Склейка протестов — худший сценарий для Кремля | Компании | Forbes.ru
$58.96
69.35
ММВБ1930.71
BRENT52.89
RTS1027.85
GOLD1284.25

Склейка протестов — худший сценарий для Кремля

читайте также
+5 просмотров за суткиКрым против коррупции: как прошли дебаты Навального и Стрелкова +10 просмотров за суткиПортрет недели: в ожидании Трампа, Си Цзиньпин Первозванный и хмурое лето +4 просмотров за суткиТауэр под Пекином. Как снимали российско-китайский фильм с Джеки Чаном и Шварценеггером +5 просмотров за суткиЖенщины против женщин: как молодые девушки включаются в поддержание патриархата +4 просмотров за суткиМиллион от миллиардера: Усманов запускает конкурс стартапов в социальных сетях +5 просмотров за суткиМира мало: фильм Бориса Хлебникова — главный призер «Кинотавра» +1 просмотров за суткиДень расходящихся тропок: как праздник переиграл протест +4 просмотров за суткиМомент истины для Навального и оппозиции. Что показало 12 июня? +1 просмотров за суткиАлексей Навальный и еще несколько сотен человек задержаны в Москве Ангелы и истребители: каннские фильмы от добрых до злых и от социальных до издевательских +3 просмотров за сутки«Усманова попросили»: как участники ПМЭФ реагируют на дуэль миллиардера с Навальным +3 просмотров за суткиБитва за YouTube: удалось ли Усманову победить Навального в соцсетях +2 просмотров за суткиУсманов выиграл суд у Навального. Кто на самом деле является победителем? Победителей не судят: как одевались на кинофестивале в Канне +3 просмотров за суткиАлло, мы ищем таланты: Усманов раздаст iPhone 7Plus за «творчество» по мотивам его обращений +3 просмотров за суткиСлово «изнасилование» в решениях судов не упоминается: представители Усманова ответили Навальному +2 просмотров за суткиКанны-2017: Кино, которое освистывают +17 просмотров за сутки«Тьфу на тебя еще раз»: Усманов записал второе видеообращение к Навальному Кремль промолчал, МИД прокомментировал: первая реакция на обращение Усманова к Навальному «Ты бы, Лёш, поглубже расследовал»: Алишер Усманов записал видеообращение к Навальному Парад «Юнармии»: зачем Кремлю марширующие школьники

Склейка протестов — худший сценарий для Кремля

Павел Кошкин Forbes Contributor
Фото REUTERS / Maxim Shemetov
Кремль должен опасаться объединенного бунта разных социальных слоев, когда к городской интеллигенции и молодежи присоединятся рабочие, фермеры, дальнобойщики, безработные и социально неблагополучный электорат

Антикоррупционные протесты, прошедшие в прошлое воскресенье по всей России, не на шутку  озадачили ряд федеральных российских чиновников. На этой неделе спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, Председатель комитета безопасности и противодействию коррупции Госдумы Ирина Яровая, а также сенатор Елена Мизулина всерьез заговорили о наболевшей проблеме. В дискуссию вступили и представили кинематографа —  режиссеры Александр Сокуров, Виталий Манский, а также актриса Елена Коренева, возмущенные действиями властей.     

Матвиенко призывает власти «встречаться с людьми и понимать, почему они протестуют». Яровая проводит параллели с Украиной и выражает обеспокоенность тем, что «под видом борьбы с коррупцией» разрушается система государственной власти. Мизулина называет «очень опасной тенденцией» то, что в некоторых столичных школах уроки патриотизма заменяются уроками борьбы с коррупцией.  

Между тем, 28 марта кинематографическая премия «Ника» стала по сути площадкой для неформальной политической дискуссии. Манский сравнивает Россию с Северной Кореей, говоря, что Россия «значительно хуже». Коренева, игравшая мать оппозиционера, с сожалением констатирует, что «у нас список политзаключенных насчитывается где-то в районе ста человек», и «он, возможно, будет пополняться». Сокуров вспоминает историю украинского режиссера Олега Сенцова, которого приговорили к 20 годам якобы за подготовку терактов в Крыму.

Сокуров затронул в своем выступлении и тему «протестов школьников и студентов», как в СМИ окрестили массовые митинги 26 марта, во время которых омоновцы и полиция задержали почти тысячу человек, в том числе подростков. Режиссер назвал такую тактику «насилием».

«Государство совершает большую ошибку, ведя себя столь фамильярно с молодыми людьми, со школьниками и студентами, — сказал  Сокуров. — Нельзя начинать гражданскую войну среди школьников и студентов. Надо услышать их. … Давайте мы примем закон, запрещающий арестовывать и вообще прикасаться к женщинам, девушкам, которые участвуют в общественных митингах. … Этих людей надо понимать. Они сейчас наконец-то поняли, что в стране происходит».

Может ли проблема действительно выйти из-под контроля? Какую тактику изберет Кремль? Начнется ли закручивание гаек или же власти начнут более внимательно слушать возмущенное население? Самое главное — смогут ли протесты, инициированные оппозиционером Алексеем Навальным, перерасти в массовое движение, как это было в 2011-2012 годах после многочисленных нарушений на парламентских выборах шесть лет тому назад?   

Для российских властей — это вовсе не праздные вопросы, особенно в преддверии президентских выборов и 100-летнего юбилея Октябрьской революции — дата символическая,  даже если параллели между этими двумя событиями и не совсем корректны. 

