Ответ за хакеров: как очередные санкции повлияют на рубль и банки - Компании
$59.31
67.47
ММВБ1891.98
BRENT47.24
RTS1002.83
GOLD1249.62

Ответ за хакеров: как очередные санкции повлияют на рубль и банки

читайте также
+1507 просмотров за суткиВозвращение Сити: почему активизировались сделки в элитных новостройках +1960 просмотров за сутки«Свободного рынка газа в стране нет»: «Газпром» планирует выйти из бизнеса в Турции +5413 просмотров за суткиЖестокий бизнес: как сажают в тюрьму предпринимателей в России +3041 просмотров за суткиPetya в «Роснефти»: нефтяная компания пожаловалась на мощную хакерскую атаку +861 просмотров за суткиЗлоупотребили доминированием: Еврокомиссия оштрафовала Google на €2,42 млрд +336 просмотров за суткиДостоверно и систематически: правительство поручило добиться отчетности «Роснефтегаза» +346 просмотров за суткиПервый элемент: чем водород полезен для газовой промышленности +212 просмотров за суткиМутная сделка: Алишер Усманов не продал, а Михаил Гуцериев не купил +90 просмотров за суткиДоля в 99,999989%: подконтрольный «Роснефти» ВББР получил акции банка «Пересвет» +123 просмотров за суткиТревожные знамения: пять признаков того, что у вас «отжимают» бизнес +71 просмотров за суткиВозвращение Испании: где искать объекты для вложений +104 просмотров за суткиРеновация или деградация: кому на пользу новый закон? +64 просмотров за суткиГазовая биржа нужна больше регуляторам, чем рынку +50 просмотров за суткиВойна с «жирными котами»: почему не нужно помогать валютным ипотечникам +38 просмотров за суткиЛови краба: глава Росрыболовства о квотах на вылов приморского краба и борьбе с браконьерством +26 просмотров за суткиПоздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации? +40 просмотров за суткиРазочарование госкомпаний: они сократили выплаты дивидендов +13 просмотров за суткиВ «молоко»: почему деньги государства не доходят до производителей +25 просмотров за суткиНефтяные клещи: цена зажата войной и жадностью членов ОПЕК +15 просмотров за суткиСценарий войны на Ближнем Востоке: что будет с ценами на нефть

Ответ за хакеров: как очередные санкции повлияют на рубль и банки

Фото Tomohiro Ohsumi / Getty Images
Американские сенаторы вводят новые ужесточения на фоне трудного положения на рынке — иностранцы владеют третью рынка ОФЗ, а рубль переоценен на 10-12%

США формально еще не ввели новые санкции, но уже нет сомнений, что принятый в среду проект Конгресса пройдет все согласования. Трамп вряд ли рискнет наложить вето, т. к. в этот раз причина санкций отлично обоснована для американцев — не далёкий непонятный российский Крым, а русские хакеры в избирательных участках США. Параметры  санкций (по мере важности для РФ):

  • Поручить Минфину США за 180 дней подготовить проект ограничений инвестиций в российские гособлигации и производные (CDS, например) – де-факто, американцам и «зависимым» дали полгода на выход из российских ОФЗ и евробондов.  
  • Сократить допустимую дюрацию долгового финансирования санкционных банков с 30 до 14 дней, а нефтегазовых компаний с 90 до 30 дней.
  • Запрет президенту в одностороннем порядке и без согласия Конгресса снимать существующие санкции, которые кодифицируют в единый закон, – это окончательно хоронит надежды оптимистов на «большую сделку» по Сирии/Украине/санкциям.
  • Новые ограничения на продажу России технологий, нужных для добычи углеводородов.
  • Секторальные санкции предполагается расширить на металлургию, морской и железный транспорт. Деталей пока не предоставлено, но более всего это коснется госкомпаний.
  • Расширение круга подсанкционных лиц и компаний за счёт причастных к операциям в Сирии, кибератакам, спецслужбам и прочим коррупционным действиям (любопытно включение пункта о коррупции при приватизации — интересно, начиная  с какого года?).

