Поздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации? - Компании
$59.32
67.49
ММВБ1891.98
BRENT47.23
RTS1002.83
GOLD1249.15

Поздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации?

читайте также
+162 просмотров за суткиЛучшие из элитных: эксперты составили рейтинг Private банков +13 просмотров за суткиБоязнь утраты: как банкиры работают с инвестициями клиентов? +7 просмотров за суткиСкелеты «Ренессанса»: в дело Магнитского втягивают компанию Михаила Прохорова +4330 просмотров за суткиВслед за Абрамовичем: Григорий Березкин стал резидентом России +3 просмотров за суткиБез налогов и отчетов: как не ошибиться с «английским» методом инвестирования? +3 просмотров за суткиЗащитник капитала. Как Сергей Котляренко управляет деньгами сильных и богатых +5 просмотров за суткиСергей Котляренко: «С Игорем Шуваловым у меня отношения исключительно в рамках «клиент-управляющий» Львиная доля. От научной карьеры и атомной подлодки к управлению активами +36 просмотров за суткиЗарубежная прописка: Андрей Мельниченко является нерезидентом Время сберегать. Внимание к госбумагам и золоту +2 просмотров за суткиИнвестиционная отвага +5 просмотров за суткиПлохие парни: почему в истории Сергея Магнитского нет положительных героев Патриот Роман Абрамович: миллиардер оказался резидентом России Родина «единорогов»: как компания растит проекты стоимостью более $1 млрд Налоговый эмигрант: Алишер Усманов перестал быть резидентом России Человек из фондов: общение с лидерами компаний как залог успешных инвестиций Рейтинг Forbes: Лучшие российские банки для миллионеров — 2016 Как мы считали: Лучшие российские банки для миллионеров — 2016 Муравьи и облигации Муравьи и облигации: фонд с низкими комиссионными и высокой доходностью
Компании #Money man 19.06.2017 11:35

Поздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации?

Совладельцы FP Wealth Solutions рады новым партнерам. Слева направо: Юрий Емелин, Данило Лацманович, Александр Ва- рюшкин Фото Егора Слизяка для Forbes
Партнеры FP Wealth Solutions уверены в закате классического private banking. Как они нашли друг друга и чем привлекают новых партнеров и клиентов?

Партнеры компании FP Wealth Solutions, ставшей multi-family office для 50 семей из России, Восточной Европы и Ближнего Востока со средним счетом $5–10 млн, пытаются привлечь из отделений private banking глобальных банков не только клиентов, но и новых партнеров. Многие банкиры разочаровались в своей работе и хотят начать собственный бизнес.

Как-то швейцарский банкир признался одному из партнеров FP Wealth Solutions, что все чаще ощущает себя высокооплачиваемым почтальоном, поскольку его работа заключается в переноске бумажек и форм на подпись. Классический private banking сейчас в достаточно сложной ситуации: отчасти из-за ужесточившегося законодательства и политики единого европейского регулятора, отчасти из-за усложнения внутренних комплаенс-процедур в банках.

FP Wealth Solutions уже сейчас предоставляет продуктовую и юридическую экспертизу для банкиров из СНГ и ведет переговоры с банкирами в Персидском заливе, Швейцарии и Англии. Как партнеры нашли друг друга и откуда у них мысль о закате private banking?

В 2002 году выпускник юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения Юрий Емелин искал работу и наудачу отправил резюме в корпорацию «Аэрокосмическое оборудование» (КАО). Ее генеральный директор Сергей Бодрунов решил взять его своим референтом. Малоизвестная компания оказалась одним из крупнейших холдингов в сфере авионики — с контрольным пакетом государства и годовым оборотом $200 млн.

От бумажной работы Емелин перешел к более ответственным поручениям: вошел в состав дирекции и участвовал в переговорах с правительствами Индии, Китая, Малайзии, Великобритании и Франции. Основная часть работы Емелина была связана с финансами. Сергей Бодрунов запустил параллельный финансовый бизнес — банк «Таврический» и НПФ Оборонно-промышленного комплекса. Емелин стал куратором финансового направления и создал первый венчурный индустриальный фонд аэрокосмической промышленности. Одним из удачных проектов корпорации была система платежей PayCash, в которую КАО инвестировала $15 млн. В России партнером PayCash был «Яндекс», долю в его сервисе «Яндекс.Деньги» (75% минус одна доля) в 2012 году купил Сбербанк за $60 млн.