Евгений Минченко, президент Международного Института Политической Экспертизы и холдинга Minchenko Consulting, полагает, что Кремль должен опасаться не столько протестов молодежи, сколько протестов «трамповского типа», которые могут мобилизовать простых рабочих, дальнобойщиков,  фермеров, безработных, социально неблагополучный электорат. Ведь проблема восстановления экономики до сих пор актуальна и может быть триггером.    

«Проблема моногородов никуда не делась, — отмечает Минченко, — соответственно, ключевой риск для власти — это когда начнут склеиваться разные типы протестов, когда протест крупных городов получит поддержку российских «трампистов», а на это еще наложится протест деклассированной молодежи. Ведь сегодня у нас протест образованных классов, а когда произойдет склейка протеста общедемократического с протестов социальным, вот тогда надо будет переживать».

Что ожидать от Кремля?

Один из самых интригующих вопросов в данной ситуации — как будет действовать Кремль, чтобы купировать протестные настроения. Юрий Коргунюк, эксперт фонда ИНДЭМ («Информатика для демократии»), считает, что российские власти вряд ли перейдут определенные красные линии: радикального ужесточения политических свобод в массовых масштабах вряд ли стоит ожидать. В худшем случае, могут дать срок Навальному или завести уголовное дело против нескольких участников протестов. Меры могут быть жесткие, но не радикальные, подчеркивает Коргунюк.

Между тем, Минченко считает, что власти уже «прислушиваются» к населению и внимательно следят за общественным мнением. «Они сколько денег тратят на социологию. Они очень даже внимательно слушают и реагируют: многие решения власти опираются на оценку мнения народа», — полагает эксперт.

Владимир Путин наткнулся на проблему, которую нельзя игнорировать и решать силовыми способами, продолжает Коргунюк. Сложность ситуации в том, что в протестах приняли участие представители очень молодого поколения: Навальный сумел мобилизовать молодежь и заинтересовать ее политикой.

«У молодежи тоже есть потребность в политическом участии, — отмечает Коргунюк. — Протестное движение растет — его можно купировать, но вода дырочку найдет. Тот факт, что вышли регионы, говорит о глубине протестов. Проблема в том, что протестные настроения придавили крымско-украинским прессом в 2014 году, но в нем уже есть прорехи. Протестные настроения никуда не деваются, а выплескиваются».

Как считает эксперт, Навальный неслучайно выбрал в качестве мишени премьер-министра Дмитрия Медведева: он не пользуется особой популярностью у российского населения, в том числе у молодежи. Коргунюк считает его «политическим нулем» — поэтому протестовать против Медведева «удобно». 

«Активно выступать против Путина — это удел политического гетто, несистемной оппозиции, так как население поддерживает российского президента, а Медведев в этом качестве удобен для Навального», — считает Коргунюк.

Протесты глазами иностранца

Иностранные социологи и эксперты с большим интересом наблюдают за новой волной протестов в России. Например, Джек Голдстоун, известный американский политолог, социолог и эксперт по теории революции из Университета Джорджа Мейсона в Вирджинии, обращает внимание на «размер толпы», «количество городов, в которых прошли протесты», а также на то, что побудительным мотивом к протестам стал видеоролик Навального.

Видео собрало более 15 млн просмотров на  Youtube к 30 марта. Минченко полагает, что видео стало не столько причиной, сколько поводом (триггером) для протестов.     

Между тем, Голдстоун опасается, что российские власти могут начать закручивать гайки в интернете, «имитировать Китай, создавая более продвинутую систему регулирования, чтобы подавить нежелательные сайты и активность».  

Главный вопрос, которым задаются иностранные эксперты, — смогут ли антикоррупционные протесты  по всей России перерасти в нечто большее, мобилизовать население и привести к значительным переменам в стране. Голдстоун считает, что может повториться сценарий 2011-2012 годов, когда население вышло на улицы в ответ на многочисленные нарушения на выборах и третий президентский срок Путина.  

«Протесты подтолкнут правительство усилить контроль за общественно-политической дискуссией в обществе и не вызовут более широкой волны недовольства», — сказал Голдстоун. «Протесты, скорее всего, станут сигналом для российских властей, что они не контролировали все каналы СМИ и коммуникации, и что коррупция среди чиновников остается наиболее чувствительной проблемой, которая может спровоцировать гнев среди населения».

В тоже время Голдстоун не исключает и другого сценария. «Крупномасштабные протесты начинаются с малого. Если действительно есть скрытие изъяны и трещины в системе поддержки Кремля, мы это можем увидеть с течением времени», — заключил эксперт, в тоже время подчеркнув, что пока нет очевидных причин прогнозировать о больших потрясениях в ближайшем будущем.  Ведь Путин еще очень популярен среди населения, и его продолжают поддерживать политические элиты, по крайней мере до тех пор, пока он может выполнять свои социальные и политические обязательства перед ними.  Однако в скором времени это будет гораздо сложнее — в условиях низких цен на энергоносители и западных санкций против Кремля.

«Пенсии и зарплаты падают. Если это будет продолжатся и дальше, поддержка правительства тоже может пойти на спад», — отмечает Голдстоун, предостерегая, что в случае экономических трудностей протестный электорат может расшириться — и произойдет та самая, так нежелательная в годовщину революции «склейка протеста». Как российские власти будут действовать? Время покажет.