Кто всё это «заказал»? Единодушное (всего два голоса против) голосование говорит о том, что это консолидированная позиция всех политиков, т. е. конгрессмены уверены, что это то, чего от них ждут избиратели. Началось это с компании демократов, но затем, из-за «вмешательства русских» в избирательную компанию (через попытки влезть в базу данных), это движение приняло системный характер. Такая позиция почти всего Конгресса понятна: «Россия покусилась на святое».

Докажут ли, были ли «русские хакеры», пока не ясно, но уже понятно, что России тут «не повезло» — противники с американской стороны неожиданно оказались упрямыми и «идейными».  А невысокое экономическое значение России для США (намного ниже политического веса) означает, что в нас там никто не заинтересован, кроме нескольких нефтяных и сервисных компаний. Всего 2% доли России в мировом ВВП и отсутствие экономических интересов у тех, кто обычно лоббирует в Конгрессе, привело к тому, что нас на Капитолии защитить некому.

Рассмотрим эффект первых двух, самых опасных элементов новых санкций на российскую банковскую систему, экономику и фондовый рынок.

Рынок госдолга и рубль

Новый закон пока не вводит прямого запрета на покупку американцами (а де-факто, всеми инвесторами, торгующими из или через США) российских гособлигаций, но посыл очевиден – это решение не за горами, и кто не успеет продать до этого времени, тот сам виноват. Прогноз моментальных последствий санкций делать не просто. Ведь после санкций за присоединения Крыма вскоре начался приток американских денег из хедж-фондов в российские акции, а после девальвации и повышения ставки ЦБ начался массовый приток средств в ОФЗ (для carry trade). Жадность инвесторов превышала страх, да и ставки в мире продолжали снижаться.

А сейчас можно вспомнить, что при такой же цене нефти в ноябре 2016 рубль был 64-66 за доллар. Вот это первый ориентир, куда сейчас дойдем. Но в ноябре 2016 года не было таких вложений в ОФЗ – именно они и стали причиной переоцененности рубля на 10%. Теперь исход иностранцев из ОФЗ станет причиной падения курса рубля. Более того, рынок валюты входит в период плохой сезонности по счету текущих операций (середине года счёт обычно вдвое ниже, чем в 4-м и 1-м кварталах) – приток валюты от экспорта почти весь уйдет на импорт товаров и услуг (туризм).

И вот в такой сезон мы входим с рекордной 30% долей иностранцев в ОФЗ и переоцененным на 10-12% рублем. Даже с поправкой на фактор завышенного спроса на российские гособлигации под carry trade (мы его высчитывали через CDS), переоцененность рубля остается на уровне 7,5%. А если предположить, что за полгода примут-таки санкции на российский госдолг, то тогда CDS вернутся на как минимум уровень до победы Трампа, т. е. с текущих 165 б. п. на 220-240, что даже при росте цен на нефть к $60 за баррель оставит справедливый курс рубля на уровне 64-67 рубля за доллар (а при нефти в $50 будем иметь 70-73,5 руб.).

Банковская система

Основной удар по российским банкам будет первоначально нанесен через регулирование. И придется в этот раз на те из них, кто обслуживает подсанкционные компании. Им будет труднее привлекать краткосрочное фондирование для кредитование госкорпораций, особенно в части торгового финансирования, где сокращение сроков разрешенного кредитования чувствительно.

Кроме того, усилится контроль за платежами российских компаний и на этой почве запугают иностранные банки, работающие в России (скорее всего, пойдет новая волна публикаций про то, что якобы такие банки помогали «подсанкционным» русским или что-то «отмывали» — отсыл к этой практике есть в новом законопроекте). Постараются запугать и азиатские расчетные центры (Гонконг, Сингапур, Дубай), чтобы там не только европейские, но и местные банки не принимали на себя расчеты россиян, выгоняемых из Европы и США.

Трудности с финансированием (14 дней вместо 30) первоначально также больше ударят по банкам. Пока — в ограниченном масштабе, т. к. в России пока еще избыток валютной ликвидности за счет притока средств иностранцев в ОФЗ, сезонно позитивного сальдо счета текущих операций и потери интереса населения к валюте. Затем и стоимость кредита в реальном секторе повысится, т. к. сократиться объем межбанковского кредитования, а избыточная ликвидность уйдет в валюту.

