Честь и достоинство: тонкости защиты деловой репутации - Компании
$59.36
66.45
ММВБ1867.46
BRENT46.12
RTS988.93
GOLD1255.27

Честь и достоинство: тонкости защиты деловой репутации

читайте также
+1 просмотров за суткиЗачем Сбербанку DocDoc или почему банки становятся экосистемами? +2 просмотров за суткиКонфискация Хорошавина: силовики нашли новый способ отъема собственности +2 просмотров за суткиРенессанс Фридмана: Михаил Прохоров заложил свой банк +8 просмотров за суткиПривычный ответ. Как выстроить диалог в финансовом сообществе +9 просмотров за суткиБренды с лучшей репутацией. Рейтинг 2017 +10 просмотров за суткиКак отличить хорошую облигацию от плохой? +2 просмотров за суткиИнвестиционная отвага Звездный воин: Алексей Леонов о своем мальчишестве, вице-президентстве в Альфа-банке и Брежневе Большая западня Последняя расстановка: как Николай Цветков покинул список Forbes Касание Фридмана: Альфа-банк приступил к оценке «Уралсиба» Право на забвение: кто выиграет от зачистки интернета Игра в миллиарды: из-за чего Альфа-банк поссорился с семьей Зингаревичей Финансовые маргиналы: как привлекают деньги на фоне санкций Кто освободит россиян от зарплатного рабства? Обходной маневр: российские банки бегут от санкций в Китай «Самый бедный олигарх»: кто выручает Игоря Зюзина после истории с «доктором» Неподъемные деньги: почему бизнесменам не дают кредиты на выгодных условиях Всемирный стандарт: как Рустам Тарико становится главным производителем водки Как бывший десантник, партнер Фридмана и соратник Чубайса вошел в список Forbes

Честь и достоинство: тонкости защиты деловой репутации

Евгений Гусев Forbes Contributor
Фото Getty Images
Публикации — как в СМИ, так и в социальных сетях — нередко заканчиваются разбирательством в суде. В чем особенность исков о защите деловой репутации и в каком случае истец может рассчитывать на денежную компенсацию?

Деловая репутация юридического лица является неотъемлемым активом любого предприятия, от которого зачастую зависит его успех. Действующее российское законодательство гарантирует правовую защиту деловой репутации. А под вредом деловой репутации понимается всякое ее умаление, которое обусловлено распространением порочащих сведений. 

Основным способом правовой защиты деловой репутации является возможность требовать по суду опровержения таких сведений, если распространившее их лицо не докажет, что они соответствуют действительности. В этом случае сложнее всего для суда разграничить, когда речь идет о фактах, которые можно проверить на соответствие действительности, а когда - об оценочных суждениях, выражающих субъективное мнение и взгляды автора, которые он вправе реализовать всеми не запрещенными законом способами. В недавнем обзоре судебной практики Верховного суда (ВС) в качестве примера приводится довольно резонансное дело, в рамках которого ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС) обратилась в суд с иском против частного лица, потребовав признать сведения, распространенные ответчиком в интернете, порочащими репутацию. Предыстория такова: башкирское отделение РТРС планировало построить центр наземного телевещания на территории нескольких уфимских курганов. Для этого был объявлен конкурс на проведение на курганах археологических раскопок. В марте 2015 года в группе «Новости археологии» в социальной сети «ВКонтакте» сотрудница Национального музея Башкирии Светлана Воробьева раскритиковала этот тендер. Заявки, поданные на тендер, после этой публикации были отозваны. 

РТРС подала на Воробьеву в суд, ссылаясь на то, что она разместила в социальной сети «ВКонтакте» недостоверную информацию, порочащую деловую репутацию, следующего содержания: «Реальная стоимость работ занижена.., является изначально демпинговой»; «Подобная конкурсная документация свидетельствует либо о полной некомпетентности ее составителей, либо о наличии коррупционной составляющей в виде договоренности с потенциальными исполнителями»; «Не станьте пешкой в руках мошенников!»; «...выставляет на конкурс тендер с незаконными практически условиями, нашелся археолог (опустим его фамилию), который за откат берет это на себя».

Нижестоящие суды (три инстанции) отказали в удовлетворении исковых требований. Они исходили из того, что оспариваемые сведения не порочат деловую репутацию РТРС, поскольку представляют собой высказанные ответчиком суждения и субъективное мнение относительно обсуждаемой проблемы. Однако почти год спустя судебная коллегия Верховного суда не согласилась с этим и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Коллегия ВС сослалась на то, что избранный автором стиль изложения указывает на наличие описываемых фактов в реальной действительности (занижение стоимости работ, установление демпинговой цены, некомпетентность составителей конкурсной документации, коррупционное и иное незаконное поведение, мошенничество).

