Китайская ветка: кто готов строить метро в Новой Москве | Бизнес | Forbes.ru
$58.15
69.75
ММВБ2048.99
BRENT55.37
RTS1108.71
GOLD1310.71

Китайская ветка: кто готов строить метро в Новой Москве

читайте также
+2425 просмотров за суткиЮрий Мильнер вошел в список 100 величайших бизнес-умов современности по версии Forbes +708 просмотров за суткиЛичное или корпоративное. Действительно ли происходит рост инвестиционной активности? +1973 просмотров за суткиС деньгами на выход. Шведская Nordea Bank Group может покинуть российский рынок +4394 просмотров за суткиНе просто мессенджер: почему оценка сервиса Slack превысила $5 млрд +412 просмотров за суткиОбъем и температура. Emerging markets вновь раздуты облигациями и перегреты +1769 просмотров за суткиЦена шпионажа. Alphabet решил вложить в главного конкурента Uber $1 млрд +293 просмотров за суткиРусская Керри Брэдшоу и школа хорошего вкуса +668 просмотров за суткиФермерское хозяйство. Как устроена жизнь в окружении машин, добывающих биткоины +122 просмотров за суткиПять мифов private banking: чем рискуют крупные капиталы? +117 просмотров за суткиВосточный вектор. Индия и долина реки Меконг как альтернатива Китаю +59 просмотров за суткиTarget Global вложит €100 млн в финтех-стартапы из Германии и Израиля +167 просмотров за суткиВслед за Саидом Гуцериевым: Нацбанк Украины нашел нового покупателя на «дочку» Сбербанка +804 просмотров за суткиЗапрет на бензиновые и дизельные автомобили в Китае: что будет с ценами на нефть +688 просмотров за сутки«Разговор надо отложить»: Костин исключил приватизацию 10,9% ВТБ до снятия санкций +332 просмотров за суткиМа Хаутен разбогател за полдня почти на $1 млрд, но так и не смог обойти Джека Ма +287 просмотров за суткиПлата за успех: почему Уоррен Баффет выигрывает пари на $1 млн? +83 просмотров за суткиРецепты для России. Почему сбережения не трансформируются в инвестиции +36 просмотров за сутки«Роснефть» течет на Восток. Китайская CEFC выкупает 14,2% акций у консорциума QIA и Glencore за $9,1 млрд +101 просмотров за суткиБум ICO: что нужно знать, чтобы не ошибиться с инвестициями +44 просмотров за суткиПо примеру Сороса и Далио: как хедж-фонды помогают заработать в периоды неопределенности +47 просмотров за суткиАутсорсинг государства. Зачем Сбербанк решил заняться выдачей паспортов

Китайская ветка: кто готов строить метро в Новой Москве

Фото РИА Новости
Фонд CIF гонконгского предпринимателя Сэма Па делал бизнес в Анголе, Зимбабве и Гвинее и заработал противоречивую репутацию. Почему сейчас ему интересна Россия?

Летом 2013 года, инспектируя строительство самого крупного в Подмосковье торгового комплекса «Лотос Сити» в поселке Мамыри, мэр Москвы Сергей Собянин подробно расспрашивал менеджеров и чиновников про транспортную инфраструктуру. Узнав, что рядом с торговым объектом на 65 га будет станция метро и что инвестиции будут частными, мэр порадовался. «Лотос Сити» с тех пор сменил владельцев – теперь это актив Зараха Илиева и Года Нисанова, концепцию – вместо вещевого рынка он стал сельскохозяйственным, и название – работает объект под вывеской «Фуд сити». Станцию метро вместо частных российских инвесторов построят, скорее всего, китайские.

 

По данным журнала The Economist, Сэм Па учился в Баку, где познакомился со студентом Азербайджанского института нефти и газа, будущим президентом Анголы Жозе Эдуарду душ Сантушем и был поставщиком его партизанских отрядов во время гражданской войны в Анголе, которая длилась с 1975 по 2002 год. Именно с Анголы начинается экспансия фонда в африканских странах.

Впрочем, источник Forbes уверяет, что Сэм Па в Баку никогда не учился, по-русски ни слова не знает, а информация о его близком знакомстве с Сантушем и первыми лицами других государств  — сильное преувеличение.

Охота в Африке

В 2009 году то, как Queensway по-тихому обзавелась активами по всему миру, вызвало опасения американского Конгресса. Forbes ознакомился с отчетом комиссии Конгресса по этому поводу. Один из выводов: компания маскируется под частную, но на самом деле действует в интересах китайского правительства – получая доступ к африканским ресурсам, способствует расширению влияния Китая в мире. При этом китайские дипломаты в Анголе в переписке с дипломатами из США (стала известна благодаря Wikileaks) утверждают, что компания частная, «со слабым менеджментом, несмотря на сильные связи с властью в Анголе». Посол Китая в Зимбабве также отрицал причастность китайского государства к фонду и к Сэму Па. Открещивалось и Министерство иностранных дел Китая.

