Сценарий войны на Ближнем Востоке: что будет с ценами на нефть | Компании | Forbes.ru
$59.28
69.53
ММВБ1941.52
BRENT50.96
RTS1034.05
GOLD1287.48

Сценарий войны на Ближнем Востоке: что будет с ценами на нефть

читайте также
+11 просмотров за суткиПервая нефть: кто стал пионером добычи углеводородов +1 просмотров за сутки«Прочны как скала»: Shell и BP опровергли уход из бизнеса в Северном море +18 просмотров за суткиСургутские тайны. Две загадки миллиардера Владимира Богданова +5 просмотров за сутки«Нефтяной Бог» устал: разбогатевший на предсказании цен трейдер ушел из бизнеса +4 просмотров за суткиНетрадиционное ценообразование: американский газ как предмет торга Трампа с мировыми лидерами +2 просмотров за суткиЗолото шейхов: состоится ли IPO Saudi Aramco Парадокс цены на нефть. Чем убедительнее прогноз, тем реже он сбывается +5 просмотров за суткиСкрытые резервы: BCG и WPC сравнили карьеры мужчин и женщин в нефтегазовом секторе Пределы гибкости: сможет ли рынок СПГ повторить путь нефтяного рынка? Дальневосточное разочарование: санкции нарушили план Японии по разведке российской нефти Эффект бумеранга: санкции против России могут навредить американским энергетическим компаниям Нефть и геополитика: средства из фондов, ориентированных на Россию, «утекают» уже месяц Неожиданный покупатель: США увеличили поставки нефти в Китай в десять раз Здесь и сейчас: новая экономика российской нефтедобычи Сюрпризы Brexit: Великобритания вынуждена хранить возрастающие объемы газа в Европе Сила Трубы. Как нефтепровод ВСТО сделал Николая Буйнова миллиардером в 47 лет Мрачные тени: санкции и цены на нефть ставят под угрозу суверенный кредитный рейтинг России Ставка на нефтехимию: где «Роснефть» будет развивать новое стратегическое направление Программа Сечина: 500 млн т дополнительной добычи нефти за 20 лет «Турецкий поток» уходит в море: как Россия оптимизирует национальные интересы План Сечина: триллионы рублей инвестиций, рост добычи газа и ставка на нефтехимию
Компании #нефть 15.06.2017 10:43

Сценарий войны на Ближнем Востоке: что будет с ценами на нефть

Максим Авербух Forbes Contributor
Фото Khalid al Mousily / Reuters
В конфликте могут принять участие Саудовская Аравия, Ирак, Иран, Кувейт и Катар

В случае конфликта, помимо Саудовской Аравии и Ирана, из крупных стран-экспортеров нефти в него однозначно будет втянут Ирак, территория которого скорее всего станет основным театром военных действий. Так же может быть вовлечен Катар, являющийся вторым в мире после России экспортером газа. По касательной может задеть и Кувейт, находящийся на пограничной территории Ирака и Саудовской Аравии.

Помимо этого проблема состоит еще и в том, что:

- основные нефтедобывающие провинции Саудовской Аравии и Ирана находятся вблизи побережья Персидского залива, т.е. находятся в зоне действий тактической авиации;

- основная нефтедобывающая провинция Саудовской Аравии Эш-Шаркия (б. «Восточная провинция») населена шиитами и в то же время значительная часть нефтяных полей Ирана находится на территории региона Хузистан, населенного шиитами — но арабского, а не персидского происхождения… и опять-таки примыкает к побережью Персидского залива.

То есть Саудовская Аравия почти наверняка попытается разыграть карту арабо-персидского противостояния, Иран же будет упирать на противопоставление суннитской и шиитской ветвей ислама.

Таким образом, в зоне военных действий окажутся основные нефтедобывающие мощности всех трех стран — Саудовской Аравии, Ирана и Ирака, совокупно добывающих без малого 18 млн баррелей нефти ежедневно, или почти 20% мировой нефтедобычи и более половины нефтедобычи ОПЕК. Совокупный экспорт трех стран в мае этого года составил 12,8 млн баррелей в день — или почти 52% совокупного экспорта всех стран ОПЕК. Еще 0,6 млн баррелей в день экспортировал Катар, который как сказано выше так же может оказаться вовлеченным в конфликт.

Через год после начала ирано-иракской войны совокупная ежедневная нефтедобыча в обеих странах упала с 6,7 млн до 2,2 млн баррелей и практически свелась к собственным потребностям участников конфликта. Таким образом, как показывает история, наихудшим вариантом развития событий является полная остановка экспорта нефти странами- участниками конфликта.

В 2016 году почти 80% экспорта нефти из Ирака, Ирана, Саудовской Аравии приходилось на поставки в Азию, прежде всего Китай, Японию и Южную Корею. Менее 10% — на США, остальное — в Европу.

