Залетели без конкурса: кто будет строить третью взлетную полосу в Шереметьево

фото Сергея Мелихова для Forbes
Как выяснил Forbes, многомиллиардный госконтракт получит «Трансстроймеханизация», ранее принадлежавшая Ротенбергам

Третью взлетно-посадочную полосу (ВПП) в аэропорту Шереметьево будет строить «Трансстроймеханизация» (входит в «Мостотрест»). Минтранс в ближайшее время внесет в правительство проект постановления о заключении контракта с компанией, сообщил Forbes федеральный чиновник. Определить без конкурса исполнителя госконтракта поручал в июне правительству президент Владимир Путин. Контракт должен быть подписан до конца года, знает собеседник Forbes.

Еще один источник подтвердил, что «Трансстроймеханизация» ведет переговоры с заказчиком строительства — Росавиацией. Представитель Росавиации от комментариев отказался. Представитель «Мостотреста» сообщил Forbes, что компания готова «выполнить эту работу, однако окончательное решение примет после анализа экономики проекта». «Конечно, они будут считать экономику проекта. Но с учетом высокой готовности правительственного постановления «Трансстроймеханизация», наверное, возьмется за этот проект. Больше некому, – объясняет один из собеседников Forbes. – Мало подрядчиков, компаний, которые не запятнали себя и осилили бы такой проект». У этой компании есть опыт работы на аэродроме в Шереметьево, указывает еще один собеседник Forbes.

Аэродром в Шереметьево принадлежит государству, поэтому строительные работы на нем ведутся за казенный счет. Деньги на строительство третьей ВПП — 35,5 млрд рублей до 2019 года включительно — предусмотрены федеральной целевой программой «Развитие транспортной системы России (2010-2020 годы)».

До 29 апреля 2015 года группу «Мостотрест» контролировала семья Ротенбергов, сейчас – инвесткомпания «ТФК-Финанс» (ее акциями владеют управляющие компании НПФ «Благосостояние»).

«Трансстроймеханизации» предстоит сделать то, что не получилось у предыдущего подрядчика проекта – «Корпорации "Трансстрой», которая в 2011 и в 2014 годах получила господряды на общую сумму 26,2 млрд рублей. В 2014 году Минтранс забил тревогу. «По состоянию на ноябрь 2014 года общее отставание от графика работ по объекту составляет 10 месяцев», — докладывал в декабре в правительство заместитель министра транспорта Валерий Окулов (копия письма есть у Forbes).

В письме в правительство Окулов указал три причины срыва "Трансстроем" сроков строительства: отсутствие у госзаказчика документов на земельные участки, проблемы с проектной документацией (в том числе отсутствие разрешения на перенос из зоны строительства двух магистральных газопроводов высокого давления), а также низкие темпы выполнения строительных работ со стороны подрядчиков из-за недостаточного количества техники и рабочих. На изменение проектной документации нужны дополнительные деньги, писал Окулов. В общей сложности, чтобы обеспечить своевременный ввод полосы в эксплуатацию, по его подсчетам, нужно было 3,4 млрд рублей. Эти деньги Окулов предлагал найти за счет иных мероприятий подпрограммы «Гражданская авиация» ФЦП «Развитие транспортной системы России (2010-2020 годы)».

Но выяснилось, что денег нужно еще больше. Из письма руководителя Дирекции московского транспортного узла Виктора Еремина заместителю министра транспорта Олегу Белозерову (сейчас президент РЖД) следует, что на выкуп земель, находящихся в зоне строительства полосы, в 2011-2014 годах государство уже потратило 4,4 млрд рублей и еще 1 млрд нужно потратить в 2015 году. Следовательно, из выделенных на срок до 2017 года включительно 25,2 млрд рублей остается только 19,8 млрд, которых не хватит на строительство, указывал Еремин. Он предлагал покрыть дефицит за счет 10,3 млрд рублей, предусмотренных на полосу в Шереметьево на 2018-2019 годы.

В декабре 2014 года стало известно, что Олег Дерипаска продает «Трансстрой» владельцу «Уралавтоприцепа» Егору Андрееву. «Коммерсантъ» со ссылкой на свои источники в «Базэле» сообщал, что Дерипаска разочаровался в генподрядном бизнесе из-за разногласий с Минтрансом, возникших во время строительства в Сочи олимпийских объектов (Минтранс, в свою очередь, тоже был разочарован и жаловался президенту Путину, что подрядчики «Базэла» сорвали реконструкцию олимпийского объекта — аэродрома в Краснодаре, следует из документов, с которыми ознакомился Forbes).

Смена собственника в структурах «Трансстроя» ситуацию в Шереметьево не спасла. К маю все работы на объекте были полностью остановлены, техника и люди на стройке отсутствовали, а отставание от графика работ уже превысило год. Дело дошло до Путина.

Проект включен в программу подготовки к проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году «и подлежит безусловному завершению к 2018 году», писал президенту 29 мая 2015 года Белозеров. Он докладывал, что Росавиация инициирует расторжение контрактов со структурами «Трансстроя», поскольку из-за риска срыва сроков пропускная способность Шереметьево сократится: в 2018 году истекает ресурс первой полосы и ее нужно будет закрыть. Впрочем, дополнительных денег на проект Белозеров у Путина не запросил.

К чемпионату мира по футболу в Шереметьево строятся также новый терминал и тоннель из южной зоны (терминалы D, E, F) в северную (терминалы В и С) — это проект группы TPS Avia Александра Пономаренко, Александра Скоробогатько и Аркадия Ротенберга. Благодаря инвестициям в эту стройку бизнесмены получат контрольный пакет Шереметьево.

О том, как три фигуранта списка Forbes начинали аэропортовый бизнес в Шереметьево, — в расследовании Александра Левинского и Ирины Мокроусовой в ближайшем номере журнала Forbes (№10), который поступит в продажу 24 сентября.

Новости партнеров