В 2004 году КАО решила создать компанию для управления деньгами НПФ и дочерних структур. И Емелин поехал в Москву, где познакомился с Андреем Мовчаном, руководившим «Ренессанс управление инвестициями» (RIM). «Ренессанс» помог КАО создать управляющую компанию «Орион». Емелин стал ее генеральным директором и получил в управление $120 млн.

Когда «Ростех» начал консолидацию оборонно-промышленных предприятий и КАО потеряла самостоятельность, Емелин решил перебраться в Москву. В 2006 году он принял предложение Мовчана перейти в «Ренессанс», где возглавил группу продаж продуктов для институциональных и коллективных инвесторов. Группа работала с крупными российскими компаниями, готовыми инвестировать более $50 млн, разрабатывала для них структурные продукты, а также участвовала в запуске первых эндаумент-фондов — для Мариинского театра, РЭШ и ВШЭ.

Рубеж 2008 и 2009 года оказался сложным временем для «Ренессанса», инвестбанк чуть не разорился в кризис и спасся лишь благодаря новому владельцу миллиардеру Михаилу Прохорову и его $500 млн. Емелин покинул «Ренессанс», а вскоре с группой менеджеров ушел и Мовчан, который основал компанию «Третий Рим».

Незадолго до этого бывший глава «Ренессанс групп» Олег Киселев, которого ранее обвиняли в участии в хищении акций Михайловского ГОКа, вернулся из Лондона, чтобы начать работу в «Роснано». Он предложил Емелину устроиться в госкорпорацию и поучаствовать в запуске венчурного фонда нанотехнологий «Роснано капитал». Параллельно Емелин с коллегой по «Ренессансу» Лораном Реймоном запустил в Швейцарии собственный бизнес по структурным продуктам. В кризисный период большой популярностью у клиентов пользовались продукты, имеющие целевую доходность 10–20%, — короткие кредитные ноты российских госкомпаний и более рискованные деривативы на акции с целевой доходностью до 30%. Доход компании Емелина был привязан к итоговой доходности самих клиентов или же составлял фиксированную комиссию около 1% от сделки.

В 2012 году бизнес получил название FP Wealth Solutions. Имен клиентов Емелин не раскрывает и говорит, что среди них были крупнейшие российские компании, которые покупали структурные продукты на несколько сотен миллионов долларов в год. Однако сам Емелин сосредоточился на работе с частными клиентами и в 2015 году выкупил у Реймона его долю, превратив компанию в multi-family office. В Москве он встретился с будущими партнерами — уходившими из «Третьего Рима» Данило Лацмановичем и Александром Варюшкиным. До 2013 года они были совладельцами «Третьего Рима» и впоследствии вместе с Мовчаном перепродали компанию Oracle Capital Group, но остались в ней работать.

Лацманович говорит, что под управлением «Третьего Рима» было $400 млн. Нынешний совладелец «Третьего Рима» Андрей Ляхов называет другую сумму — $150 млн на момент покупки компании. После того как в компании сменилось руководство, из нее в 2015  году ушли почти все клиенты. Знакомый Лацмановича утверждает, что у него есть пул лояльных клиентов, переходящих вслед за ним в  другие компании еще со времен «Ренессанса». По словам другого его знакомого, в разное время клиентами «Третьего Рима» были менеджеры группы «Парламент», «Фосагро» и бывший президент ФК «Локомотив» Ольга Смородская.

В FP Wealth Solutions Емелин сохранил за собой операционный контроль и стратегию. Лацманович занимается привлечением клиентов и новых партнеров, а Варюшкин — рынками и инвестициями. Всего под управлением компании $400 млн. Доход складывается из management fee (порядка 1%) и performance fee (10%). На эти комиссии приходится порядка 80% доходов.

Большая часть портфелей (80–90%) вложена в облигации. Но Варюшкин уверен, что время для инвестиций в облигации уходит: «Сорок лет, на протяжении которых рынок облигаций приносил доходность, сопоставимую с рынком акций, закончились. И сейчас только акции могут предоставить защиту от инфляции». У компании есть две стратегии, ориентированные на акции. Первая — глобальный портфель: инвестиции в американские и европейские компании (33% и 22% соответственно), с 2012 года стратегия приносила долларовую доходность в среднем 11,5%. Вторая — вложения в недооцененные российские акции, такие, например, как «Алроса», «Газпром нефть», «Лукойл», «Магнит». Среднегодовая доходность с  момента основания составляет 12% годовых.

«Сильный импульс к развитию и росту у нас был в 2016 году в связи с законодательством о КИК, — рассказывает Лацманович. — Глобальные банки не давали клиентам никакой поддержки по этому вопросу». По его словам, некоторые клиенты даже не знали, что у них есть необходимость что-то делать в рамках закона о КИК.