Возвращение сберкасс: закрывается эра банковской конкуренции

Фото Максима Блинова / РИА Новости
Ситуация вокруг крупнейших частных банков продолжает будоражить банковское сообщество

После отзыва лицензии у частного банка «Югра», входившего в топ-30 по активам, банковское сообщество взбудоражено мыслью, что за ним могут последовать и более крупные банки. Высказываются самые различные версии происходящего, делаются прогнозы на будущее. «Принимаются ставки» как на отзыв лицензий, санацию, а также на лайт-вариант – докапитализацию банков заинтересованными инвесторами, смягчение требований по нормативам и пр.

Между тем, в этой истории есть еще один, малообсуждаемый, но примечательный момент. Дело в том, что, отзыв лицензии у какого-то банка, находящегося в числе лидеров, может обернуться не только громадным финансовым ущербом (его размер может «посрамить» даже нынешних рекордсменов – Татфондбанк, «Югра», Внешпромбанк, Росинтербанк и др.), но и открыть-ознаменовать новый этап очевидной трансформации российской банковской системы.

На первом этапе, в 2013-2016 г.г., массовый отзыв лицензий затронул, прежде всего, бизнес малых и средних банков. В этой фазе уход их с рынка сопровождался ожесточенной схваткой за их клиентуру — т.н. «юриков» — учреждения, предприятия, компании т.д. — между более крупными кредитными организациями из топ-100. Они не только охотно принимали так сказать «беженцев» из рухнувших финансовых институтов, но и усиленно переманивали этих клиентов из пока еще достаточно устойчиво работающих на рынке других банков (дескать, «им тоже уже недолго осталось…»)...

На втором этапе, в 2016-2017 г.г., участившийся отзыв лицензий у банков из топ-100 и выше побудил к бегству клиентов-юрлиц уже и из этой категории достаточно серьезных по российским меркам кредитных учреждений. Часть таких «юриков» переместилась на обслуживание в уровень банков из топ-50 и выше.

Отзыв лицензии (или даже введение внешнего управления, санация и прочее) у крупного банка фактически будет означать начало завершения кампании по уничтожению частного финансового сектора в России вообще, создание или точнее реставрация прежней модели, в которой остаются лишь госбанки, делящие между собой различные отрасли экономики и сферы обслуживания.

Недоверие субъектов предпринимательской деятельности ко всем негосударственным финансовым институтам достигнет апогея и приведёт к массовому исходу из них в госбанки, квазигосбанки (в той или иной степени аффилированные с государством) и в «дочки»-нерезиденты (пока и этих «иностранцев» не изгонят с рынка под натиском лоббизма «отечественных» гигантов). Полагаем, все они уже готовят «парадные сени» для торжественной встречи своих новых и новых волн «прихожан»-клиентов.

Именно между этим «кланом» вышеназванных групп банков на заключительном этапе этой эволюционной драмы развернется, а, по сути, уже разворачивается схватка за доминирование на рынке, за привлечение свои «чертоги» все новых и новых масс разочаровавшихся в надежности всего частного банковского бизнеса клиентов-«юриков». Чем больше с рынка уходит банков, тем алчнее аппетиты остающихся на нем «китов» и яростнее конкуренция между ними за «поедание» выносимого из частного банковского бизнеса клиентского планктона.

Сегодня, подстраиваясь под нынешнюю риторику и тактику регулятора, крупнейшие финансовые институты ратуют за «добросовестность банковского бизнеса», за «чистоту банковского сообщества», за наведение порядка в нем. За скобками остаются истинные интересы этой «солидарности» — борьба за клиентуру гонимых с рынка кредитных учреждений. А поскольку нынешнее состояние экономики не генерирует ни новых стимулов к росту, ни новых предпринимательских инициатив, и, соответственно, новых корпоративных клиентов почти не появляется, то борьба за тех, кто еще пока остаётся в активной фазе своего бизнеса, будет только обостряться. Создается впечатление, что гиганты банковской индустрии скорее аплодируют уходу (изгнанию) с рынка своих «братьев-меньших» (мирясь до поры до времени с существованием своих ключевых конкурентов), нежели «горюют» по ним.

Стоит ли удивляться тому, что даже попытки противодействовать этому натиску «тиранозавров», воспринимаются ими как неуместный бунт с соответствующим устранением мятежников и возглавляемых ими структур с лоббистского поля. Сегодня в России стремительно монополизируется все, даже мнения, суждения и взгляды. В угоду своему корпоративному росту, усилению доминирования, монополистическим целям, крупнейшие финансовые институты готовы организовать атаку и принести на жертвенный алтарь и демократические ценности, и рыночные принципы, и нормальную общественную дискуссию, и право выражать и защищать свою позицию. Даже понятное и простое желание изложить иную, некомфортную для «капитанов банковского бизнеса» оценку текущей ситуации, выступить в защиту свободной и равносправедливой конкуренции на рынке воспринимается ими как «оскорбление», приводит в бешенство и подвигает к остракизму осмелившейся на эту попытку персоналия или возглавляемого им объединения участников рынка.

Похоже, сегодня на долю большинства представителей финансового сообщества достается лишь пассивная роль наблюдателя этого все более отчетливого перехода к одноуровневой, «псевдо-советской» системе «сберкасс» (пусть и на высоком «облачном», или даже заоблачном цифровом уровне), «промстройбанков», «жилсоцбанков», «сельхозбанков» и «внешэкономбанков».

Мы становимся свидетелями закрытия эры развития банковского бизнеса на принципах свободной и одинаково справедливой для всех его участников конкуренции.

Новости партнеров