна – государство хочет создать равные условия для всех компаний, которые работают с российскими пользователями. Дело в том, что до 1 января 2017 года для «иностранцев» по сути существовали льготы, им не надо было платить НДС в отличие от российских компаний. Кстати, последние тоже нередко пользовались этим и регистрировались в других юрисдикциях. Таким образом, очевидным стало злоупотребление льготой, и законодатель принял решение уравнять права всех.

Что касается самой идеи введения закона и налога, то Россия не является первопроходцем в этом вопросе. C 1 января 2015 г Европейский союз унифицировал закон в части НДС среди европейских государств и ввел норму, по которой налог платится по месту нахождения потребителя услуги. До этого многие крупные компании, прежде всего американские, которые традиционно считаются лидерами данного рынка, точно также «бегали по рынку» в поисках наиболее экономически привлекательных юрисдикций с самой низкой ставкой НДС, где учреждали дочерние общества для ведения бизнеса с европейскими потребителями – большинство выбирали Люксембург (Skype, iTunes), кто-то – Ирландию (Amazon, Airbnb, Oracle).

От теории к практике: а будут ли платить?

Сейчас предполагается, что иностранные компании с 1 января 2017 года должны самостоятельно зарегистрироваться в российской системе ФНС, начать предоставлять налоговую отчетность и платить НДС в России. Однако на данный момент совершенно непонятно, как это будет происходить на практике и каким образом будет осуществляться контроль. В случае с крупными компаниями можно предположить, что к ним будут применяться различного рода жесткие меры в случае неисполнения требования вплоть до блокировки их сайтов и деятельности в РФ, и таким образом их можно будет заставить регистрироваться и соответственно платить налог, а вот как быть с мелкими разработчиками – большой вопрос.

В Европе, например, компании получают специальные номера налогоплательщика VAT, которые едины для всех стран ЕС. И налог на добавленную стоимость автоматически включается в счет, который получает потребитель электронных услуг. В российском законе этот механизм не прописан. Более того, в России нет общей базы данных по НДС, к которой, к примеру, могли бы присоединиться компании из других юрисдикций.

Необходимо также понимать, что существуют различные модели продаж и взаимодействия крупных площадок с владельцами контента. И от этого зависит, кто именно должен платить НДС. Так, в определенных случаях в качестве налоговых агентов должны выступать такие крупные платформы как, например, Google Play или Apple Store, в других случаях – это должны быть непосредственно компании-разработчики или владельцы электронного контента. Но среди последних достаточно много неизвестных мелких компаний, у которых естественно нет счетов и представителей в России. То есть если с крупными корпорациями российские власти еще могут договориться об их регистрации, то как будут выстроены отношения с мелким — пока неизвестно.

Плюс возникает риск двойного налогообложения, например, для российских разработчиков. Получается, что они должны будут заплатить налог, продав свою услугу площадке, а затем на этот же продукт будет распространен налог при его продаже уже непосредственно потребителю через электронную площадку. То есть велика вероятность, что в результате проиграют и понизят свою конкурентоспособность в первую очередь российские компании. Но хочется верить, что двойного налога на практике все же не будет, но как планируется решать этот вопрос, также пока не очень понятно.

Кто в итоге заплатит НДС?

В рамках реализации нового закона существует и большая вероятность, что в коммерческом плане налог ляжет на плечи потребителей. В частности, некоторые крупные компании уже начали информировать своих пользователей о предстоящим повышении цен на их услуги в связи с введением НДС с 1 января. Так, например, пользователи Google Диска уже начали получать соответствующие письма. В этом случае конечная стоимость услуги для конечного потребителя возрастет, покупательная способность снизится и конкурентоспособность многих ведущих компаний снизится в разы.

Если и другие крупные компании пойдут по этому пути, а такая вероятность существует, то это негативно скажется на российском рынке цифровых услуг в целом. С другой стороны, если кто-то решит сохранить уровень цен для пользователей на прежнем уровне с целью сохранения конкурентоспособности, то размер расходов таких иностранных компаний на ведение бизнеса в РФ значительно увеличится. Такой исход событий приведет к сокращению доходов таких игроков на российском рынке, что может серьезно демотивировать инвестиции в ведение и расширения бизнеса в РФ. Например, если до введения закона, российская доля рынка, составляла 3-5%, то после этот показатель явно будет снижаться. Очевидно, что для многих встанет вопрос – есть ли смысл вообще продолжать работать в России, инвестируя в инфраструктуру и в развитие бизнеса?

Конечно, на данный момент сложно спрогнозировать, как поведут себя иностранные компании, насколько им интересен российский рынок с учетом новых условий и правил игры, пойдут ли они ради российских пользователей на сокращение своих расходов, чтобы не повышать цены. Но абсолютно очевидно, не хотелось бы потерять ведущих игроков данного бизнеса, так как все они представляют высокотехнологичный сектор экономики, это компании, которые инвестируют большие деньги в свое развитие, в свои продукты. И не хотелось бы, чтобы наш рынок начал еще сильнее отставать от своих западных коллег, в случае их ухода.