Газовая биржа нужна больше регуляторам, чем рынку

Кирилл Родионов Forbes Contributor
Фото Bloomberg via Getty Images
Несмотря на двукратный прирост торгов, биржа по-прежнему мало востребована среди производителей и потребителей газа

По итогам прошлого года объем газовых торгов на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) увеличился вдвое, сообщил в конце мая начальник управления ФАС Дмитрий Махонин на конференции «Российский рынок газа. Биржевая торговля». Если в 2015 году на бирже было продано 7,7 млрд куб. м газа, то в 2016-м – уже 16,8 млрд куб. м. Количество же заключенных договоров выросло более чем в пять раз – 6036 против 1181.

Однако среди потребителей биржа по-прежнему остается слабо востребованной. В 2016 году максимальное месячное число компаний-покупателей увеличилось с 44 до 70 (здесь и далее — данные СПбМТСБ, если это не оговорено отдельно). Капля в море, учитывая, что эти 70 компаний обслуживают лишь 380 потребителей, тогда как их общее по стране количество достигает 330 тыс. (оценка PwC).

К бирже нет высокого интереса и со стороны производителей. В торгах доминирует «Газпром», использующий их, в первую очередь, для продажи газа по нерегулируемым ценам собственным «дочкам» — региональным газораспределительным компаниям (РГК), на которые в 2016 году пришлось 53% покупаемого на бирже газа. Доля же «Газпрома» в общем объеме поставок газа на биржу выросла с 59% в 2015 году до 65% в 2016-м и 86% по итогам первых четырех месяцев 2017-го.

В январе «Газпром» и вовсе остался на торгах почти один: на долю монополии пришлось 98% поставок. В условиях зимних холодов «Роснефть» и «Новатэк» продавали почти весь имевшийся у них газ по прямым контрактам, а «Лукойл» не присутствовал на бирже как до, так и после окончания отопительного сезона. Объемы продаж на бирже будут определяться с учетом выработки газа потребителями, подчеркивал в январском интервью «Интерфаксу» предправления «Новатэка» Леонид Михельсон. Однако и по окончании зимы компания оставила приоритет за прямыми долгосрочными контрактами. Приоритетом они являются и для «Роснефти» — об этом на конференции заявлял ее представитель Сергей Конаков.

Запуск торгов должен был привести к появлению ценового индикатора, который участники рынка смогли бы использовать после либерализации цен на газ, ранее запланированной на 2018 год. К сегодняшнему дню биржа таким индикатором не стала: даже прошлогодний объем торгов в два раза уступает тому, что был заложен в постановлении правительства № 323 от 16 апреля 2012 года, по которому «Газпром» и независимые производители должны были поставлять на биржу по 17,5 млрд куб. м газа.

Во многом с этим и связан перенос либерализации: в мае правительство поручило ФАС подготовить поправки к постановлению о регулировании цен на газ (№1021), которые бы позволили сохранить госконтроль над оптовыми тарифами «Газпрома» после 2017 года. Либерализации сопротивляются независимые производители, которые не без оснований полагают, что это даст преимущество «Газпрому» с его монополией на транспортировку газа. В силу этого ФАС собирается отпустить цены на газ лишь в нескольких регионах Западной Сибири (Тюменская область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа), где сосредоточены основные добывающие мощности компаний-производителей и где тарифы на транспортировку газа являются минимальными.

Помочь увеличить объемы торгов отчасти может совместный приказ ФАС и Минэнерго, который обяжет компании продавать минимальные объемы добываемого газа на бирже. Проект приказа был готов еще год назад – тогда нижний порог был определен в 6% добычи для «Газпрома» и в 10% добычи для независимых производителей. Минэнерго уже готово подписать документ, заявил на конференции Махонин, однако обязательства для компаний вступят в силу лишь с 2020 года.

Простимулировать торги позволит и увеличение длительности контрактов, чтобы участники рынка могли заключать их не только на сутки или на ближайший месяц, но и на любой месяц года. Той же цели поспособствует и отмена правила паритета, по которому «Газпром» может поставлять на биржу не больше, чем независимые производители. Наконец, участникам торгов нужно разрешить перепродавать газ, приобретенный как на бирже, так и на неорганизованном рынке – сейчас они таким правом не обладают.

Однако даже эти меры не решат ключевую проблему – низкую заинтересованность в бирже со стороны производителей и потребителей газа. Преодолеть ее можно будет лишь за счет демонополизации в сегменте газодобычи и обеспечения равного доступа производителей к «трубе». И пока правительством этого не будет сделано, в бирже будут заинтересованы преимущественно регуляторы, для которых она сейчас служит символом движения отрасли в сторону конкурентного рынка. Хотя на деле газовая промышленность не очень далеко ушла от модели советского отраслевого министерства с балансовыми поставками газа по регулируемым ценам.

Новости партнеров