Доказательств того, что за CIF стоит правительство, нет, заявила Forbes Дебора Браутигэм, профессор университета Джона Хопкинса и ведущий специалист по изучению деятельности Китая в Африке. «Поначалу они играли роль посредника для связи официального Китая с ведущими лицами Анголы, поскольку в силу исторических причин китайское правительство не имело там хороших связей, — объясняет Браутигэм. — При этом вряд ли можно сказать, что они прикрывают официальный Китай на рынках с высоким риском, потому что своими действиями компания только увеличивает репутационные риски».

В мае 2014 года в ходе китайского визита Владимира Путина принадлежащая московскому правительству компания «Мосинжпроект», которая выполняет функции генподрядчика на строительстве новых станций Московского метрополитена, подписала меморандум о намерениях с корпорацией China Railway Construction Corporation (CRCC) и инвестфондом China International Fund (CIF). Партнеров правительство Москвы искало долго. «К нам в очереди никто не стоял, — рассказывает Эльдар Оруджев, заместитель гендиректора «Мосинжинвеста», дочерней структуры «Мосинжпроекта». — Это очень сложный проект с высокими требованиями по безопасности».

Город оценивает строительство ветки в $2 млрд. Один из вариантов финансирования — строить недвижимость возле новых станций. Китайские инвесторы смогут получить под застройку 2 млн кв. м, это могут быть и торговые центры, и офисы, и жилье.

Кто такой Сэм Па

CRCC, которой отводится роль подрядчика, создана в 2007 году на базе дорожно-строительного подразделения Народно-освободительной армии Китая, принадлежит государству. Это вторая по величине строительная компания в Китае и крупнейшая из тех, кто специализируется на транспортной инфраструктуре. С 2008 года акции котируются на Гонконгской бирже.

Предполагается, что привлечением финансирования будет заниматься CIF, которую глава московского стройкомплекса Марат Хуснуллин в комментариях Forbes, переданных через пресс-службу, называет «ведущей инвестиционной компанией в КНР».

Однако, по словам ответственного секретаря российско-китайской палаты Сергея Санакоева, фонд не входит в число лидеров рынка азиатских инвестиций. «Это странное сочетание CRCC и CIF, — говорит Санакоев.  — В Китае есть более серьезные и влиятельные институты развития например, Народный банк Китая, Банк государственного развития Китая, Экспортный-Импортный банк, которые занимаются инвестициями в разные страны мира».

CIF создан в 2003 году. Как декларируется на сайте — для реализации масштабных инфраструктурных проектов в развивающихся странах, позволяющих использовать богатый опыт китайских компаний. Такие как Ангола (единственный проект, подробно расписанный на официальном сайте), Зимбабве, Гвинея. По словам эксперта по азиатским инвестициям, пожелавшего сохранить анонимность, CIF участвует в проектах, где непосредственное участие официальных структур нежелательно «и инвестиционные процессы должны быть скрыты от внешнего внимания». В 2009 году фонд стал объектом расследования Конгресса США из-за поддержки Роберта Мугабе, президента Зимбабве, санкции против которого со стороны США и Евросоюза действуют с 2002 года.

Владельцем CIF считается группа частных гонконгских инвесторов, которых часто называют 88 Queensway Group — по адресу штаб-квартиры в Гонконге, где зарегистрированы три десятка связанных с фондом компаний (западная пресса относит к синдикату более 60 компаний, зарегистрированных в семи странах, в том числе в Гонконге, Сингапуре, на Бермудских, Каймановых и Британских Виргинских островах). 99% акций фонда принадлежит компании Dayuan International Development Limited, расположенной по тому же адресу, 1% — у бизнес-леди Ло Фунг Хунг, которая официально числится главой нескольких десятков компаний синдиката. The Economist в заметке 2011 года, расследующей деятельность фонда в Африке, упоминает, что Ло Фунг Хунг — дочь китайского генерала и жена крупного китайского инвестбанкира. Источник Forbes, подробно изучавший фонд CIF на предмет сотрудничества, говорит, что многие его собеседники в Китае считают предпринимательницу сотрудницей китайских спецслужб, а муж ее теперь уже бывший инвестбанкир.

Главным же человеком в синдикате считается Сюй Цзинхуа, более известный под именем Сэм Па. Он скрывает свою внешность, его имя не появляется в официальных документах. Предполагается, что он контролирует фонд через свою жену Веронику Фунг (она владеет 70% компании Newbright International, акционера CIF).

Единственный снимок с ним был опубликован на сайте зимбабвийского портала Nehanda Radio.

 

Тем не менее именно Ангола стала первой страной, где CIF развернул бурную деятельность. В 2004 году CIF и ангольская нефтяная компания Sanongol, принадлежащая государству, создают совместное предприятие в Гонконге — China Sanongol (70% принадлежит CIF, 30% — Sanongol). Компанию возглавил Мануэл Домингуш Висенте, второй по влиятельности после президента человек в Анголе. По данным The Economist, почти вся нефть из Анголы в адрес китайской государственной компании Sinopec проходит через China Sanongol. За доступ к нефтяным месторождениям (CIF получило больше пяти) фонд обещал вложить $3 млрд в инфраструктурные проекты: дешевое жилье, очистные сооружения, гидроэлектростанции, автомобильные и железные дороги.

