Образование и стратегия роста: в чем Кремлю стоит поучиться у Пекина? | Компании | Forbes.ru
$59.39
69.91
ММВБ1942.88
BRENT50.36
RTS1029.76
GOLD1283.37

Образование и стратегия роста: в чем Кремлю стоит поучиться у Пекина?

читайте также
Apple в Китае показал модель Рунета будущего +4 просмотров за суткиКитайский бизнесмен разбогател на $9 млрд за несколько дней +1 просмотров за суткиНа два фронта: Трамп готов к санкциям и против России, и против Китая Го, порты и деньги. Зарисовки о фактической стратегии Китая +4 просмотров за суткиВажный регион: Apple доверила женщине развитие бизнеса в Китае Взгляд с той стороны: как России привлечь китайские инвестиции? +5 просмотров за суткиШкольные игры: как мотивировать новое поколение к учебе +2 просмотров за суткиПроблема выпускника: почему у дипломов небольшой срок годности +9 просмотров за суткиБездонная ниша: как выйти на китайский рынок +2 просмотров за суткиСтавка на два колеса: как развивается байкшеринг в Китае +1 просмотров за суткиБогайтеший китаец продал отели и туристические объекты на $9,3 млрд +96 просмотров за суткиВасилиса Премудрая и Илья Муромец: кто и зачем втягивает мальчиков и девочек в конкурентную гонку +17 просмотров за суткиПортрет недели: в ожидании Трампа, Си Цзиньпин Первозванный и хмурое лето +2 просмотров за суткиНеожиданный покупатель: США увеличили поставки нефти в Китай в десять раз +4 просмотров за суткиПять рычагов против одного: как Китай противостоит доминированию США с помощью России +8 просмотров за суткиКитайские «Смешарики»: группа компаний «Рики» начинает производство мультфильма в Китае Два китайских миллиардера потеряли больше $1,5 млрд после партийной критики онлайн-игры +6 просмотров за суткиНесырьевой экспорт в Китай: «Смешарики», КВН и квантовая физика РФПИ и Банк развития Китая создадут инвестфонд на $10 млрд +2 просмотров за суткиРектор Стокгольмской школы экономики в России: «Каждое утро мы просыпаемся глупее, чем накануне» +1 просмотров за суткиАватары друзей: что ждет социальный VR?
Компании #Китай 26.04.2017 12:21

Образование и стратегия роста: в чем Кремлю стоит поучиться у Пекина?

Янина Кутовая Forbes Contributor
Фото REUTERS/Aly Song
Китай ставит на высокотехнологичные профессии, а Россия — на работников ВПК, водителей и торговцев.

В середине апреля 2017 в Китае был опубликован 10-летний план развития молодежи на 2016-2025 годы (《中长期青年发展规划(2016-2025年) . Согласно сообщениям официальных китайских СМИ на русском языке,  к 2025 году «средняя продолжительность обучения молодежи, пополняющей трудовые ресурсы, достигнет 13,5 лет, а валовой охват высшим образованием должен превысить 50%».

В китайской статистике термин Высшее образование близок к определению Всемирного банка Tertiary education – образование, полученное после средней школы. К получившим высшее образование китайская статистика причисляет и выпускников учебных заведений, где обучают профессии, но не выдают диплом о высшем образовании (专科) — эквивалент техникумов.

Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) опубликовала данные по образовательному уровню населения разных стран в возрасте от 25 до 64 лет за 2015 год. Самые высокие показатели в разделе Tertiary education были у России и Канады – 54% и 55% соответственно, средний уровень стран OECD – 35% населения, а в Китае, по данным переписи 2010 года – 10% населения. Что касается обладателей дипломов о высшем образовании, то в возрастной группе от 25 до 64 лет самые высокие показатели у Швейцарии и США – 42% и 39% соответственно. Уровень России – выше среднего уровня стран OECD: 33% против 28%. Удельный вес обладателей дипломов о высшем образовании в Китае, по данным переписи 2010 года – 3%.

Беспрецедентный по масштабам рост качества рабочей силы, заложенный правительством КНР в 10-летний план развития молодежи на 2016-2025 годы, является частью системы построения новой экономики Китая – экономики, в основе которой лежит высокотехнологичное производство.