К настоящему моменту США уже достигли «энергетической безопасности»: чистый импорт нефти и нефтепродуктов не из сопредельных Канады и Мексики упал до жалких 300 000 баррелей в день. Т.е. в самих США дефицит будет малоощутим и короток, сократится только экспорт. Но в любом случае из Ирака и Саудовской Аравии США в начале июня экспортировали 1,75 млн баррелей в день. Проще всего будет сократить экспорт сырой нефти который достиг 1,3 млн баррелей в день. Обнуление экспорта сырой нефти не только позволит США мгновенно покрыть дефицит сырой нефти идущей на внутреннее потребление, но и минимизировать сокращение экспорта нефтепродуктов.

Второй крупный дефицит, в размере до 2,5 млн баррелей в день возникнет на европейском рынке. Ну и наиболее пострадают азиатские покупатели, где ситуация будет абсолютно жуткой.

Скорее всего, возникнет огромный ценовой дифференциал между Северной Америкой и Азией, а точнее говоря — нефть в США будет стоить гораздо меньше, чем в Китае. Разницу мог бы закрыть экспорт из США, но там какое-то время свободной нефти просто не будет. В этих условиях Китай введет нормирование отпуска топлива, с целью уменьшить его потребление минимум на 20-25%, что сократит дефицит на 2-2,5 млн баррелей в день. Скорее всего его примеру последуют Япония, Южная Корея и некоторые страны Европы, что сократит дефицит еще на 1-2 млн баррелей в день.

В то же время после первого скачка цены, которая «улетит» к $100 за баррель, а вполне возможно, что и выше, в дело вступят накопленные странами ОЭСР запасы нефти и нефтепродуктов, как коммерческие, так и государственные, которые сейчас значительно превышают средние за последние пять лет. Очень удачно будет распродана купленная в них нефть, в т.ч. половина государственных запасов нефти США, которую сланцевая нефтедобыча сделала избыточной, будет продана по очень высокой цене. США накопили 1,3 млрд баррелей запасов, Европа — более 1,1 млрд, Китай — 0,39 млрд, Япония — 0,13 млрд. Так же еще около 0,1 млрд баррелей находится в хранилищах крупнейших нефтяных хабов — Сингапуре и Амстердаме.

Как видите, совокупных накопленных запасов хватит что бы покрыть 8 месяцев без экспорта из воюющей «тройки».

За это время война либо завершится сама — что практически невероятно для религиозной войны, либо ее завершат иностранным вмешательством. Как по сути завершили ирано-иракскую войну США, сначала введя в Персидский залив свой флот для охраны танкеров с нефтью, а затем нанеся удар по двум основным базам Ирана, где базировались используемые при атаках на танкеры силы. Скорее всего мировые державы не будут дожидаться исчерпания запасов нефти и нефтепродуктов и тем или иным способом завершат войну раньше.

Но за те несколько месяцев, что продлится война нефтедобывающие мощности ее участников будут основательно разрушены, зато в тех же США резко вырастет добыча и экспорт:

- первыми вступят в строй уже пробуренные, но оставшиеся без ГРП скважины (имеющийся в настоящий момент дефицит оборудования для проведения гидроразрыва пласта будет восполнен за очень короткие сроки методами «военного времени»), это в очень короткие сроки нарастит добычу более чем на миллион баррелей,

- резко вырастет бурение, ведь при ценах в районе $100 становятся выгодными практически все скважины, ежемесячный прирост добычи скаканет с нынешних 100 000 баррелей в день, к четверти миллиона,

-страны ОПЕК откажутся от снижения добычи и на 100% задействуют все свои (не такие уж и большие) свободные мощности,

-вслед за ними это сделает и Россия, вернув на рынок 300 000 баррелей в день,

- если подключится Канада, то и без того невеликий экономический рост в мире испытает шоковое воздействие от выросшей в разы стоимости нефти и мировое потребление нефти несколько сократится.

По окончании конфликта его участники вернут на рынок от трети до половины довоенного объема поставок (будут задействованы неразрушенные и минимально пострадавшие мощности) — произойдет это на горизонте в 9-12 месяцев с начала конфликта.

Где-то через 18-24 месяца с начала войны, благодаря снижению дефицита в несколько раз, цена на нефть упадет до «вменяемых» $75-80 за баррель.

Затем — с восстановлением пострадавших мощностей образуется серьезный избыток предложения, который толкнет нефть к нынешним значениям и ниже. Пережить падение цены нефтедобывающей промышленности поможет хеджирование, которое (временно) сделает ее значительно менее чувствительной к изменению стоимости нефти.

Итогом войны станет: потеря ее участниками значительной части рынка с фактической передачей ее США, Канаде и в меньшей степени России, которая и так качает на пределе своих возможностей, плановый отказ наиболее пострадавших от дефицита нефти стран Азии, в первую очередь Китая и Японии, от автомобилей с ДВС, резкое принудительное ускорение перевода автопарка этих стран на электродвигатель (и гибридные модели). Обнадеживает то, что власти Ирана и Саудовской Аравии понимают последствия, которые несет их странам война, не хуже меня и есть надежда что это послужит для них сдерживающим фактором.