В постановлении ВС была дана ссылка на решения Европейского суда по правам человека, который, хотя и защищает право автора информации на оценочное суждение, указывает на необходимость проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений — не всегда. Последние должны быть мотивированы, но доказательства их справедливости не требуются. Как указал Верховный суд в постановлении по иску РТРС, перечисленные Воробьевой факты могут быть проверены на их соответствие реальной действительности. Указанный довод подтверждается и позицией самой Воробьевой, доказывавшей на суде, что ее утверждения соответствовали действительности.

Есть набор достаточно очевидных правил, которые могут помочь избежать предъявления иска о защите деловой репутации, которые тем не менее игнорируют многие авторы — особенно в случаях, когда представление доказательств тех или иных сведений является затруднительным.

  • избегать формулировок в форме утверждений;
  • при отсутствии четкой определенности, является ли высказывание автора оценочным суждением, имеет смысл сопровождать ее следующими маркерами: «на мой/наш взгляд», «по моему/нашему мнению» и т. д.;
  • уделять особое внимание информации, указывающей на противоправный характер поведения какого-либо лица, поскольку, как подтвердил Верховный суд, такая информация носит оскорбительный характер, следовательно, даже при условии ее изложения как субъективного мнения автора может быть основанием для заявления требования о защите деловой репутации.

Примечательно, что Европейский суд по правам человека в своих постановлениях отмечает, что свобода выражения мнения распространяется не только на информацию и мнения, воспринимаемые положительно, но и на оскорбительные, шокирующие или причиняющие беспокойство. Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало демократического общества. Очевидно, что интересы защиты репутации должны ставиться в сравнение с интересами открытой дискуссии и острой общественной необходимости.

Факт распространения сведений, порочащих деловую репутацию, ставит вопрос и о выплате соответствующего денежного возмещения. Ныне действующая редакция статьи 152 Гражданского кодекса РФ исключает применение положений о компенсации морального вреда применительно к защите деловой репутации юридического лица. В связи с чем Верховный суд указывает на возможность юридического лица в случае умаления его репутации защищать свое право путем предъявления требования о компенсации убытков или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину). Размеры здесь разняться: истцы могут заявлять как символический один рубль возмещения, так и достаточно крупные суммы. При этом установления судом факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации.

Например, в 2016 году Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов (СПбГУП) обратился в арбитражный суд с исковыми требованиями к холдингу «Медиа.С-Пб». Университет требовал признать не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию сведения на портале «Лениздат.ру», входящем в состав холдинга. Резонанс вызвала публикация об отчислении 150 студентов за активность в социальных сетях — например, за публикации (в том числе с использованием ненормативной лексики) в паблике «Подслушано в СПбГУП». Авторы статьи заявляли, что администрация университета нарушает 29-ю статью Конституции РФ, гарантирующую свободу слова. В исковом заявлении утверждалось, что подобная информация снижает конкурентоспособность университета, а это, в свою очередь, отражается на его экономическом положении. Истец требовал удаления публикации с сайте, а также взыскания с ответчика компенсации в размере 3 млн рублей и убытков в размере 2 153 800 рублей. 

По мнению суда первой инстанции, порочащий характер сведений содержался в словах о 29-й статье Конституции, поэтому требования об удалении материала с сайта «Лениздат.ру» были удовлетворены. Однако взыскивать материальную компенсацию с медиахолдинга суд не стал, «поскольку истцом не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие как факт убытков в заявленном размере, так и то, что названные убытки обусловлены распространением ответчиком оспариваемых сведений».

Обратным же примером, когда была взыскана, пожалуй, самая большая компенсация нематериального вреда, является дело Альфа-банка против ИД «Коммерсант», рассмотренное в 2005 году, поводом для которого стала статья о появлении у банка финансовых проблем. В то время еще не существовало обширной практики взыскания подобной компенсации в пользу юридических лиц. Суд первой инстанции решил взыскать с «Коммерсанта» в пользу банка 20,5 млн рублей в возмещение убытков, причиненных распространением не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию банка сведений, и 300 млн рублей в возмещение репутационного вреда.

Постановлением апелляционной инстанции решение в части взыскания компенсации в размере 300 млн рублей было оставлено без изменения. При применении данного способа защиты деловой репутации банка суды исходили в том числе из реакции вкладчиков после прочтения газеты. Следствием заметки о проблемах в Альфа-банке стал отток вкладов более чем на 6 млрд рублей, что и представляет собой материальное выражение утраты доверия со стороны клиентов банка. При пересмотре дела суд кассационной инстанции указал, что нижестоящими судами не применены разумные и справедливые пределы нематериального вреда, и снизил размер компенсации до 30 млн рублей. 

Стоит отметить, что, как правило, целью предъявления подобных исков является скорее не взыскание денежной компенсации, а пресечение будущих публикаций, которые могу негативно отразиться на деловой репутации.