Новые стратегические отрасли китайской промышленности

Миллионы выпускников высшей школы КНР будут заняты в развитии новых стратегических отраслей китайской промышленности ( 战略性新兴产业).  Последняя редакция списка этих отраслей была опубликована китайским правительством в феврале 2017. На первом месте – информационные технологии следующего поколения, далее — производство высокотехнологичного оборудования, новые материалы, биотехнологии, автомобили новой энергии, новая и возобновляемая энергетика, энергосберегающие и экологически чистые технологии, цифровые инновации, в отдельное направление выделены сопутствующие сервисы.

Правительство КНР назвало пять новых стратегических отраслей, годовой оборот каждой из которых составил $1,44 трлн: информационные технологии, производство высокотехнологичного оборудования, биотехнологии, возобновляемая энергетика и цифровые инновации.

В ближайшие пять лет усилия Китая будут сфокусированы на развитии информационных технологий, таких как интернет вещей, облачные вычисления, на создании информационной инфраструктуры в рамках реализации стратегии развития широкополосного доступа в интернет в КНР. В дополнение к этому инициируется проект «Интернет Плюс», который предполагает интеграцию информационных технологий во все экономические и социальные сектора общества, внедрение национальной стратегии Больших данных  с целью продвижения сбора данных, интеграции и применения. Особое внимание будет уделяться развитию искусственного интеллекта и улучшению управления сетевой экономикой.

Китай также нацелен на развитие производства высокотехнологичного оборудования и новых материалов, создание «умных фабрик», развитие авиакосмической отрасли, поддержание лидирующих позиций в производстве железнодорожного оборудования, усиление конкурентоспособности морского инженерного оборудования.

По данным Государственного совета КНР, на новые стратегические отрасли в 2015 году приходилось 8% ВВП Китая, к 2020 году эту цифру планируется увеличить до 15%.

Для сравнения, доля высокотехнологичного производства в ВВП США в 2014 году составляла всего 3%. В абсолютном выражении объем высокотехнологичного производства США и КНР в 2014 году был сопоставим – 29% и 27% мирового высокотехнологичного производства соответственно.

Стратегия создания высокотехнологичной промышленности КНР

По данным Boston Consulting Group, пару лет назад Китай обошел Соединенные Штаты в расходах на последнюю стадию НИОКР, когда разработки превращаются в коммерческий продукт. При сохранении текущих темпов, к 2018 году размер инвестиций в позднюю, критическую стадию исследований в КНР будет вдвое выше, чем в США и достигнет уровня $658 млрд. Даже если темпы роста расходов Китая на опытно-конструкторские разработки будут вдвое ниже текущих, к 2018 году на поздние стадии исследований Китай будет расходовать почти на 40% больше, чем США — $434 млрд.

Таким образом, в создании новой высокотехнологичной промышленности КНР опирается на достижения фундаментальных и прикладных исследований других стран, а основные усилия фокусирует на коммерциализации продукта и выведении его на рынок.

Масштабная передача технологий, приобретенных по всему миру, национальным компаниям позволяет Китаю не только сэкономить на фундаментальных и прикладных исследованиях, но и получить сильные позиции в ценовой конкуренции за рынок конечного продукта. Приблизившись в технологическом плане к лидерам отрасли, КНР вытесняет их с традиционных рынков. При низких ценах, уровень которых задает КНР, затраты на фундаментальные и прикладные исследования других стран не окупаются, доработка существующих продуктов становится экономически неэффективной.

С потерей рынков, капитал бывших лидеров отрасли обесценивается, объем высокотехнологичного производства за пределами КНР сокращается — Китай выходит на позиции глобального лидера. Этот путь уже прошли некоторые традиционные отрасли промышленности, например, производство алюминия.

В высоких технологиях на роль глобального лидера Китай претендует более чем в 400 направлениях: от полупроводников, высокоскоростных компьютеров и облачных вычислений до аэрокосмического направления и биотехнологий. Можно сказать, что китайский пятилетний план перестал быть внутренним планом КНР и стал международным: по мере его осуществления китайские компании расширят свою долю мирового рынка по широкому спектру инновационных отраслей промышленности за счет своих американских, европейских, японских и корейских конкурентов.  

Смещение центра силы на мировом рынке высоких технологий

Планы КНР к 2025 году на 80% обеспечивать потребности внутреннего рынка за счет национальной промышленности существенно сужают перспективы глобальных игроков, считавших китайский рынок своим. Еще в большей степени на эти перспективы влияет экспортная ориентация экономики КНР, которая заметно поменяет расстановку сил на мировом рынке высоких технологий.

