Калмыцкий хвост: к Уильяму Браудеру пришли из «Дальней степи» | Forbes.ru
$59.26
69.56
ММВБ2160.75
BRENT63.51
RTS1149.88
GOLD1243.20

Калмыцкий хвост: к Уильяму Браудеру пришли из «Дальней степи»

читайте также
+76 просмотров за суткиКоллективное хозяйство. У «Куйбышевазота» нет контролирующего акционера, но есть главный +639 просмотров за суткиЗеленый сигнал. Семья из Красноярска строит одну из крупнейших в России сеть дискаунтеров «Светофор» +16 просмотров за суткиПлата за Uber. Консорциум во главе с SoftBank вложит в сервис $10 млрд +15 просмотров за суткиEn+ Олега Дерипаски оценили в $8 млрд. Стоит ли вкладываться в ее акции? +47 просмотров за суткиИмперия Cargill: как живут самые скрытные миллиардеры Америки +20 просмотров за сутки«Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars +6 просмотров за суткиОбмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям +50 просмотров за сутки10 крупнейших работодателей России среди частных компаний — 2017 Преследование на блокчейне. Причины первого дела о мошенничестве при ICO +5 просмотров за суткиПрощай, отвертка: IKEA приобрела аналог Uber для сборки мебели на дому +6 просмотров за суткиСтремительное падение. Побег владельцев «ВИМ-Авиа», дело о мошенничестве и долги на 1,3 млрд +311 просмотров за суткиПод натиском госкомпаний. Forbes составил рейтинг крупнейших частных компаний России Секрет «Роста»: банк Шишханова вкладывал средства в проекты Михаила Гуцериева Пятьдесят оттенков «серого» импорта: почему бизнес остается в полутьме +5 просмотров за суткиТрава у дома: какое будущее ждет рынок зеленых облигаций +10 просмотров за суткиЭнергетика Ковальчука: как миноритарии «Мосэнергосбыта» борются с «Интер РАО» +11 просмотров за суткиРегулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101 +33 просмотров за суткиМорской бой. Бывшие друзья, основатели крупнейшего рыбопромышленного холдинга делят бизнес Банки или стартапы: кто заработает на малом бизнесе +4 просмотров за суткиОптимизация активов. Правление «Лукойла» одобрило продажу нефтетрейдера Litasco Взлеты, падения и банкротства: как крупнейшие компании Америки пережили первые 100 лет Forbes

Калмыцкий хвост: к Уильяму Браудеру пришли из «Дальней степи»

Фото Pictures Ltd. / Corbis via Getty Images
Бывшие руководители московского офиса Hermitage capital начали спор в Лондоне с арбитражным управляющим своей бывшей калмыцкой компании

В Высоком суде Лондона начались предварительные слушания по делу о возможном преднамеренном банкротстве калмыцкой компании «Дальняя Степь», которая входила в структуры фондов Hermitage capital management. Полномочия ее конкурсного управляющего Кирилла Ноготкова были признаны Лондонским судом в июле 2016 года.

На этом основании Ноготков потребовал от бывших топ-менеджеров «Дальней Степи» и одновременно сотрудников московского офиса Hermitage Capital Management Уильяма Браудера и Ивана Черкасова предоставить документацию по «Дальней степи» и настаивает на их допросе в связи с подозрениями, что из компании перед ее банкротством были выведены активы.

Конкурсного управляющего интересуют три ключевых операции, которые проходили через счета структур Hermitage в банке HSBC в 2004-2005 годах: движение средств от продажи в декабре 2004 года доли компании в «Газпроме» за $104 млн, перечисление $12,1 млн на счета аффилированной с Hermitage Capital структуры, а также зачем компании фонда перечислили 650 млн рублей в Объединенный банк малого бизнеса и благовещенский Дальневосточный региональный банк (оба лишены лицензий). Эти эпизоды фигурируют и в материалах уголовного дела о преднамеренном банкротстве «Дальней степи», которое ведет следственный департамент МВД.  «Официальная прибыль компании во время рекордных выплат дивидендов составляла менее 1,4 млрд рублей, что исключает саму возможность выплаты подобных дивидендов», — объясняет свой интерес Ноготков. Арбитражный управляющий также рассчитывает получить часть средств, которые положены ему по законодательству — 7% от вырученной в пользу кредиторов суммы и ежемесячные выплаты.

Браудер и Черкасов не хотят вести дело с «Дальней степью» в Лондоне и ссылаются на то, что  у управляющего «Дальней степью« нет активов на территории Великобритании, а в случае удовлетворения их ходатайства об аннулировании признания полномочий Ноготкова у них не будет возможности взыскать понесенные на защиту интересов расходы. Бывшие сотрудники «Дальней Степи» требуют аннулировать признание полномочий Ноготкова. Они аргументируют это нарушением публичного порядка и связывают действия Ноготкова с участниками группы, которая причастна к хищению из российской казны $230 млн и «делу Магнитского». На что Ноготков ответил, что его полномочия этого эпизода не затрагивают, хотя он и знаком с книгами и публикациями в СМИ по делу Магнитского. 

Ожидается, что вопросы будут рассмотрены в ходе запланированных на ноябрь этого года слушаний. Пока должны быть решены вопросы расходов на ведение дела. Ноготков оценивает потенциальные издержки в 400 000 фунтов, а Браудер и Черкасов заявляют о более чем 1,8 млн фунтов. В результате Высокий суд Лондона постановил, что управляющий «Дальней степью» должен перечислить 1 млн фунтов на специальный счет, в качестве обеспечения расходов на запланированные слушания.

«Дальняя степь» была признана российским судом несостоятельной в июле 2007 года, управляющим был назначен Александр Долженко. За умышленное бездействие в вопросе возврата выведенных из компании 37,5 млн акций «Газпрома» Долженко приговорен к двум годам колонии. По версии следствия Долженко, будучи конкурсным управляющим, вступил в сговор с Браудером и способствовал выводу активов.

Появление в деле калмыцкой компании «Дальняя степь» связано с тем, что фонд Hermitage инвестировал через нее в акции «Газпрома», а Браудер и Черкасов были в числе директоров «Дальней степи». Такие калмыцкие компании были необходимы, чтобы обойти законодательство, запрещавшее иностранцам владеть акциями газовой монополии. Для этого ее акции держали через специальную схему (формально иностранцы не владели активом) — ее фонду помогла реализовать компания-консультант по налогам и бухучету Firestone Duncan, в которой работали Константин Пономарев, Сергей Магнитский, Андрей Сандаков и Джемисон Файерстоун. 

Схема владения акциями подразумевала агрессивную налоговую оптимизацию. В середине 1990-х на территории страны было несколько внутренних офшорных зон (образцом была Республика Калмыкия), которые при соблюдении определенных условий платили в консолидированный бюджет вместо 35% налога на прибыль — 11%. Но этой льготой структуры Hermitage Fund не удовлетворились, а платили всего 5,5% налога на прибыль. Для этого были наняты на работу сотрудники-инвалиды

Читать также: Плохие парни: почему в истории Сергея Магнитского нет положительных героев

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться