Forbes
$64.8
71.14
DJIA18570.85
NASD5100.25
RTS935.98
ММВБ1926.9
Мария Абакумова Мария Абакумова
редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Предвыборная стройка: кого допустили до 1 трлн рублей, обещанного на метро в Москве

Предвыборная стройка: кого допустили до 1 трлн рублей, обещанного на метро в Москве
Фото Артема Голощапова для Forbes
Власти Москвы собираются потратить на новые линии и станции метро больше 1 трлн рублей. Среди допущенных к освоению этих денег случайных нет

Строительную площадку новой станции «Петровско-Разумовская» Люблинско-Дмитровской линии окружает стихийный рынок. Начальник участка встречает нас в резиновых сапогах, спецовке «Мосметростроя» и белой каске, он пробирается по узким коридорчикам между прилавками с кожаными куртками, ботинками и другим ширпотребом. «Уже давно обещают это безобразие закрыть», — ругается Валерий Иванович. Старая «Петровско-Разумовская» заработала в 1991 году. Она проектировалась как пересадочная, рядом была запланирована еще одна станция, но распался Советский Союз, финансирование резко сократилось, и строительство второй станции было законсервировано. Площади вокруг станции и саму стройплощадку сдали в аренду под рынок, торговцы складировали свои товары даже в помещении, именуемом «душкомбинат» (строители там могут переодеться, пообедать и т. д.). Но прошло 20 лет, и на территории снова появились работники «Мосметростроя», душкомбинат избавился от залежей тряпья, и снова загрохотала по старинке устроенная шахтерская клеть, в которой строители спускаются в тоннель на глубину 65 м. Стройка ожила. 

Сразу после прихода к власти в городе Сергея Собянина объемы ежегодного финансирования строительства метро из бюджета выросли как минимум в два, а в 2013 году и в три раза. В 2012-м город выделил 100 млрд рублей, в планах на ближайшие три года финансирование — 140–170 млрд рублей в год. Юрию Лужкову такое и не снилось — при нем тратили по 20–40 млрд. На сотнях стройплощадок уже работают 21 000 человек. Под землей круглосуточно врезаются в грунт 13 тоннелепроходческих механизированных комплексов (ТПМК). Сергей Собянин обещал построить 75 км метро за пять лет, то есть среднегодовой объем ввода должен составить 15 км. В 2011 году ввели 4,5 км, в 2012-м — 8,5 км, ускоряться приходится вдвое каждый год. 

Бурная активность строителей нравится далеко не всем. Сопротивляются собственники участков и владельцы недвижимости, которую приговаривают к сносу, проводят протестные кампании жители московского юго-запада и защитники Битцевского парка. Корреспонденты Forbes спустились на глубину 84 м, чтобы разобраться, как строится новое московское метро, кому оно не нравится и кто на нем зарабатывает. 

Откуда берутся подрядчики

Метро трудно строить незаметно. Приходится перекрывать улицы, рыть огромные ямы, переносить коммуникации, и, хотя основные работы и гигантские тоннелепроходческие щиты скрыты под землей, на поверхности остается достаточно техники, привлекающей внимание. Тем не менее собрать информацию об объектах строительства метрополитена — задача непростая. Несколько частных компаний-подрядчиков, получив запросы от Forbes, согласились на встречу только с одобрения департамента строительства Москвы, возглавляемого Андреем Бочкаревым. «Это его устное распоряжение: никаких контактов с прессой без ведома департамента», — сказал сотрудник одной из компаний-подрядчиков. Строительная компания УСК «Мост», которая в 2011–2012 годах освоила на строительстве метро 12 млрд рублей и стала четвертым крупнейшим подрядчиком после «Мосметростроя», «Трансинжстроя» и «Ингеокома», в последний момент от общения отказалась, как утверждают ее сотрудники,  по прямому указанию владельцев компании Владимира Костылева и Евгения Сура. С 2012 года 25% в этой компании принадлежит основателю нефтетрейдера Gunvor и знакомому Владимира Путина миллиардеру Геннадию Тимченко.

Можно ли в современном мире распределять бюджетные подряды на десятки миллиардов рублей без тендеров и конкурсов? В Москве это оказалось возможным. Частные «Мосметрострой», «Трансинжстрой», «Ингеоком», «Бамтоннельстрой» и государственный «Казметрострой» получили подрядов более чем на 100 млрд рублей, пройдя так называемую «процедуру предквалификационного отбора». Заказчиком и распорядителем бюджетных средств выступала мало известная широкой публике компания «Мосинжпроект»— институт, который при Лужкове довольствовался скромной ролью проектировщика подземных сооружений и инженерных коммуникаций, а к метро никакого отношения не имел. В 2010 году выручка «Мосинжпроекта» была 1,2 млрд рублей, в 2011 году — уже 15,8 млрд. Всего до конца 2014 года компания планирует освоить в качестве генподрядчика по проектно-изыскательским работам 68 млрд рублей, а по строительно-монтажным — 292 млрд рублей. С выручкой 70 млрд в год «Мосинжпроект», будь он частным, занял бы высокое место в рейтинге частных компаний Forbes. 

Как небольшая проектная организация меньше чем за два года превратилась в гиганта, на которого работают бывший монополист по строительству метро компания «Мосметрострой» и по проектированию — «Метрогипротранс»? Расположенный в уютном особняке близ Чистых прудов, «Мосинжпроект» в этом году отмечает 55-летие. Его специалисты разрабатывали документацию по реконструкции Манежной площади, тоннелей под площадью Гагарина, Кутузовским проспектом и многим другим подобным сооружениям. «Диаметр подземного коллектора — четыре метра, диаметр тоннеля метро — шесть, — рассказывает в интервью Forbes руководитель департамента строительства Москвы Андрей Бочкарев. — Очень похоже. Мы искали компании, которые разбирались бы в подземных сооружениях. Поэтому на базе «Мосинжпроекта» формируется большая организация, которая будет заниматься проектированием, закупкой оборудования и строительством объектов». В качестве примера московские чиновники ссылаются на опыт Мадрида, где за последние 20 лет сеть метро растет быстрее, чем в других столицах Европы. Еще в 1970-х и 1980-х годах строительство подземки буксовало, а заработало все только после создания единого государственного оператора — компании Metro de Madrid. 

До 2011 года за проектирование метро в Москве отвечала компания «Метрогипротранс». Именно этот институт выступал генеральным проектировщиком всех станций и линий. Почему не на его базе решили строить русский аналог Metro de Madrid? «Мосинжпроект» до 2010 года оставался ГУПом, а сейчас является открытым акционерным обществом, 100% которого принадлежит Москве. А «Метрогипротранс» подконтролен Валерию Абрамсону и Артуру Минцу, которые вместе с Романом Абрамовичем были совладельцами ЗАО «Инфраструктура», компании, которая строила один из первых и крупнейших в Москве проходческих щитов. «Деятельность «Мосинжпроекта» абсолютно прозрачна и контролируется департаментом строительства Москвы», — объясняет Андрей Бочкарев. Тем не менее найти в открытых источниках информацию о распределении подрядов на строительство метро Forbes не удалось. На сайте «Мосинжпроекта» в разделе «Закупки» выложена информация о небольших закупках (например, автомобиля Nissan Teana или компьютерной техники) на сумму менее 1 млрд рублей. На сайте госзакупок по 223-ФЗ информации не больше. 

В действительности схема финансирования строительства метро выглядит так, объяснил Forbes заместитель мэра Москвы по строительной политике Марат Хуснуллин. Город сделал взнос 150 млрд рублей в уставный капитал ГУП «Московский метрополитен», которое стало основным заказчиком строительства и объявило конкурс по выбору управляющей компании для проектирования и строительства линий и станций. Конкурс выиграл «Мосинжпроект», причем других претендентов не нашлось. Почему? В «Метрогипротрансе» отказались от комментариев. «Никакая другая компания не справилась бы с такими объемами», — уверен Андрей Бочкарев. А «Мосинжпроект» справляется? «Это формирующаяся структура сильного проектного управленца, — дипломатично комментирует вице-президент компании «Ингеоком» Сергей Кидяев. — Они сформируются, но на это нужно время». Тем временем проектную документацию для объектов «Ингеокома» в действительности разрабатывает «Метрогипротранс», в котором до 1995 года работал председатель совета директоров компании и потомственный метростроевец Илья Маковский.