Эксперты различных отраслей указывают, что концентрация инновационного производства в Китае не только подрывает экономическую конкурентоспособность США, но и представляет угрозу жизнеспособности производственной базы Соединенных Штатов, что, в свою очередь, напрямую связано с возможностями экономической системы финансировать затраты на систему безопасности и обороны.

Поскольку на сегодняшний день экономическая мощь Китая слишком велика, чтобы Соединенные Штаты могли диктовать ему свои условия, экспертное сообщество выдвигает идеи объединения США и их союзников для ведения торговых войн против КНР, точнее, проведения торговой политики, которая вынудит Китай открыть свой рынок и замедлить развитие высокотехнологичных отраслей  промышленности.

Судя по заключенным договорам об инновационном сотрудничестве между КНР и Израилем, Швейцарией, растущему количеству совместных предприятий в высокотехнологичных отраслях, созданных китайскими фирмами вместе с японскими, корейскими, немецкими, да и американскими компаниями, консенсуса в этом вопросе между союзниками пока нет. Никто не хочет столкнуться с ответом китайских властей на недружественные действия – в этом случае риск потерять китайский рынок будет гораздо выше.

Китай нацелен сконцентрировать значительную часть мирового высокотехнологичного производства на своей территории. В инновационных отраслях промышленности КНР будут созданы миллионы рабочих мест для специалистов, получивших высшее образование в результате реализации 10-летнего плана развития молодежи на 2016-2025 годы.

Если к 2025 году Китай выйдет на запланированный 50-процентный охват высшим образованием молодежи, пусть даже в это число будут включены выпускники специальных учебных заведений, и обеспечит молодых специалистов высокотехнологичными рабочими местами, международное разделение труда претерпит существенные изменения.

Перспективы для России

В июле 2016 года вице-премьер РФ Ольга Голодец отметила, что при сложившейся структуре экономики России 65% трудоспособного населения в высшем образовании не нуждается, «…в ближайшем будущем пропорция в экономике будет меняться в сторону увеличения доли людей без высшего образования». Конечно, ВПК не может обеспечить рабочими местами всю талантливую молодежь России, а кроме ВПК специалисты в области высоких технологий в нашей стране мало где требуются. Другое дело – водители и торговцы.

Падающий тренд в охвате населения высшим образованием придется испытать не только России. Квалифицированные специалисты, научно-исследовательские институты, университеты концентрируются там, где есть высокотехнологичное производство. С потерей рынков у стран-лидеров высокотехнологичных отраслей объем производства неизбежно упадет, соответственно снизится и потребность в квалифицированной рабочей силе. А дальше – путь, часть которого мы уже прошли: начинают готовить меньше специалистов, без связи с производством технологии постепенно устаревают, студентов обучают устаревшим технологиям, дипломированные специалисты не находят работу по специальности, высокотехнологичные рабочие места генерирует только в ВПК.

На сегодня модель развития, способная обеспечить нашей стране значимое место в современном мире, не сформирована. Вместо серьезных проектов по построению экономики, основанной на высокотехнологичном производстве, правительство предлагает делать ставку на увеличение доли малых предприятий в экономике страны с 20% до 50% «как в других развитых экономиках».

Маловероятно, что кто-то в правительстве рассчитывает, что именно малый бизнес будет разрабатывать информационные технологии следующего поколения, заниматься производством высокотехнологичного оборудования, новых материалов, биотехнологиями, новой и возобновляемой энергетикой, цифровыми инновациями… Во всяком случае, не было озвучено, на какой производственной базе эта деятельность будет осуществляться.

Опыт Китая показывает, что создать новую высокотехнологичную экономику можно только при активном участии государства, неолиберальные рецепты, надежды на рынок и иностранные инвестиции здесь не работают.

Стратегия развития российской экономики не может игнорировать масштабные усилия КНР в развитии собственного высокотехнологичного производства. Нам необходимо научиться использовать производственную базу Китая для внедрения высокотехнологичных решений собственной разработки и выводить новую продукцию на китайский рынок. Это могло бы стать точкой роста российской экономики.

Государственная поддержка экспорта результатов интеллектуальной деятельности, создание соответствующей инфраструктуры дало бы толчок развитию большого числа инновационных компаний, ориентированных на китайский рынок – это был бы хороший шанс для талантливой российской молодежи, не нашедшей применение в ВПК, профессионально совершенствоваться в высокотехнологичных отраслях. Коммерческий успех российских интеллектуальных разработок на китайском рынке позволил бы нам не сокращать долю специалистов с высшим образованием, а увеличить, причем в самых передовых направлениях науки и техники.