При этом не стоит ждать банковского кризиса, сопоставимого с 2008 и 2014 год, т. к. с 2014 года российские банки перевернулись в «чистые кредиторы мира», и на начало года нашим банкам иностранцы были должны почти на $50 млрд больше, чем мы им, – благодаря санкциям, вынудившим банки гасить свои внешние долги. И это очень сильно контрастирует с тем, что было перед 2008 годом (были нетто заемщиками на $125 млрд) и даже в 2014-м (там больше долг был у корпораций, а не банков). Абсолютный размер внешнего долга — достаточно большой ($170 млрд), но из них только $31 млрд — краткосрочные обязательства,  а по глобальному межбанку — только $22 млрд. Поэтому такое неполное закрытие долларового финансирования (оставили открытым overnight и недельную ликвидность, а банки вне санкционного листа не имеют ограничений на привлечение капитала) пока не нанесет непоправимого ущерба банковской системе.

Однако ЦБ придется менять свою сверхжесткую ДКП и увеличивать объёмы финансирования некоторых из санкционных банков. Возможно, даже создать на базе «частного» банка центр поддержки внешнеторговых операций для попавших под ограничение нефтегазовых компаний.

Экономика

Импорт каких технологии ограничат, будет понятно через несколько месяцев. Скорее всего, продолжится усиление контроля за передачей любых технологий, связанных с ИТ, космосом, авиацией. Возможно и одно позитивное последствие — может быть, от «Роснано» на время отстанут с проверками, т. к. скоро эта организация останется единственным «приличным» в РФ (с точки зрения западной «общественности») импортером технологий и know how.

Можно также ожидать, что российский большой бизнес будет ускоренными темпами защищаться от западных и российских властей одновременно. Наиболее яркий пример проблем «для всех» — новый виток «топорной деофшоризации», выражающийся, например, в продвижении запрета для офшорных компаний участвовать в приватизации в РФ. Очевидная направленность такого законопроекта против «своих» будет оправдываться «необходимостью знать бенефициаров», но фактически приведет к ускорению уже не только оттока российских частных капиталов за рубеж, но и к легализации его в тех же США и ЕС в целях большей защищенности инвестиций в Россию.

Выводы

Новые санкции не разорят экономику и банковскую систему РФ. Пока они не касаются госдолга и экспорта энергоносителей (тут вряд ли Германия поддержит). Но эффект для финансовых рынков может оказаться сопоставимым с худшими эпизодами 2014-2016 годов:

- Отток средств из ОФЗ приведет к росту ставок на 1-2 пп (после финального их снижения на снижении ставки ЦБ РФ).

- Еврооблигации РФ также подешевеют, а CDS на них вырастут обратно к уровням 220-240.

- Рубль подешевеет на 15-20%, растеряв всю свою переоцененность к нефти.

- РТС уже потерял все свои «достижения» после избрания Трампа и первой сделки ОПЕК и теперь может вернуться в диапазон 850-950 (2-3 кв. 2016 года).

Что стоит предпринять властям для подготовки к новому витку санкционной и финансовой войны с Западом? Видимо, на то есть максимум полгода, и правительству можно порекомендовать:

- Срочно возобновить процесс накопления резервов ЦБ, благо рубль сильно переоценен – задачу вернуться к $500 млрд никто не отменял (сейчас $408 млрд),

- Ускорить цикл снижения ставки, чтобы поддержать экономику и банковский сектор, а также иметь больше простора для защитного повышения ставки, когда начнется «наезд» на рубль в конце года из-за исхода иностранцев из ОФЗ,

- Перейти к режиму устойчиво недооцененного курса рубля, чтобы иностранцам невыгодно было «выходить», импортозамещение получило новый импульс и чтобы не было проблем с бюджетом,

- Подготовить форму валютного контроля для иностранных (видимо, в первую очередь — американских) инвесторов, которая бы ограничивала возможность вывода спекулятивного капитала. Например — через высокий налог на репатриации средств от продажи ОФЗ, если период их удержания меньше трех лет.