Схему «ресурсы в обмен на инфраструктуру» фонд начал тиражировать в других африканских странах.

В 2009 году в Гвинее с помощью все того же Висенте китайцы получили 75% в совместном с правительством предприятии, имеющем доступ к месторождениям железной руды и бокситов. Гвинея должна была получить $7 млрд (это больше ВВП страны) на строительство жилья и транспортной инфраструктуры. Контракт был подписан через 12 дней после того, как гвинейские войска открыли огонь по демонстрации против хунты, в ходе чего были убиты 150 человек. По данным The Economist, через месяц после подписания контракта фонд перечислил хунте $100 млн.

Следующей страной стала Зимбабве, где, по данным интернет-издания Zimdiaspora, CIF оказал поддержку режиму Роберта Мугабе: фонд купил 100 пикапов Nissan его разведывательной службе Central Intelligence Organisation, профинансировал программу безвозмездной передачи семян и удобрений крестьянам, чтобы они правильно проголосовали на выборах, пообещал строительство инфраструктуры. Взамен фонд получил доступ к крупным алмазным месторождениям Маранге. Фонд проявлял интерес и к нефтяному месторождению в Мадагаскаре, где создана Madagascar Development Corporation, СП СIF и правительства, зарегистрированное в Сингапуре. 

Интереса к России Сэм Па ранее не проявлял. Фактов его знакомства с российскими предпринимателями Forbes обнаружить тоже не удалось. По информации Forbes, несколько сделок с недвижимостью было между CIF и одной из структур Льва Леваева. В частности, в 2008 году CIF купил у AFI USA часть легендарного здания в Нью-Йорке по адресу 23 Wall Street. «В настоящее время у CIF в лице Сэма Па и у структур Льва Леваева нет ни взаимных интересов, ни совместных проектов. Лев Леваев никогда не являлся и не является ни партнером, ни инвестором CIF», — сообщил Forbes источник в Africa Israel.

Израильский предприниматель Аркадий Гайдамак рассказал Forbes, что именно он впервые привозил в Россию представителей China Railway Corporation еще в 2004 году. «Я их и в Анголу в свое время привел. Это огромная государственная компания, там чисто китайские деньги». Фонд CIF он характеризует как «серьезную организацию, которая много работает в Африке». Что касается возможного участия в капитале фонда его оппонента Льва Леваева, Гайдамак уверен: «Леваева там точно нет и никогда не было».

 

При этом, по данным The Economist, CIF ни в одной из стран не реализовала ни один из обещанных инфраструктурных проектов.

Например, в Анголе CIF обязалась построить новый международный аэропорт, три железнодорожные ветки и социальное жилье. В 2007 году китайские государственные строительные компании, приглашенные в качестве субподрядчиков, остановили работу, потому что CIF перестала платить по счетам. 2000 ангольских рабочих были уволены. Вскоре правительство Анголы выпустило облигации на $3,5 млрд, работы подрядчиков оплатили из бюджета страны. Гвинея так и не дождалась 100 автобусов, зато главнокомандующий страны получил в подарок вертолет. 

«У CIF очень противоречивая история, — говорит и Дж.Мейли, эксперт Africa Center for Strategic Studies. — CIF много обещала, но мало сделала. Но несмотря на такую репутацию, она быстро расширяет свою деятельность по всей Африке, часто работая в странах, переживающих политические кризисы или даже военные конфликты. Было много сообщений, что группа 88 Queensway принимает участие в нелегальных сделках, включая торговлю оружием, контрабанду алмазов и подкуп должностных лиц».

Как CIF, имеющая столь противоречивую репутацию, оказалась в числе партнеров московского правительства? В самом фонде запрос Forbes оставили без ответа. По мнению Дж. Мейли, появление CIF в этом году в Москве вполне логично: «Руководство фонда не раз уже сотрудничало со странами, которые находятся в изоляции со стороны Запада. И санкции, наложенные на Россию, дают CIF возможность для выгодных сделок — позиция второй стороны ослаблена. Каким бы непрозрачным ни был фонд, он готов работать с Россией, в отличие от многих других международных инвесторов».

Дж. Мейли отмечает, что Па всегда движет личная выгода, а не политика.

По словам источника Forbes в девелоперской среде, Минфин не рекомендовал правительству города сотрудничать с фондом, репутация которого противоречива. Получить комментарии в министерстве по этому поводу не удалось.

После нескольких раундов переговоров «Мосинжпроект» подготовил техзадание и финансовое обоснование проекта. Китайская сторона сейчас занята расчетами. В Москве очень надеются, что уже в октябре контракт будет подписан. Конкурентов у китайского фонда, похоже, нет.

В подготовке материала принимала участие Елена Березанская

Более подробно о деятельности китайских инвесторов в России читайте в свежем номере журнала Forbes.