Ставший подрядчиком ГУП «Московский метрополитен» и управляющей компанией по проектированию и строительству метро, «Мосинжпроект» провел в 2011 году ту самую процедуру «предквалификационного отбора», в ходе которой определились пять крупнейших на сегодня подрядчиков строительства метро. «Мы собрали все организации, способные строить метро, — объясняет Марат Хуснуллин. — Выезжали к каждой, смотрели, какие работники у них есть, какая техника». По какому именно принципу «СК Мост» назначали строить Таганско-Краснопресненскую линию, а «Казметрострой» — Бутовскую, он не объясняет. «Раздача слонов» выглядела бы приличнее, если бы провели хоть какой-то тендер или конкурс. Но чтобы сделать это по 94 или 223-ФЗ, нужен весь комплект проектно-сметной документации, прошедший экспертизу, а на разработку документации на 75 км и 37 станций (именно такой объем распределил «Мосинжпроект») потребовалось бы минимум два года. Сергею Собянину, которому в 2015 году идти на выборы мэра, метро нужно было гораздо быстрее.

«Как раньше строилось метро? Планировались трассы, потом готовилась документация, потом освобождалась площадка, и начиналось строительство, — объясняет Сергей Кидяев из «Ингеокома». — А сегодня проектирование и строительство идет фактически параллельно. Совершенно беспрецедентная ситуация». В этой «беспрецедентной ситуации» Ростехнадзор уже оштрафовал «Ингеоком» как подрядчика строительства линии «Парк Победы» — «Деловой центр» за работы без завизированной Главгосэкспертизой проектной документации. Дело рассматривал Московский арбитражный суд. Ссылки «Ингеокома» на то, что он является субподрядчиком, а обязанность предоставить документацию лежит на заказчике ГУП «Московский метрополитен» и генподрядчике «Мосинжпроект», на судью не подействовали. Он постановил оштрафовать компанию, принадлежащую семье Михаила Рудяка, на 50 000 рублей. Стройка, разумеется, не останавливалась.

Гендиректором «Мосинжпроекта» до недавнего времени оставался Геннадий Рязанцев, работавший здесь с 1969 года. Впрочем, в 2011 году в институте появилась должность заместителя директора по строительству. Им стал Константин Матвеев, ранее возглавлявший ООО «Нефтегазинжиниринг» (Татарстан). Эта компания была генподрядчиком строительства комплекса нефтеперерабатывающих предприятий «Танеко» в Татарстане. Курировал стройку тогда министр правительства республики, а ныне глава московского стройкомплекса Марат Хуснуллин. «Матвеев в чистом поле построил нефтехимический завод, какого нет в России, — объясняет Хуснуллин. — Управленцев такого уровня я и пяти не назову». На сайте «Мосинжпроекта» Матвеев называется уже гендиректором всей компании. Запрос Forbes компания переадресовала в городской департамент строительства. 

Комментировать качество работы «Мосинжпроекта» строители отказываются. В неформальных разговорах они жалуются, что проектировщики большую часть работы перекладывают на строителей, а сами «рисуют» очень мало и неконкретно или «усаживают» будущие станции так, чтобы для их строительства требовалось на два года перекрывать оживленные проспекты. «Вы посмотрите, кто пришел в «Мосинжпроект» — те, кого в свое время выгоняли из строительно-монтажных управлений», — возмущается один из пенсионеров московского стройкомплекса. «Метрогипротранс», работающий у «Мосинжпроекта» на субподряде, по данным СПАРК, увеличил выручку с 2,4 млрд в посткризисном 2010-м до 4 млрд рублей в 2011 году — самый большой показатель за четыре года. На субподрядах работают Харьковский, Ташкентский, Минский проектные институты. 

По словам Хуснуллина, с 2012 года вступил в силу 223-ФЗ  и все договоры «Мосинжпроект» заключает по этому закону. Первый крупный тендер на строительство и проектирование части Кожуховской ветки метро до Некрасовки должен был пройти в декабре, но не состоялся. Договор «Мосинжпроект» заключил с новичком московского метростроения УСК «Мост».

Страницы123
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Могут ли российские футболисты покупать шампанское за €250 000, а премьер-министр ботинки за 50 000 рублей?
Проголосовало 10626 человек
Forbes 07/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.