Ахиллесова пята: почему нужно сворачивать банковские слияния

Максим Осадчий Forbes Contributor
Статуя «Умирающий Ахиллес» (Эрнст Хертер, 1884. Дворец Ахиллеон, остров Корфу, Греция). Фото DR
Основную угрозу стабильности финансовой системы России представляют вовсе не малые и средние банки, которые так усердно вычищали в последние годы, а крупные

Весной Банк России отправил на санацию банк «Пересвет» (перед введением временной администрации занимал 45 место по активам), лишился лицензии Татфондбанк (42 место). Только что рухнула «Югра» (29 место). А на горизонте уже маячат айсберги из топ-20. Дальше в лес – больше дров. Высока вероятность того, что и другие крупные банки могут повторить судьбу «Пересвета» или «Югры». В случае банков-голиафов bail in не спасет – ведь ЦБ придется изыскивать уже не сотни миллиардов рублей, как сейчас, а триллионы для выплат страхового возмещения вкладчикам рухнувших банков.

Институт государственного страхования вкладов подвергается тяжелому испытанию. Равно как и модель негосударственного банкинга в России. Вероятно, государство вынуждено будет отказаться от нынешней практики, когда введение моратория на удовлетворение требований кредиторов банка является страховым случаем, и выплата страхового возмещения по вкладам будет осуществляться только в случае отзыва лицензии.

Кампания зачистки банковского сектора, как это ни парадоксально, способствует снижению его устойчивости. Если банк серьезно пошатнулся, то банкир, вместо того, чтобы изо всех сил спасать банк, выводит из него активы, так как знает, что регулятор, вместо исполнения функции «кредитора последней руки», добьет предписаниями пошатнувшийся банк.

Ориентация на неограниченное укрупнение банков оказалась ошибочной и опасной. Например, за период активной экспансии – с 2013 по 2015 год – активы «Югры» выросли в 38 раз. В итоге АСВ выплачивает 170 млрд рублей вкладчикам этого банка. Доукрупнялись.

За период с 1 июля 2008 года по 1 июля 2017 года среди банков, чьи активы на 1 июля 2017 года превысили 1 трлн рублей, наиболее агрессивно росли Бинбанк (его активы выросли в 26,3 раза), Московский Кредитный Банк (в 22,5 раза) и банк «Открытие» (в 11,6 раза). За эти 9 лет активы банковского сектора России выросли всего в 3,5 раза. Помимо распространенной схемы экспансии с помощью «включения пылесоса», как в случае «Югры» или Мособлбанка, активно используется схема экспансии путем слияний и поглощений.

Кто несет ответственность за эту опасную экспансию? В конечном итоге за все эти фокусы стремительной банковской экспансии платит государство. Еще более удивительна ситуация, когда государство само финансирует банковскую экспансию. Например, в мае 2014 года СМП Банк получил на санацию Мособлбанк, которому АСВ предоставило заем в размере 168,4 млрд рублей под 0,51% годовых сроком на 10 лет. Капитал Мособлбанка до сих пор рекордно отрицательный – минус 121,9 млрд рублей на 1 июля. Аналогичен казус банка «Траст», который санируется «Открытием» с декабря 2014 года. Капитал «Траста» – минус 80,2 млрд рублей. АСВ предоставило заем «Трасту» в размере 99 млрд рублей.

Не пора ли задуматься о том, что основную угрозу стабильности финансовой системы России представляют вовсе не малые и средние банки, которые так усердно уничтожали последние годы, а крупные банки? И не пора ли жестко ограничить возможности для их экспансии, осуществляемой, например, с помощью сделок слияния и поглощений?

Новости партнеров